Политический анализ и политическое прогнозирование

Под прогнозом в науке понимается вероятностное, научно обоснованное суждение о будущем. Именно вероятностный характер прогноза и его научная обоснованность отличает данный вид знания от других форм предвидения. Последнее включает в себя любые способы получения информации о будущем, в том числе, например, астрологический.

Прогнозирование развивается сегодня в рамках как отдельных сфер (прогнозирование погоды в метеорологии, динамики валютных курсов в экономике и т. д.), так и междисциплинарного направления. Второй вектор развития связан со значительной методологической и методической общностью подходов к разработке прогнозов в разных отраслях научного знания. В то же время прогнозирование в каждой отдельной области обладает существенной спецификой, определяемой особенностями объекта прогнозирования. В политической науке основными объектами прогнозирования являются политическая система и политический процесс, а также их отдельные компоненты и субъекты. Соответственно, политический прогноз — это вероятностное, научно обоснованное суждение о возможных состояниях политических систем, процессов и субъектов в будущем, о тенденциях их развития. Здесь мы отвечаем на вопрос: каким образом будет развиваться изучаемое политическое явление, процесс в течение определенного периода времени начиная с настоящего момента? В прогностике такой период называется периодом упреждения прогноза.

Однако это не единственно возможная цель политического прогнозирования. В общественных науках субъект познания может выполнять активную, преобразовательную функцию, влияя на изучаемые процессы. Еще один вопрос, на который способно дать ответ политическое прогнозирование, заключается в том, как достичь определенного положения вещей, желательного для заданного политического субъекта? Такой вид прогнозирования будет называться нормативным, поскольку предполагает постановку определенной цели — некоего идеального образа конечного результата. Впрочем, возможен путь и «от противного», когда формируется образ наиболее неблагоприятной для субъекта политики ситуации с целью обеспечить его готовность к действию в ситуации максимальных рисков. Так или иначе, нормативный прогноз будет определяться как вероятностное, научно обоснованное суждение о возможных путях и сроках достижения заданного состояния политических систем, процессов, субъектов.

Если исследователь не определяет какое-то желаемое будущее состояние, а рассматривает альтернативы развития объекта прогнозирования, исходя лишь из действующих факторов и тенденций, не оценивая их с точки зрения благоприятности (желательности) для некоторого субъекта политики, — такое прогнозирование будет называться поисковым. Итак, политический прогноз — это вероятностное, научно обоснованное суждение:

•о возможных состояниях политических систем, процессов и субъектов в будущем, о тенденциях их развития (поисковый прогноз);

• о возможных путях и сроках достижения заданного состояния политических систем, процессов, субъектов (нормативный прогноз).

Следует обратить внимание, что в обоих случаях из настоящего в будущее ведет не одна стрелка, а некий «сноп траекторий». В поисковом прогнозировании траектории расходятся, ведут к существенно разным состояниям возможного будущего, тогда как в нормативном — сходятся в одной целевой точке. Однако в любом случае речь идет о нескольких возможных путях, альтернативах развития объекта прогнозирования. Это очень важное свойство политической прогностики.

Взаимодействия по распределению и использованию власти носят чрезвычайно сложный характер. На них влияет множество факторов и субъектов, причем отнюдь не только собственно политического рода: выше мы уже отмечали влияние на политику экономической, социальной, культурной систем жизни общества. Не следует забывать и о том, что политический процесс творится человеческой деятельностью и «человеческое измерение», несмотря на всю трудность его концептуализации и операционализации, не может быть исключено из рассмотрения исследователем политики. Политическая деятельность индивидуальна, т. е. субъектна и субъективна, и нередко не может быть исчерпывающе объяснена рациональными причинами. Особую роль в политическом процессе играет психологический фактор: сам по себе феномен власти и властных отношений содержит в качестве сущностной составляющей межличностное взаимодействие.

Из всего вышесказанного для политического прогнозирования важнейшим является следующее: ни одна будущая стадия политического процесса — наступление тех или иных событий, ситуаций — не может быть предсказана с вероятностью, равной единице. Всегда имеется спектр альтернативных будущих состояний политического объекта, которые могут быть актуализированы с определенной степенью вероятности. Именно установление такого «веера» основных альтернатив и факторов, влияющих на вероятность их осуществления, составляет в самом общем виде задачу политической прогностики. Ее целью отнюдь не является точное предсказание наступления конкретных событий; более того, сама по себе постановка такого рода утопической цели свидетельствует о непонимании аналитиком фундаментальных характеристик политической реальности. Фактически спектр основных функций политического прогнозирования можно представить следующим образом:

