ГлавнаяКниги о политологииОсновы политологии (Курс лекций): Зеркин Д.П.Типология и закономерности политических систем

Типология и закономерности политических систем

Характер, качественные признаки политических систем определяются типом общественных организмов. Каково в целом данное общество, такова и политическая система, поскольку она его часть. Типологию политических систем изучает сравнительная политология, являющаяся самостоятельным разделом теории политики.

В рамках темы настоящей лекции надлежит рассмотреть вопросы о критериях классификации политических систем и описать основные, чаще всего встречающиеся в литературе, типы систем. Эти вопросы имеют концептуальный характер. Прежде всего в смысле определения подхода к проблеме типологии. Известны формационный и цивилизованный подходы в анализе исторического процесса. Суть первого, обоснованного К. Марксом, заключается в расчленении мировой истории на качественно определенные этапы развития человеческого общества, которые именуются общественно-экономическими формациями. С позиции такого подхода вполне оправданно говорить о формационных, внутриформацион-ных и переходных типах политических систем. Они определяются характером способа производства материальных благ и социально-классовой структуры, присущих соответствующим типам обществ.

С позиции формационного подхода, как известно, различают рабовладельческий, феодальный, капиталистический, социалистический типы политических систем. Каждый из типов характеризуется политическим господством определенных классов, социальных групп и конкретно проявляется в различных формах организации государственного управления и власти. Последние детерминируются конкретной спецификой социальной структуры, соотношением классовых сил, а в конечном счете — условиями экономического развития.

Формационный подход, наряду с его положительными сторонами (возможностью выявления объективной закономерности развития), не лишен ограни-ченностей. Он не ориентирует на осмысление глобального политического процесса (возникновения, развития и смены политических систем) в контексте исторической преемственности и в связи со всей совокупностью материальных, социокультурных и духовных факторов. Ограниченность формационного подхода снимает цивилизационный подход. В рамках его требований политические системы рассматриваются и сопоставляются, во-первых, с учетом качественной специфики всех сторон данного типа общества на определенном историческом этапе; во-вторых, в ракурсе взаимоотношения политической системы и общества в целом; в третьих, под углом зрения положения человека в данной системе влас-теотношений. При этом не должна исключаться из анализа историческая объективная логика политического процесса, выявляемая формационным подходом.

Не ошибусь, если скажу, что в литературе по проблемам сравнительной политологии пока не просматривается синтез формационного и цивилизационных подходов. Наблюдаются лишь некоторые пунктирные моменты. При всей пестроте взглядов по проблемам типологии политических систем выявляется, как отмечено Р.-Ж. Шварценбергом, солидарность многих авторов в плане: а) стремления увязывать политическую систему с глобальным обществом; б) признания корреляции между социально-экономическим уровнем разных стран и политическими структурами, существующими в них14. Более того, фиксируется зависимость возможностей демократии от уровня социально-политического развития, а также взаимосвязь с ним политической конфликтности (чем выше уровень развития, тем меньше конфликтность). Общественно-экономической отсталостью объясняется утверждение в известных странах авторитарных и тоталитарных систем. Тем не менее в качестве критериев типологии систем либо принимаются критерии традиционной классической классификации — зависимость устройства политической власти от числа участников политического процесса, либо — идеологии и ценности политической культуры.

П. Шаран, например, пишет: «Ключ к дифференциации политических систем следует искать в соответствующих им идеологиях и институтах, с помощью которых функционирует общество калсдого государства»1. С таких позиций П. Шаран, опираясь на труды Алмонда, описывает, по его словам, общепризнанные типы политических систем: англо-американский, тоталитарный и континентально-европейский.

В этой типологии намечены некоторые черты, связанные с общецивилизационным подходом. В частности, за основной критерий принимается состояние политической культуры.

