Теория политической модернизации

Одним из процессов в современной политической жизни многих стран мира является модернизация. В своих идейных истоках теории модернизации восходят к идее прогресса, где история, общественно-политический процесс понимались как предопределенное объективными социально-экономическими факторами движение от так называемого традиционного общества к обществу переходному, а затем – к современному (модерному).

Американский социолог У. Мур отмечает, что модернизация есть «понятие тотальной трансформации досовременного общества к тому типу технологии и соответствующей ему структуры, которые характерны для развития экономически процветающих и политически относительно стабильных стран западного мира».

Выделим основные признаки модернизации в отдельных сферах общества:

Экономическими характеристиками модернизации выступают преобразование способа производства и укладов хозяйствования в современную равновесную рыночную систему открытого типа с господством в ней частного сектора, сосуществующего с другими секторами: государственным, кооперативным, смешанным капиталами, трудовой акционерной собственности и др.

В социальной сфере модернизация связана с формированием устойчивой равновесной социальной стратификации общества, становлением среднего класса, а также достижением массового потребления, высокого уровня и продолжительности жизни, наконец, появлением и развитием полнокровного гражданского общества и всех его основных социальных институтов. Социально-политическим следствием данного обстоятельства выступает становление и укрепление «государства благосостояния или благоденствия» или социального государства.

В сфере культуры и духовной жизни модернизация характеризуется распространением грамотности среди населения, секуляризацией образовательной системы, религиозно-конфессиональной толерантностью, распространением либеральных ценностей, плюрализмом гуманитарных течений в науке, художественном творчестве, искусстве, появлением автономной свободной личности.

В политической сфере модернизация характеризуется становлением и укреплением национальных суверенных государств, правовых структур государственности, реального разделения основных ветвей власти, политической демократии. Она связана с реальной активизацией политического участия населения, развития многопартийности, становлением и развитием открытых плюралистических политических систем.

Модернизация выступает в виде систематического процесса эпохальных и долгосрочных изменений, захватывающего вслед за индустриально развитыми странами также полупериферию современного мира.

В структуре модернизирующихся обществ существуют особые социальные институты, которые выполняют роль каналов социальной и политической модернизации. Человек традиционной культуры, оказавшись в сфере влияния этих институтов, включается в процесс интенсивной адаптации к условиям и требованиям современного общества. Такими каналами являются:

  • Система формального образования, которая, в отличие от традиционного образования, ориентирует индивида не на жизнь в локальном семейном, этническом или каком-то подобном коллективе, а на всеобщие для данного сообщества стандарты. Она воспитывает гражданина, способного взаимодействовать с институтами современного общества, вырабатывает новый комплекс политических ценностей.
  • Работа на индустриальных предприятиях современного типа.
  • Проживание в современном городе.

Главным агентом модернизации, по мнению А. С. Панарина, является правящий слой. В рамках теории модернизации не важно, какого он происхождения. Главный критерий эффективности правящего слоя – способность мобилизовать общественные ресурсы для накопления и индустриального рывка.

А. Турен доказывает, что новации, возникающие в процессе модернизации, являются альтернативой традиции и делом государства, делом правящей элиты. Происходит навязывание «запланированных потрясений» пассивному социуму. Прогресс понимается А. Туреном не как спонтанно действующая эволюция, а как социальная модернизация, в ходе которой происходит:

  • Вытеснение естественно складывающихся тенденций искусственно спровоцированными;
  • Вытеснение автономно формирующихся типов поведения манипулируемыми и контролируемыми извне;
  • Подмену местной – профессиональной, территориальной, культурной автономии программированным управлением из разного рода «центров».

Разрушение традиций, территориальной специфики и т. п. лежит в основе идеологии сопротивления модернизационным процессам. «Регионализм и автономизм выступают как лозунги антитехнократического сопротивления».

Проблемы политического развития стран в переходных условиях наиболее полно отражаются в теории политической модернизации.

Под политической модернизацией в настоящее время понимается возрастание способности политической системы адаптироваться к новым образцам социальных целей и создавать новые виды институтов, обеспечивающих развитие социальной системы. Этот процесс обусловлен как объективными (социально-экономическими и культурными), так и субъективными (способность политического руководства осуществить более или менее эффективное изменение политической системы) факторами.

Выделяют следующие цели политической модернизации: создание новых политических институтов для решения постоянно расширяющегося круга социальных и экономических проблем; изменение политических ориентаций элиты и лидеров на открытую борьбу; формирование рациональной бюрократии.

