ГлавнаяКниги о политологииПолитология (Учебник для ВУЗов): В.А.Ачкасова и В.А.ГутороваПолитическая модернизация как переход от традиционных форм политической организации к современным

Политическая модернизация как переход от традиционных форм политической организации к современным

Возвращение к идеям эволюционизма, характерное для западных соци­ально-политических наук в послевоенные годы, нашло наиболее последова­тельное воплощение в теории модернизации. Методологической основой этой теории стали социологические концепции О. Конта, Г. Спенсера, К. Маркса, М. Вебера, Э. Дюркгейма, Ф. Тенниса и их подходы к проблемам общественно­го развития. В самом общем виде эти подходы сводятся к следующему: со­циальные изменения являются однолинейными и поэтому менее развитые страны должны пройти тот же путь, по которому идут более развитые; со­циальные изменения носят неизбежный и необратимый характер, происходят мирно и постепенно; социальные изменения осуществляются через последо­вательные стадии, как правило, ни одна из них не может быть пропущена; всегда существует возможность общественного прогресса и улучшения со­циальной жизни.

Вместе с тем теория модернизации появилась в новых исторических условиях и имела практическую направленность: она должна была дать ре­комендации для экономического, социального, культурного и политического становления новых государств в Азии, Африке и Латинской Америке. В от­личие от прежнего эволюционизма, исходившего из постулата спонтанного, детерминированного объективными причинами развития, сторонники теории-модернизации считали, что оно направляется и контролируется интеллекту­альной и политической элитой, которая стремится с помощью планомерных, целенаправленных действий вывести свою страну из состояния отсталости.

Под модернизацией понимается, по словам одного из ее видных тео­ретиков Ш. Айзенштадта, процесс, ведущий к созданию социальных, экономи­ческих и политических систем, сложившихся в Западной Европе и Северной Америке в период между Х VII и XIX веками и распространившихся затем на другие страны и континенты. Иными словами, модернизация - это переход от традиционного аграрного общества к современному, индустриальному, а в последние десятилетия и постиндустриальному обществу.

"Традиционное общество" и "современное общество" как базовые кате­гории теории модернизации основываются на веберовской типологии социа­льного действия. Для традиционного общества характерно господство тра­диционного типа социального действия, то есть такого действия, которое основано не на рациональном сознании и выборе, а на следовании однажды принятой привычной установке. Традиционное общество - это прежде всего аграрное общество. Подавляющая часть его населения проживает в сельской местности и занята примитивным сельскохозяйственным трудом и ремеслом, основанном на простом воспроизводстве. Традиционное общество отличает­ся закрытой социальной структурой, исключающей вертикальную и горизон­тальную социальную мобильность, и низким индивидуальным статусом боль­шинства его членов. Религиозное сознание господствует здесь во всех жизненных сферах, а политическая власть носит авторитарный характер. Традиционное общество слабовосприимчиво к инновациям, застойно по самой своей природе.

Современное общество основывается на преобладании целерационального социального действия. Технологической базой современного общества является промышленное производство, что обусловливает быстрое развитие науки и техники. Городское население в современном обществе преоблада­ет над сельским, социальная структура такого общества приобретает от­крытый характер, появляются возможности для горизонтальной и вертикаль­ной социальной мобильности. Ролевые функции в современном обществе диф­ференцированы, а основные сферы жизнедеятельности секуляризированы, т. е. освобождены от религиозного влияния. Власть и управление в совре­менном обществе рационализированы. В целом это общество обладает мощ­ным потенциалом саморазвития.