В политических системах англо-американского типа определяющим фактором выступает «многоценностная политическая культура, опирающаяся на рациональный расчет, согласованность и экспериментирование». Системы характеризуются глубокой дифференциацией институтов и их функций, четко выраженной бюрократизацией, разделением власти и влияния, высокой степенью стабильности.

В системах тоталитарного типа политическая культура внешне гомогенна. Ее ценности признаются всеми, но не добровольно, а под принуждением. Здесь отсутствуют добровольные ассоциации; в обществе господствует чрезмерно централизованная власть. Построенные на принуждении власти госаппарат, партии, армии и службы госбезопасности нестабильны.

Системы континентально-европейского типа (имеются в виду Франция, Германия, Италия) характеризуются эклектичностью политической культуры, смешением элементов англо-американской культуры и старых культур. Этим системам присуща неравномерность развития.

Примем описанную типологию за один из вариантов современного сравнительного анализа политических систем. Однако вызывают неудовлетворенность предложенные П. Шараном критерии их различия. Ведь они производные от других, более глубинных факторов. В частности, социальной структуры, характера социальной дифференциации общества, что, конечно, обусловлено производственно-экономическим базисом.

Думается, что будет обоснованным рекомендовать иной вариант типологии: традиционные (доиндустриальные) политические системы, системы индустриальных и постиндустриальных обществ. За основу классификации берется комплексный критерий, включающий уровень производственно-технологического, социально-экономического, политического развития общества, включая политическую культуру.

Традиционные политические системы присущи обществам на доиндустриальной ступени исторического развития: примитивно традиционным, находящимся на этапе традиционной цивилизации, и переходным. По данным западных политологов, в 60-х гг. нынешнего века из 137 стран мира таковых насчитывалось 53.

Традиционные системы разнообразны: от монархий до военно-бюрократических режимов, появлявшихся за послевоенные годы на политической арене ряда слаборазвитых и развивающихся стран. Основа этих систем — высокая степень социального неравенства в обществе. Их характеризует низкий уровень дифференциации политических институтов и ценностей (скажем, ценности и нормы религиозные одновременно используются как политические). Существенный признак таких систем — нераздельность власти: она сосредоточена в руках одного субъекта, будь то диктатура или олигархии, хунты. Характерная их черта — отстраненность большинства населения от управления государством.

Политическая система индустриальных обществ. Сюда могут быть отнесены (конечно, с учетом качественных различий) системы стран капиталистической и социалистической ориентации. Общие черты систем данного типа: большее или меньшее расчленение государства и гражданского общества как социальной основы политической системы; четко выраженный классовый характер политических структур и институтов и господство соответствующих идеологических ценностей; утверждающиеся демократии различных видов; возрастающий уровень институализации; рационально-бюрократический характер государственного управления. Политические системы данного типа охватывают широкое многообразие форм организации государственной власти и управления и все известные политической истории нового и новейшего времени виды режимов. Это в равной мере относится как к странам капиталистическим, так и социалистической направленности.

Политические системы постиндустриальных обществ — еще только становящиеся ныне в наиболее развитых странах образования, вырастающие на основе синтеза (если угодно, конвергенции) европейских неолиберальных и социалистических ценностей. Социальная база этих систем — общество массового изобилия, многомерная социальная структура не с двуполюсным классовым антагонизмом, а с множеством «взаимопересекающихся разделительных граней», посредническая роль государства по отношению к сферам гражданского общества и взаимодействия личности и общества; демократия — подчиненное благо (И. Шапиро), структурирующая деятельность людей и являющаяся условием свободного самостоятельного выбора ими своих базовых ценностей; отношения господства ограничиваются отношениями взаимовлияния и сотрудничества субъектов и объектов власти. Политическая система постиндустриального общества — это система информационного социума и формирующейся единой мировой цивилизации.

Итак, критерии типологии политических систем включают, по крайней мере, три группы существенных признаков: а) социальная база системы; б) характер политических институтов и ценностей, их дифференциация и легитимность; в) уровень рациональности ценностей и норм и в целом политических отношений; г) положение индивидов в системе, уровень их свободы политического участия.