В рамках современной концепции модернизации выделяется следующие её исторические типы:

Первый тип - оригинальная модернизация - был характерен для США и стран Западной Европы, осуществивших переход к рациональному общественному устройству в результате длительного внутреннего развития.

Второй тип - вторичная модернизация - был характерен для стран, отставших в своем развитии и пытавшихся догнать передовые страны более ускоренным способом за счет использования опыта последних. Обычно к этой группе относили развивающиеся страны, освободившиеся от колониальной зависимости.

В условиях второго вида модернизации особая роль принадлежит политической элите. Исследователи выделяют четыре основных типа модернизационных элит: традиционную, либеральную, авторитарную и леворадикальную. Каждая из них по-своему понимает цели и задачи модернизации, имеет различное представление о последовательности ее этапов, по-разному относятся к демократии западного образца.

Г. Н. Купряшин в своей работе доказывает, что политическая модернизация сталкивается с двумя основными группами противоречий:

  • первая группа связана с конфронтацией универсальных стандартов и местных (традиционных) ценностей;
  • вторая группа связана с противоречивым взаимодействием между процессом дифференциации (специализацией ролей и функций в политической системе), императивами равенства (политическое участие, равенство в требованиях распределения ресурсов) и возможностями политической системы к интеграции (эффективность принимаемых политических и административных решений). Вторая группа противоречий получила название «синдрома модернизации».

Политическая модернизация осуществляется на протяжении длительного периода, в рамках которого общество характеризуется особым качественным состоянием, отличающимся нестабильностью и кризисами. В современных исследованиях выделяется пять основных кризисов: идентичности, легитимности, участия, проникновения, распределения, сопровождающих процесс политической модернизации.

Общей причиной этих кризисов является характерное для переходного состояния общества противоречие между новыми универсальными стандартами и старыми традиционными ценностями, сосуществование новых демократических политических институтов с прежними, рост неудовлетворенности населения.

Кризис идентичности связан с проблемой политической и национальной идентификации социального субъекта (индивида, группы, социального слоя). В условиях политической идентификации выделяются три основных типа кризиса идентичности.

Первый тип характеризуется требованиями национального или территориального самоопределения, что мы сейчас часто наблюдаем в современной России.

Второй тип характеризуется социальной дифференциацией общества, когда резкие социально-классовые различия препятствуют национальному объединению. Модернизация социально-экономической системы общества приводит к качественному изменению социального статуса различных групп населения. Многие прежние группы разрушаются, резко растет численность маргинальных слоев общества. Это приводит к тому, что люди, утрачивая свой прежний социальный статус, не знают к какому социальному слою они принадлежат, не осознают своих интересов, не имеют четких представлений о новых правилах политической игры. Подобная ситуация наблюдается в настоящее время и в нашей стране.

Третий тип характеризуется конфликтом между этнической и субнациональной принадлежностью.

Кризис легитимности в своей основе, по мнению С. Липсета, имеет два условия:

  • 1) в процессе преобразования социальной структуры не все основные группы получают доступ к сфере принятия политических решений или, во всяком случае, лишь после того, как они выдвинут свои политические требования;
  • 2) статус основных традиционных институтов подвергается угрозе в процессе структурных изменений.

Кризис участия связан, с одной стороны, с ростом групп интересов, а с другой – с неспособностью политической системы переходного периода интегрировать и удовлетворить их основные требования. В таких случаях политический протест населения может вылиться в различного рода радикальные насильственные действия. Предотвращение и разрешение кризиса участия возможно: всеобщим подавлением политической оппозиции путем насилия; совершенствованием политических институтов и учета ими требований различных групп населения; не только формальным признанием оппозиции, но и сотрудничеством с ней в процессе принятия важных политических решений.

Кризис распределения возникает при неспособности правительства обеспечить приемлемый для граждан уровень потребления вследствие экономических трудностей, чрезмерно непропорционального распределения доходов, поляризации богатства и бедности.

Кризис проникновения проявляется в неспособности правительства реализовывать принятые решения.

В период социальных трансформаций перечисленные кризисы имеют тенденцию к их комплексному проявлению, что вызывает эффект аккумуляции. Данный эффект резко усиливает дезорганизацию власти, ведет к парализации государственного управления и обострению конфликтов. Все это может привести к политической дестабилизации и смене режима правления.

Исторический опыт модернизации в большинстве современных обществ показал, что итоги этого процесса в различных странах существенно отличаются друг от друга. Современный этап развития политических систем связан с проявлением в жизни не-Западных обществ все более явных признаков отторжения чуждых ценностей, образа жизни, стандартов потребления и поведения.