Переход от традиционного общества к современному включает целый ряд взаимосвязанных и взаимообусловленных процессов в экономической, социальной, культурной и политической сферах. Экономическая модерниза­ция означает развитие и применение технологии, основанной на научном знании, высокоэффективных источников энергии, углубление общественного и технического разделения труда. В процессе экономической модернизации появляются и расширяются вторичный (промышленность и торговля) и тре­тичный (сфера услуг) сектор народного хозяйства, сокращается доля пер­вичного (аграрного) сектора при его технологическом совершенствовании. Трудоемкие производства сменяются капиталоемкими, а затем наукоемкими. Экономическая жизнь общества освобождается от влияния политики и идео­логии, а экономический рост становится "самоподдерживающимся".

В отличие от марксизма, стоявшего на позициях экономического де­терминизма, теория модернизации исходит из принципа технологического детерминизма, связывающего структуру общества и его основные характе­ристики с технологическим способом производства. В соответствии с таким подходом выделяют несколько типов социально-экономической модернизации. Первый тип может быть назван доиндустриальной модернизацией. Она была связана с переходом от естественных производительных сил к общественным, т. е. таким, которые используются людьми только сообща, при помощи коо­перации и разделения Функций в процессе труда. Технологический способ производства, формирующийся в результате такого перехода, олицетворяет мануфактура.

Второй тип - раннеиндустриальная модернизация - технологически де­терминирован переходом от ремесленного и мануфактурного производства к фабрично-заводскому. Третий тип - позднеиндустриальная модернизация - характеризуется переходом от фабрично-заводского к поточно-конвейерному производству. Наконец, четвертый тип - постиндустриальная или постмодернизация - вызван к жизни современной технологической революцией и осу­ществляется в странах, где идет переход к этапу, который получил назва­ние "постиндустриальное общество".

В начале 60-х годов свою типологию этапов экономической модерниза­ции предложил американский экономист У. Ростоу, сформулировавший концеп­цию пяти стадий роста, через которые должны проходить все страны. Первая стадия - традиционное общество с преобладанием примитивной аграрной технологии. Вторая стадия - переходное общество, в котором складывают­ся предпосылки для подъема, формируется элита, готовая к осуществлению модернизации, появляются идеи, обосновывающие ее необходимость. Третья - стадия взлета, главным ее признаком является начало интенсивной ин­дустриализации, осуществляемой за счет перераспределения национального дохода в пользу накопления. Четвертая - стадия зрелости, когда формиру­ется диверсифицированная структура экономики, в которой представлены все базовые отрасли промышленности. Пятая стадия - общество массового потребления. На этой стадии усиливается роль сферы услуг и отраслей, выпускающих технически сложные потребительские товары длительного поль­зования, меняется структура потребления. Большинство населения получа­ет доступ к таким материальным благам, которые ранее считались предме­тами роскоши или вовсе не существовали. На этой стадии также резко воз­растает объем финансовых, материальных и иных ресурсов, направляемых на социальные нужды.

В социальной сфере модернизация означает изменение социально-клас­совой, демографической и территориальной структуры населения. В процес­се социальной модернизации происходит замена отношений иерархической подчиненности и вертикальной зависимости отношениями равноправного партнерства. Усиливается специализация профессиональной деятельности людей,, теперь успех в ней зависит не от происхождения, пола и возраста, а от личных качеств человека, его квалификации, уровня образования и усердия. Формируется социальный тип деятельной личности, важнейшей цен­ностной ориентацией становится индивидуализм.

Модернизация в культурной сфере предполагает секуляризацию образо­вания, наличие идейного и религиозного плюрализма и распространение массовой грамотности. Составной частью социокультурной модернизации является развитие средств массовой коммуникации и появление массовой культуры, а также приобщение все возрастающей части населения к куль­турному наследию прошлого.