Описанные типологии политических систем на основе отмеченных критериев, в отличие от жестких формационных классификаций, органически включают историческую преемственность в мировом — политическом процессе. А это, в свою очередь, позволяет уловить присущие системам объективные закономерности. Одни из них формируются по линии взаимодействия государства и других политических явлений с обществом. Изучение их связано с проблемой гражданского общества, о чем следующая лекция. Другие характеризуют механизм становления, функционирования и развития политических институтов и в целом форм организации и механизмов влаетеотношений. Здесь на первом плане закономерность формирования и развития целостности политической системы.

Движение системы в направлении целостности состоит в том, чтобы подчинить себе все элементы политической жизни общества или создать из него еще недостающие органы16.

Понятие целостности обозначает: а) достигнутую полноту развития и саморазвития системы; б) внутреннее единство элементов системы и вместе с тем необходимую их дифференциацию, воспроизводящиеся на присущей системе общей нормативно-ценностной основе; в) единую объективную направленность в развитии системы и вытекающую отсюда общую ориентацию в деятельности субъектов — носителей политических отношений; г) достижение устойчивости, стабильности системы, способность воспроизводить свои предпосылки как характеристики целостности. Целостность, по Гегелю, есть тотальность, конкретное тождество, достигшее завершения путем саморазвития на основе внутренней цели.

Функционирование и развитие внутренних взаимодействий элементов (институтов, ценностей, норм) политической системы обусловлено целью, объективно заданной ей, и соответствующим содержанием ценностей. Речь идет о стремлении власть имущих социальных групп обеспечить главенство своих интересов во взаимодействии с интересами других групп, придать своим интересам всеобщий, обязательный для всех, характер. Цель определяет соответствующие средства: те или иные формы организации власти и государственного устройства, определенный политический режим, обусловленные им направления и методы политической деятельности.

Единство цели и ценностей, выражающее господствующий общий интерес, с необходимостью требует непротиворечивости элементов системы. Но объективно лишь тех, которые обслуживают господствующие политические цели. Ибо в любой политической системе функционируют и такие элементы (институты, политические нормы, виды сознания), которые порождены оппозиционными силами и служат их интересам. Непротиворечивость элементов политической системы — это принцип ее функционирования. Суть его сводится к одному: система только тогда стабильно функционирует, если одни ее институты не блокируют действие других и наоборот. Политическая практика наших дней показывает, насколько важен указанный принцип для обеспечения нормальной жизни страны. Нарушение его — в виде так называемой «войны законов», «суверенитетов», конституций, правового нигилизма, выливается в общий кризис власти и разрушение политических структур.

Полнота системы, непротиворечивость элементов — предпосылка для последовательной реализации властных и управленческих функций. Это также закономерность системы. Последовательность реализации функций — практическое воплощение целостности, полноты системы. Известно, что нереализованность заложенных в советском строе многих важнейших функций объяснялась неполнотой системы (с точки зрения провозглашенной революцией цели), внутренней противоречивостью создаваемых институтов. Особенно тяжелые негативные последствия повлекло за собой создание противоестественных для любого демократического сообщества неподконтрольных ему репрессивных аппаратов. Не соответствовал объективным свойствам политической системы монополизм правящей политической партии.

Становление целостности, полноты системы — длительный во времени процесс. Столетиями продолжалось утверждение целостности политической системы капитализма как формально демократической. Десятилетиями — становление политической системы социалистического типа. И до завершения этого процесса еще далеко, о чем свидетельствует драматический опыт политического развития бывшего СССР, других стран, сделавших социалистический выбор.

Пока не реализованы принципы социализма и в развитых европейских странах, где у власти многие годы стоят (или стояли) социал-демократические партии.


Пред. статья След. статья
політика більшовиків в україні 1917