Терроризм и глобализация

Похожие материалы

До недавнего времени террористическая деятельность в основном ограничивалась рамками национальных государств, поскольку обосновавшиеся в различных районах мира группы террористов не имели ни общей идеологии, ни единых организационных принципов. Становление международного терроризма началось в 1960-е — 1980-е годы; в тот период оно происходило, главным образом, благодаря активности коммунистических организаций, пытавшихся революционным путем захватить власть в целом ряде стран «третьего мира», и леворадикальных молодежных групп развитых европейских стран, выступавших против «бездушного» капиталистического государства (например, «Фракции Красной армии» в Германии). Довольно скоро, однако, набирающие темп процессы глобализации и повсеместное утверждение рыночных отношений вытеснили носителей марксистской идеологии на периферию общественной жизни, в результате чего идейные основы терроризма заметно трансформировались. С ослаблением в стремительно унифицирующемся мире прочих факторов личностной идентификации на первый план стали выходить религиозные и этнические узы. [См. статьи Глобализация и Национализм.] Это не могло не отразиться на природе терроризма; наиболее молодая и динамичная из мировых религий, распространенная в самой консервативной в социальном и политическом смысле части планеты, снабдила современных террористов универсальным инструментарием, который позволяет, перефразируя известную максиму, «думать глобально, а действовать локально». Отождествление власти не только с силой, но и с постоянно демонстрируемым насилием, свойственное значительной части современного арабского мира, служит питательной средой для теории и практики террористической деятельности. В результате этих процессов оформился феномен, называемый «глобальным» (а также «новым») терроризмом (Sageman 2004).

Глобальному терроризму присущи следующие признаки (Lesser et al. 1999). Во-первых, он не признает государственных границ. Современные террористические организации представляют собой интернациональные по составу структуры, руководствующиеся одной и той же идеологией, исполь - 244 зующие идентичные методы, основывающиеся на схожих организационных принципах независимо от страны пребывания. Соответственно, и задачи, которые решает нынешнее террористическое подполье, также универсальны по своему географическому охвату. Во-вторых, «новый» терроризм опирается на достижения информационной революции, начиная с электронных банковских трансакций и кончая современными методами передачи данных. Парадокс, но террористическая деятельность, нацеленная на консервацию или реставрацию определенного типа социальных отношений, в своих функциональных аспектах является предельно современной. Информационная революция, в свою очередь, выводит на первый план сетевые формы организации, которые получают все более явное преимущество над традиционными, иерархически выстроенными структурами. В-третьих, глобальный терроризм стремится овладеть оружием массового уничтожения, что делает его главным фактором риска в рамках существующего мирового порядка. Иначе говоря, основная опасность для многих стран сегодня исходит не от соседей-соперников, но от небольших групп и организаций, негосударственных по самой своей природе. Данное обстоятельство решительным образом меняет всю конфигурацию мировой политики, ибо стимулирует создание таких межгосударственных объединений и альянсов, которые еще недавно казались невозможными. [См. статью Глобализация.]

На структурные аспекты «нового» терроризма стоит обратить особое внимание. Сетевая организация — это совокупность «узловых точек», разделяющих один и тот же набор принципов и интересов, но лишенных вертикальных управленческих механизмов. Связи между ее ячейками довольно слабы и эпизодичны, а принятие решений делегировано на уровень низовых структур. В частности, на Ближнем Востоке именно так устроены террористические организации нового поколения, среди которых «Аль-Каида» и «Хамас». Подобные структуры исключительно приспособлены для конспиративной работы и ведения так называемой «сетевой войны» (пе^аг), когда группы террористов мгновенно меняют тактику и дислокацию в зависимости от меняющихся обстоятельств и столь же быстро переходят от легальной работы к нелегальной, координируя свои действия через спутниковую связь, электронную почту и «всемирную паутину». Само их существование ставит под сомнение принципы бюрократической рациональности, лежащие в основе современных представлений о государственном суверенитете (Sageman 2008). Главная проблема заключается здесь в том, что для победы над сетевыми структурами требуются другие сетевые структуры, с трудом формируемые государственной иерархией. Именно это, прежде всего, делает нынешних террористов столь неуязвимыми.


Пред. статья След. статья
політика більшовиків в україні 1919