Модернизационный процесс в политической сфере имеет несколько ас­пектов. Во-первых, в результате экономических и социокультурных изме­нений на основе ранее существовавших этнических групп формируются нации. Вследствие этого прежние территориальные государства уступают место на­циям-государствам. Полиэтнические государства распадаются или преобра­зуются на федеративных началах. Поэтому период модернизации отличается появлением и ростом национализма и национальных движений. Во-вторых, начинает перестраиваться государственная власть и управление. Возраста­ет роль и значение права, происходит разделение власти в соответствии с функциональным назначением на исполнительную, законодательную и су­дебную. Наряду с тенденцией к централизации политической власти дейст­вует тенденция развития и совершенствования местного самоуправления, деятельность государственного аппарата перестраивается на принципах рациональной бюрократии (по М. Веберу). В третьих, в процессе политиче­ской модернизации расширяется участие широких народных масс в политике и на этой основе меняется тип легитимности и механизм легитимации по­литической власти.

Модернизационные процессы делятся на два основных вида. Первый - органичная модернизация, осуществлявшаяся в странах Западной Европы и Северной Америке, т. е. там, где впервые сформировался феномен современ­ного общества. Переход к нему называется в данном случае органичным, потому что он имел характер естественно-исторического процесса. В стра­нах, которые встали на путь перехода к современному обществу позднее, модернизация имела уже вторичный и, следовательно, неорганичный, дого­няющий характер. Такая модель развития была присуща странам "третьего мира" и именно она стала главным объектом изучения теории модернизации.

В условиях второго вида модернизации особая роль принадлежит по­литической элите. Исследователи выделяют четыре основных типа модернизационных элит: традиционную, либеральную, авторитарную и леворадикальную. Каждая из них по-своему понимает цели и задачи модернизации, имеет различное представление о последовательности ее этапов, по-разному от­носится к демократии западного образца. Так, если для либеральных элит она представляет собой естественный ориентир политического развития, то для других типично сдержанное и даже откровенно негативное отношение к такой демократии.

В своем развитии теория модернизации прошла несколько этапов. В 60-е годы, на первом этапе многие западные ученые рассматривали модер­низацию как вестернизацию, простое механическое заимствование западного опыта и западных институтов, без достаточного учета фактора социокультурной самобытности отдельных стран. Позднее такая односторонность была преодолена. Но в конце 70-х годов исследования в области теории модер­низации вступили в полосу глубокого кризиса. Причинами кризиса стало, с одной стороны, разочарование в результатах и перспективах социально­го и экономического развития в странах "третьего мира", а, с другой сто­роны, смена парадигм в самом западном обществоведении: завоевавшие по­пулярность постмодернистские концепции поставили под сомнение прежние представления о развитии, прогрессе, современности. В меньшей степени кризис затронул концепции политической модернизации, многие положения которых подтверждались не только реалиями развивающихся стран, но и ис­торическим опытом государств Западной Европы и Северной Америки. В пос­ледние годы в связи с крахом коммунистических режимов эти концепции при­обрели еще большую актуальность.

В процессе изучения механизмов и закономерностей модернизации в западной политологии сформировалось два основных направления - либера­льное и консервативное. По мнению политологов либерального направления (Г. Алмонд, Р. Даль, Л. Пай и др.), успешное осуществление политической модернизации предполагает широкое вовлечение народа в деятельность ин­ститутов представительной демократии и создание условий для свободной конкуренции политических элит. Если такая конкуренция имеет приоритет перед политическим участием рядовых граждан, но уровень участия достаточно высок, складываются оптимальные условия для успеха демократических реформ.

Три других возможных сценария менее благоприятны. В первом случае на фоне возрастания роли конкуренции элит сохраняется низкая активность основной части населения. В такой ситуации возможно установление авто­ритарного режима, что, с точки зрения либеральной политологии, нежела­тельно, поскольку может способствовать торможению начатых преобразова­ний. Второй сценарий предусматривает доминирование политического участия населения над соревнованием свободных элит, что неизбежно ведет к нара­станию охлократических тенденций и также может спровоцировать ужесточе­ние политического режима и замедление модернизационного процесса. При третьем варианте развития событий одновременное падение уровня полити­ческого участия масс и понижение степени соревновательности элит может привести к общественному хаосу и дезинтеграции политической системы. В итоге - установление диктатуры становится неизбежным.