Кроме этого появилось множество подтверждений тому, что демократизацию нельзя рассматривать как необходимое условие экономического роста. На первый план выступает проблема политической стабильности, без решения которой трудно рассчитывать на социально-экономический прогресс. Национальная политика в модернизирующихся не-Западных обществах сосредоточена главным образом в крупных городах, в которых (и прежде всего в столице) формируются своеобразные элитарные сообщества.

Между городскими и сельскими сообществами существует большой разрыв в уровне жизни, что вызывает широкомасштабную миграцию сельских жителей в города, превышающую возможность их трудоустройства. В городах формируются большие социальные группы, ориентирующиеся на политическую культуру протеста. Процесс коммерциализации и индустриализации не способствует социальной интеграции или появлению политически значимого среднего класса. Измененная процессом модернизации социальная структура, тем не менее, не обеспечивает социальную и политическую интеграцию в обществе. Все эти следствия процесса модернизации связаны со следующими условиями:

  • разные страны, сталкиваясь с вызовами модернизации, располагают неодинаковыми объемами ресурсов, доступных для модернизации и институционального строительства;
  • разнообразный фон исторических традиций;
  • многообразие стартовых условий, связанных с социально-экономической структурой;
  • разнообразны формы воздействия сил современности на то или иное традиционное общество, поливариантна структура ситуации перемен, в которой они захвачены;
  • существование организационных и культурных различий между национальными элитами, что определяет неодинаковое восприятие ими возможностей выбора в данной исторической ситуации, и различия в способности усвоить содержание, социокультурный смысл ситуации выбора.

В сфере стратификации особой значение имеют следующие структурные элементы: атрибуты, утверждающие основу общественной оценки различных социальных групп и их иерархии; степень автономности отдельных социальных групп в структуре общественного взаимодействия от того, насколько доступными для них оказываются центры распределения политической власти и иных форм влияния в обществе; степень общественного взаимодействия относительно близких социальных групп.

Многие политологи отождествляют процесс модернизации с демократической модернизацией или с процессом демократизации политической системы данного общества. Это объясняется тем, что понятие Современности (Модерна) стало восприниматься людьми как особое качество социальной жизни, когда человек обретает определенную свободу, становится творческой личностью. Основным гарантом этой свободы и творчества, по мнению исследователей, является демократический тип организации политических властных отношений.

Современные российские политологи, обобщая зарубежный опыт, рисуют следующую логику транзитологических моделей (модели демократизации, модели перехода от авторитаризма к демократии). О. Г. Харитонова утверждает, что подавляющее число теоретиков «перехода к демократии» явно или неявно ориентируются на одну из следующих концептуальных схем:

  • «соревновательный элитизм» в шумпетеровском варианте, при котором единственным критерием демократии, по сути, оказывается замещение правительственных должностей через свободные и справедливые выборы;
  • плюралистическая модель «полиархии» по Р. Далю, в рамках которой главными измерениями политического режима являются «состязательность» и «участие», а основными индикаторами демократии – набор гражданских прав и свобод.

Д. Растоу, являясь основателем теории транзитологии, считал, что предварительным условием демократии и отправной точкой служит национальное единство, т. е. осознание гражданами общей идентичности или, по меньшей мере, отсутствие у них сомнений в вопросе, к какому политическому сообществу они принадлежат. «Предварительное условие перехода к демократии полнее реализуется тогда, когда национальное единство признается на бессознательном уровне». Сам переход смоделирован трехфазно:

  • 1. «Подготовительная фаза» - характеризуется серьезным конфликтом среди политиков.
  • 2. На «фазе принятия решения» осуществляется выбор альтернатив, заключение пакта, на основе прагматических компромиссов, которые включают выработку и сознательное принятие демократических правил;
  • 3. На «фазе привыкания» политические процедуры, институты и т. п. постепенно закрепляются и утверждаются в обществе в качестве демократических.

Г. О' Доннел и Ф. Гимител различают три стадии перехода к демократии:

1. Либерализация - это контролируемое открытие политического пространства, в результате которого возникает «опекунская демократия», т. е. режим с конкурентными, формально демократическими институтами, находящимися под опекой аппарата.

2. Демократизация - это период институциализации неопределенности, когда власть группы людей заменяется властью набора политических норм и правил. Подобная трансформация осуществляется только при выполнении двух условий: а) демократизация прежнего авторитарного режима; б) сознательного выбора новыми политическими силами демократических институтов и процедур, в рамках которых им предстоит в дальнейшем соревноваться.