Поисковое прогнозирование

Нормативное прогнозирование

Показать альтернативы политического развития, которые могут быть реализованы с той или иной вероятностью

Показать наиболее предпочтительные (или, наоборот, неблагоприятные) для заданного субъекта политики альтернативы развития

Выявить факторы, тенденции, возможные действия субъектов, влияющие на реализацию определенной альтернативы развития

Выявить факторы, тенденции, субъектов, на которые заданный субъект политики может оказывать влияние с целью реализации наиболее благоприятных альтернатив (или избежать наименее благоприятных исходов)

Еще одна важная особенность политического (и социального в целом) прогнозирования связана с так называемыми парадоксами самоосуществления и самоопровержения". В политике сам факт создания прогноза может стать новым фактором в процессе, который данный прогноз рассматривает, и в этом кардинальное отличие социально-политического прогноза от естественно-научного. Значительная часть политических прогнозов является «активными», т. е. способными воздействовать на поведение системы, в отличие от «пассивных» прогнозов, не обладающих такой способностью1. Если, например, центральный орган исполнительной власти государства официально обнародует прогноз, согласно которому политическая и экономическая ситуация в стране будет непрерывно и радикально ухудшаться, такой прогноз фактически, независимо от объективных показателей и тенденций, «обречен» на то, чтобы быть реализованным. Паника в политических и деловых кругах, которая станет несомненной реакцией на такого рода заявление официальных лиц, приведет в действие механизмы парадокса самоосуществления. В то же время предупреждение о возможных в будущем негативных последствиях того или иного политического процесса способно вызвать к жизни парадокс самоопровержения. Это может случиться, если, реагируя на прогноз, лица, принимающие решения, осуществят максимальную мобилизацию ресурсов для предотвращения предсказанных отрицательных последствий.

Таким образом, в прогнозно-политических исследованиях должны учитываться возможные эффекты обратной связи между продуцируемыми прогнозами и поведением объекта прогнозирования. В нормативном прогнозировании дополнительно необходимо обращать внимание на возможности использования таких эффектов для достижения определенных политических целей, т. е. политический прогноз может не только обслуживать процесс принятия решений, но и непосредственно выступать как фактор управления политическими процессами.

Например, не случайно Национальный разведывательный совет ^аИопа1 1п1еШ§епсе СоипсН) — организация при Центральном разведывательном управлении США — периодически публикует долгосрочные сценарные прогнозы развития политической ситуации в мире. Причем изначально эти данные являются секретными, на создание прогнозов тратятся многие миллионы долларов. Зачем в таком случае делать их достоянием гласности? Ответ легко найти в содержании самих прогнозов: все без исключения сценарии будущего развития мировой системы до 2025 г. предполагают сохранение лидирующей позиции США в политике и экономике. Таким образом, прогноз выполняет не только познавательную функцию — получение информации о возможных альтернативах развития, — но и управленческую — проектирование желаемого будущего и внедрение этого проекта в массовое сознание и сознание элит.

Отдельная тема, которую необходимо затронуть, — отношение между политическим анализом и политическим прогнозированием. Данный вопрос находится в центре оживленных научных споров, причем некоторые точки зрения являются полярными. Так, часть исследователей считают, что политическое прогнозирование — совершенно самостоятельная с точки зрения предмета, задач и функций область политической науки. Согласно противоположному мнению, оно не обладает самостоятельным методологическим статусом, является лишь этапом или функцией политического анализа. Такой взгляд особенно распространен среди авторов, склонных считать политический анализ сугубо прикладной дисциплиной. Например, К. В. Симонов в учебном пособии «Политический анализ» пишет: «Политический анализ, на наш взгляд, включает в себя три основополагающих компонента: анализ сложившейся политической ситуации, прогноз относительно ее развития и принятие компетентных политических решений» .

Право на существование точки зрения о «методологической несамостоятельности» политического прогнозирования связано с тем, что многие методы политического анализа действительно могут продуцировать знание прогнозного характера. Большинство статистических методов способно не только устанавливать связь между двумя переменными, но и предсказывать значение одной переменной на основании значений других переменных. Даже качественные (основанные на размышлении, а не на подсчете) методы анализа — такие, например, как ситуационный анализ, — содержат не только представление о текущей политической ситуации, но и — в имплицитном (скрытом) виде — суждения о ее дальнейшем развитии. Квалифицированный политический аналитик, рассматривая уже обозначившиеся тактики действий политических акторов, неизбежно будет задаваться вопросом о возможности проецирования подобных линий поведения в будущее.