Теоретическая концепция, показывающая оптимальный путь политической модернизации развивающихся стран, была предложена американским полито­логом Робертом Далем. Эта концепция основывается на выдвинутой им же теории полиархии. В отличие от демократии, представляющей собой некий нормативный идеал, полиархия - реальная политическая система, которая одновременно обеспечивает политическое участие широких масс и свободную конкуренцию политических лидеров и элит. Р. Даль выделил условия созда­ния полиархии. Во-первых, это - определенный уровень социально-экономи­ческого развития при существовании субкультурного плюрализма. Во-вторых, это - сильная исполнительная власть, зависящая от демократических инс­титутов. В-третьих, это - интегративная партийная система и безопасность конкурирующих между собой политических групп. Р. Даль полагал, что поли­тическая модернизация должна осуществляться последовательно, без резких скачкообразных движений, чреватых установлением авторитарной диктатуры. Отрицательное отношение к авторитаризму - одно из существенных отличий либерального направления теории политической модернизации.

Консервативные политологи видят главную опасность для процессов модернизации в политической нестабильности. При таком подходе автори­тарный режим, если он обеспечивает экономический рост, не представля­ется им негативным явлением. Наиболее четко подобную позицию выразил в 70-е годы американский ученый Т. Цурутани. Он полагал, что в странах "третьего мира" приемлемы любые формы политического режима, включая авторитарные, олигархические и даже тоталитарные, лишь бы они обеспе­чивали порядок и развитие.

Политологи консервативного направления серьезную опасность периода модернизации видят в том, что рост политического участия может обогнать реальный уровень подготовленности масс к такому участию. Поэ­тому они считают необходимым обращать внимание прежде всего на созда­ние прочных политических институтов, гарантирующих стабильность общест­ва. Вместе с тем ученые консервативной ориентации вовсе не отрицают демократические ценности и придерживаются схожих с либералами взглядов на конечные цели процесса политической модернизации. Об этом свидете­льствует, например, теоретическая концепция наиболее видного представи­теля консервативного крыла американской политологии Самюэля Хантингтона. По его мнению, стимулом для начала модернизации традиционного об­щества может послужить некоторая совокупность внутренних и внешних факторов, побуждающих политическую элиту решиться начать реформы. Пре­образования могут затрагивать экономические и социальные институты, но не касаться традиционной политической системы. Следовательно, допуска­ется принципиальная возможность осуществления социально-экономической модернизации "сверху", в рамках старых политических институтов и под. руководством традиционной элиты. Однако для того, чтобы начавшийся процесс перехода от традиционного общества к современному завершился успешно, необходимо соблюдать целый ряд условий и прежде всего обес­печить равновесие между изменениями в различных сферах общества. Кроме этого, очень важна готовность правящей элиты на осуществление не толь­ко технико-экономической, но и политической модернизации, включающей как процесс приспособления традиционных институтов к изменившимся усло­виям, так и процесс создания новых, связанных с происходящими переменами.

Политическая модернизация, которую С. Хантингтон понимает как де­мократизацию политических институтов общества и его политического со­знания, обусловлена целым рядом факторов социального характера. Какими бы мотивами ни руководствовалась правящая элита начиная реформы, они неминуемо ведут к определенным и вполне детерминированным переменам. Любые шаги, направленные на индустриализацию, социально-экономический прогресс неизбежно способствуют развитию системы образования, заимст­вованию передовых технических и естественно-научных идей. Но если стра­на поворачивается лицом к внешнему миру, то вместе с научно-технической информацией она впитывает и новые политические и философские идеи, спо­собствующие возникновению сомнений в целесообразности и незыблемости существующего политического режима. А поскольку составной частью модернизационного процесса является эволюция социальной структуры общества, то эти идеи падают на вполне подготовленную почву.