3. Ресоциализация граждан, т. е. усвоение ими новых норм и ценностей, постепенное врастание в новую систему отношений в ходе демократического политического процесса, а также в результате организации специального ресоциализирующего обучения.

А. Пшеворский вычленяет два этапа переходного периода:

  1. Либерализация - ей свойственна нестабильность, она может осуществляться в двух направлениях: раскол руководства (сверху) или сила массовых движений (снизу). Либерализация способна привести как к продолжению перемен, так и спровоцировать репрессии, а тем самым возвратное усиление крепкого авторитарного режима.
  2. Демократизация, при условии продолжения перемен, проходит 2 стадии: «высвобождение из-под авторитарного режима» и «конструирование демократического правления».

С. Хантингтон выделил три варианта демократизации:

1. «Трансформация» - главную роль в ней играет правительство, которое должно быть сильнее оппозиции. Этот процесс состоит их пяти фаз, четыре из которых проходят еще при авторитарном режиме:

  • а) появление реформаторов;
  • б) приход к власти;
  • в) либерализация;
  • г) «обратная легитимность»- замена реформаторов консерваторами;
  • д) собственно демократизация, обязывающая к переговорам с оппозицией.

2. «Замена» - в этом случае правительство состоит из консерваторов и/или представляет собой личную диктатуру вождя. Процесс проходит три стадии:

  • а) борьба оппозиции;
  • б) распад режима;
  • в) борьба после распада;

Существенными отличиями этой модели являются, во-первых, полный разрыв с прошлым (т. е. отсутствие обратной легитимности); во-вторых, окончательный уход прежних правителей с авансцены политической жизни.

3. «Трансрасстановка» является результатом совместных усилий правительства и оппозиции. Правительство согласно изменить режим, но не в состоянии начать перемены, поэтому значительную роль играют переговоры между двумя силами. Для этого процесса характерно большое количество забастовок, протестов, демонстраций, с одной стороны, и репрессии, насилие, военное положение - с другой. Он предполагает приблизительный баланс сил между правительством и оппозицией, когда риск переговоров и компромиссов меньше риска конфронтации, что и ведет к компромиссному решению о смене режима.

В. Банс, рассматривая процедуру перехода от государственного социализма к либеральной демократии, утверждает, что транзит осуществляется через переходный период, или «хаос», которому свойственна неопределенность, как результатов, так и процедур. В этот период система становится более консервативной, чем прежде, а результаты еще более неопределенными, к тому же исход самого процесса реформ является непредсказуемым.

Выработка четких процедур приносится в жертву стремлению быстро получить ощутимые результаты. Переходный период отличается двойной неопределенностью, а, следовательно, большой нестабильностью. Либеральная демократия в такой ситуации становится лишь одним из четырех вариантов будущего наряду с "замораживанием" режима в переходном состоянии, реставрацией социализма, или диктатурой с ее определенностью процедур и результатов.

По мнению Ф. Шмиттера, международными факторами транзитологии (влияние международной обстановки на внутреннюю демократизацию) являются:

  • 1. Контроль. Под контролем понимается установление демократии одной страной в другой стране посредством внешней политики, открыто применяющей санкции: позитивные или негативные;
  • 2. Контагиозное воздействие (диффузия). Диффузия представляет собой воздействие одного государства на другие посредством исключающих принуждение «нейтральных», иногда международных канонов;
  • 3. Связывание условиями («приручение»). Связывание условиями («приручение») – категория, означающая «сознательное использование принуждения путем установления особых условий распространения условий выгод со стороны международных институтов (ярчайшим примером такой практики является Международный валютный фонд, Международный банк реконструкции и развития, ЕС, НАТО и т. п.);
  • 4. Воздействие, основанное на согласии.

Соседство демократических стран со странами недемократическими, по мнению М. Дюверже, создает угрозу демократическим системам. Он писал, что «ослабление напряженности в обществе изобилия будет сопровождаться, вероятно, усилением международной напряженности между обществом изобилия и слаборазвитыми странами.

Борьба имущих и неимущих, привилегированных и угнетенных перейдет из плана национального в область международных отношений. Во многих странах через несколько лет не будет больше пролетариев, но рядом с этими странами еще долго будут существовать пролетарские нации, что может вызвать напряженность и кризисы, мало благоприятные для демократии».


Пред. статья След. статья
причини люблінської унії