Согласительные системы


Из всех политических систем согласительный тип полнее всех воплощает демократические идеалы, свободы и равенства. Граж­данские свободы гарантируют право собраний, демонстраций и организаций. Плюрализм, царящий в правительстве и обществе, обеспечивает уважение политических свобод лидерами. Публич­ные политики представляют различные интересы и считают ле­гитимным конфликт интересов. Конкуренция между партиями, выборность законодательных органов, независимость средств массовой информации и добровольность объединений делают правительственную политику подотчетной гражданам. Полити­ческое равенство является следствием широкого участия населе­ния в политическом процессе. Свободный доступ к информации позволяет каждому гражданину выражать собственные полити­ческие предпочтения и быть услышанным, т. е. участвовать в вы­работке политических решений. Граждане могут свободно обсуждать направление политики, критиковать мнения других и выносить решение, исходя из весомости того или иного аргу­мента.

Согласительная система полностью раскрывается в рыночных условиях. При либерально-демократическом устройстве обще­ства частные предприниматели могут самостоятельно принимать решения. Конфликт и консенсус взаимоуравновешиваются. От­дельные направления бизнеса конкурируют друг с другом и с профсоюзами. Конфликты, возникающие вследствие столкнове­ний интересов различных групп, регулируются с помощью со­блюдения законов. При социал-демократическом правлении по­литики подчеркивают необходимость компромиссов между клас­сами. Объединенные профсоюзы играют активную роль, ведя переговоры с централизованными корпорациями по поводу зара­ботной платы, цен и условий труда. Правительственные чинов­ники, управляющие частных фирм и профсоюзы проводят со­вместные мероприятия по регулированию рыночной экономики. Разветвленные системы социального обеспечения способствуют уменьшению неравенства в доходах1.

Ведущий принцип согласительной системы — согласование интересов. Такая система вследствие развития плюрализма нуж­дается в правилах и институтах, занимающихся улаживанием конфликтов. Участники политического процесса относятся к по­литике как своего рода игре. В числе основных «игроков» или «команд» — разнообразные правительственные учреждения, не­зависимые группы влияния и коалиционные политические пар­тии. Сотрудничество и конфликты представляют собой две воз­можные стратегии достижения поставленных целей. Для обеспе­чения победы своей политической линии, каждая из команд дол­жна вступать в сделки, образовывать коалиции и играть роль по­средника в конфликте мнений. Опираясь на общность мораль­ных обязательств, доверие и процедурный консенсус, «игроки» пытаются обеспечить позитивный результат, от которого в выиг­рыше оказались бы все. В этой многосторонней игре участники должны придерживаться определенных правил улаживания раз­ногласий, в особенности если одна из команд не получает тех благ, на которые рассчитывала. Особенно важны такие нормы поведения, как толерантность, готовность идти на компромисс, доброжелательность и корректность. Под корректностью пони­мается следование правовым процедурам и представлениям об общем благе, не затрагивающем частные интересы этнических, языковых, религиозных и экономических групп. Каждый инди­вид уважает других независимо от их классовой и религиозной принадлежности, родовых уз. Характер ролевых взаимоотноше­ний определяется не расплывчатым социальным статусом, а кон­кретными договорными обязательствами. Улаживанию межгруп­повых разногласий способствуют также такие политические инс­титуты, как независимые суды, представительные законодатель­ные учреждения, коалиционные партии и общеобразовательные школы. Эти институты формируют единые ценности, сознание необходимости сотрудничества, а также играют роль арбитров в политическом состязании, в процессе которого участники дого­вариваются о политических изменениях2.

В основе поведения правителей и граждан лежит обмен. Кон­куренция между фирмами напоминает конкуренцию между по­литическими партиями. Свобода потребителя выбирать товары соответствует свободе гражданина отдавать предпочтение из­бранному политику. Подобно тому как имеющий деньги покупа­тель требует, чтобы товары предлагались ему через систему ры­ночных учреждений, так и в политической сфере обладающие правом голоса граждане требуют, чтобы публичная политика преподносилась им через представительные правовые институ­ты. Договорное право ограничивает экономическое поведение. Аналогичным образом конституционные процедуры ограничи­вают деятельность правительственных чиновников. Прерогатива принятия важнейших политических решений принадлежит кол­легиальному руководству, как формальному (законодателям, го­сударственным служащим, судьям), так и предпринимательско­му (участникам переговоров и сделок)3.

Наиболее эффективно действует согласительная система в индустриализированных рыночных обществах, где группы с раз-, личными интересами объединяются на основе политического консенсуса. В частности, после второй мировой войны либераль­но-капиталистические и социал-демократические страны Запад­ной Европы, Северной Америки, Австралии, Новой Зеландии и Японии функционировали на согласительной основе. Среди ме­нее развитых стран «третьего мира» — в Коста-Рике с 1950 г. су­ществует самое демократическое правительство.4

Успешному функционированию согласительной системы способствуют определенные экономические условия. Во-пер­вых, эта система наиболее эффективна там, где существуют высо­кие темпы экономического роста и нет большого разрыва в дохо­дах. Экономический рост ведет к увеличению размеров экономи­ческого «пирога», благодаря чему определенная часть его доста­ется самым разным группам населения. Соперничающие коман­ды обеспечивают себе взаимовыгодное участие в политической игре, цель которой — достижение положительного результата. Равенство доходов уменьшает политическую поляризацию; об­щедоступность экономических ресурсов смягчает конфликт пра­вящих и управляемых, бедных и богатых, людей с низшим и вы­сшим социальным статусом. Соблюдение норм цивилизованного поведения становится массовым.

Во-вторых, участие в экономических и гражданских ассоциа­циях приобретает большее значение, чем принадлежность к род­ственным или религиозным группам. Расхождение в ценностных ориентациях оказываются не столь существенными по сравне­нию с конфликтами, связанными с экономическими интереса­ми. Вследствие большой рассредоточенности экономических ре­сурсов в каждой из этнических или религиозных групп есть люди разного достатка. В этом случае линии водораздела взаимопере-гекаются, но отнюдь не взаимоусиливаются. Люди имеют неко­торые обязательства в отношении различных объединений, но при этом демонстрируют полную лояльность единой нравствен­ной цели, воплощением которой является первичная группа. Вместо того чтобы содействовать поляризации неких высших ценностей, исключающей возможность компромисса, политиче­ская игра вращается вокруг мирных состязаний, нацеленных на получение материальных благ. Это различие между «священным» духовным устройством и «грубым» материальным миром говорит о том, что политики вынужденно применяют насильственные методы для достижения альтруистических целей. Они не возво­дят государство или собственную партию в ранг неких трансцен­дентных институтов. Политикой управляют договаривающиеся стороны, а отнюдь не фанатики; их цель — ограниченное консти­туционное правление.

В-третьих, согласительная система наиболее эффективно функционирует в условиях гибкой классовой структуры. Круп­ные землевладельцы, существующие за счет дешевой рабочей си­лы в сельском хозяйстве, не имеют особого экономического или политического веса. В сельских регионах доминирующее поло­жение занимают мелкие товарные фермерские хозяйства. Рабо­чий класс, объединенный в профсоюзы, образует политические объединения с этими фермерами или с городским средним клас­сом. Внутреннее равновесие могут нарушить лишь экстремаль­ные ситуации: война, военное вторжение или экономическая де­прессия. В этой гибкой классовой структуре поляризация между отдельными группами идет на убыль. Публичные политики полу­чают ресурсы и мирную обстановку, необходимые для согласова­ния интересов различных групп5.


Пред. статья След. статья
1 серпня 1914