Индустриализация и урбанизация влекут за собой формирование и быст­рый рост новых социальных групп. С. Хантингтон особо отмечает значение формирования среднего класса, состоящего из предпринимателей, управляю­щих, инженерно-технических специалистов, офицеров, гражданских служа­щих, юристов, учителей. Как видно, наиболее заметное место в структуре среднего класса занимает интеллигенция, которую политолог характеризу­ет как потенциально наиболее оппозиционную силу. Именно интеллигенция первой усваивает новые политические идеи и способствует их распростра­нению в обществе. В результате все большее количество людей и социаль­ных групп, ранее стоявших вне общественной жизни, меняют свои установ­ки. Они начинают осознавать, что политика напрямую касается их частных интересов, что от решений, принимаемых политической властью, зависит их личная судьба. Появляется все более осознанное стремление к участию в политической жизни, поиску механизмов и способов воздействия на при­нятие государственных решений.

Поскольку традиционные политические институты не обеспечивают воз­можностей политического участия просыпающейся к активной политической жизни части населения, на них распространяется общественное недовольст­во. Наступает критическая ситуация. Если не будут приняты меры, направ­ленные на политическую модернизацию и создание институтов, обеспечиваю­щих возможности политического участия стремящихся к этому социальных групп, она может привести к революционному кризису. Если правящая эли­та не решится на назревшие политические реформы, то возникнут и будут увеличиваться "ножницы" между растущим уровнем политической активности широких социальных слоев и отстающей от него реально достигнутой степе­нью политической модернизации общества. В такой ситуации революция яв­ляется наиболее быстрым и радикальным способом насильственной ликвида­ции подобных "ножниц". Разрушая старую политическую систему, она созда­ет новые политические институты, правовые и политические нормы, способ­ные гарантировать участие народных масс в политической жизни общества. Одновременно прежняя правящая элита, не сумевшая справиться со стоявши­ми перед ней задачами, заменяется новой элитой, более динамичной и от­крытой веяниям времени.

Наряду с отмеченным выше социальным механизмом политическая рево­люция в модернизирующемся обществе имеет и еще один.

В период перехода от традиционного общества к современному значи­тельная часть населения проживает еще в сельской местности. Города и городское население остаются небольшими островками в огромном крестьян­ском море. До тех пор, пока процесс модернизации не завершен, крестьян­ство испытывает на себе огромные издержки этого процесса. Объективно оно остается социальным классом традиционного общества и. при переходе к современному исчезает "как класс" в своем прежнем виде. Преобладающая часть сельских жителей должна быть вытеснена из деревни в город. Этот процесс вытеснения проявляется в ухудшении общих условий ведения крес­тьянского хозяйства и снижении уровня благосостояния значительной части мелких сельхозпроизводителей, а в конечном счете, в их полном разорении. Положение обостряется неизбежным разрушением такого традиционного соци­ального института, как деревенская община.

Само по себе крестьянство преимущественно консервативно и привер­жено традициям. Оно слабо восприимчиво к абстрактным политическим ло­зунгам свободы, равенства и конституционных прав и может примкнуть к антиправительственным действиям только в том случае, если политическая власть не способна удовлетворить его социальные требования. Если это происходит, то городская революция получает мощную поддержку из сель­ской местности, что практически гарантирует ее успех, но и создает опа­сность для ее целей и результатов.

Революция носит как бы двойственный характер. С одной стороны, она есть следствие недостаточно быстрого и комплексного осуществления мо­дернизации, а, с другой стороны, в ней выражается протест против само­го процесса модернизации и его социальных последствий. Поэтому реальные политические результаты революции могут быть прямо противоположны тем лозунгам, под которыми она начинается. Если же речь идет о задачах со­циально-экономической модернизации, то революция, как и всякое социаль­но-политическое потрясение, способна хотя бы на время приостановить и затруднить их реализацию.


Пред. статья След. статья
революция 1905 и 1907 украина