В то же время существует ряд исследовательских методов, специфических именно для прогностики. К таковым, например, относится метод составления политических сценариев, который мы еще будем рассматривать подробно. Более того, в политическом прогнозировании есть целые методологические подходы, концентрирующие внимание на таких принципиальных вопросах, как «открытость» (непредопределенность) будущего, характер его альтернативности, соотношение предсказания, планирования и проектирования в политической жизни общества. Уместно говорить о существовании особой философии политического прогнозирования. Даже в тех случаях, когда для решения задач прогнозирования используются стандартные методы политического анализа, используются они, как правило, определенным, адаптированным для целей прогнозирования образом.

Политическое прогнозирование решает наиболее сложные задачи, что обусловлено очень высоким уровнем неопределенности, возникающей в условиях взаимодействия множества факторов, действий множества политических субъектов, преследующих конфликтующие цели (которые, в свою очередь, часто бывают скрытыми). Такой уровень сложности решаемых проблем нередко требует разработки комплексных прогнозных систем, объединяющих в единое целое отдельные, сравнительно простые методы анализа и прогноза. Соответственно, построение политических прогнозов требует специального методологического дизайна, отвечающего объекту и задачам конкретного исследования. Метафорически это можно представить следующим образом: чтобы построить прогностический «мост» из настоящего в будущее, в качестве строительного материала хороши методики политического анализа, но при этом архитектурное, дизайнерское решение по скреплению, сцеплению отдельных элементов в целостную конструкцию будет подчинено задачам именно прогнозного характера.

При постройке такого «моста» необходимо использовать не только методы политического анализа, но и накопленные теоретические знания о связях между явлениями политической жизни. Прогнозируя, к примеру, вероятность военного переворота в какой-нибудь стране «третьего мира», мы неизбежно примем во внимание имеющееся знание о факторах, в целом влияющих на дестабилизацию политической ситуации в данном классе государств. Иными словами, мы станем руководствоваться результатами теоретических политико-аналитических исследований по данной проблеме.

В то же время конечные цели прогностического исследования носят, как правило, прикладной характер. Это относится не только к нормативному прогнозированию, по определению ориентированному на того или иного политического актора и его интересы, но и — в значительной мере — к прогнозированию поисковому. Исследование альтернатив будущего развития политических событий практически всегда ориентировано или на то, чтобы повлиять на это развитие, или на то, чтобы подготовиться к благоприятным / неблагоприятным исходам, если возможности влияния ограничены. Сложно представить себе прогнозное исследование, выполняемое из чисто научного, академического интереса.

Что касается понимания политического прогнозирования как «этапа» политического анализа, то созданию политического прогноза предшествует анализ исходной ситуации, сложившейся накануне; прогноз невозможен без тщательного рассмотрения существующих тенденций, факторов, расстановки политических сил. Однако верно и то, что разработка прогноза способна скорректировать, уточнить, а иногда и принципиально изменить взгляд аналитика на характеристики исходной ситуации. Реальный процесс прогнозно-аналитического исследования итеративен, он предполагает возвращение к уже пройденным этапам на новом уровне знания. Неправильно представлять себе его как жесткую последовательность дискретных этапов или стадий: 1 — анализ ситуации; 2 — прогноз развития ситуации. Корректнее следующая схема: 1 — анализ ситуации; 2 — прогноз развития ситуации; 3 — уточнение анализа ситуации на основании сделанных прогнозов; 4 — уточнение прогнозов на основании углубленного анализа ситуации. Таким образом, политический анализ и политическое прогнозирование взаимно дополняют друг друга в решении задачи снижения неопределенности, причем анализ способен выполнять часть прогностических функций, а прогноз — часть аналитических.

Итак, являются ли анализ и прогнозирование частями единого целого или же это самостоятельные направления в политической науке? И первое, и второе (но скорее первое, чем второе). У политического анализа и прогнозирования не просто много общего: политическое прогнозирование можно рассматривать как интегральную деятельность, синтезирующую все три уровня политического анализа: теоретический, прикладной и методологический; оно решает прикладные проблемы, активно используя методологию политического анализа и его теоретические результаты. Любое добросовестное прогнозное исследование, нацеленное в качестве объекта на сложную систему, будет иметь и теоретико-методологический, и теоретико-прикладной аспект. В то же время политическое прогнозирование располагает собственными, отличными от аналитических, методологиями и методиками.


Пред. статья След. статья
історичний портрет данила романовича