Переход к демократии

Демократия в современном мире распространялась и утверждалась неравномерно (Hague, Harrop 2001: 20—23). В целом исследователи выделяют три волны демократизации, каждая из которых имеет свою географию, генезис, характеристики развития. Так, Сэмюэль Хантингтон (р. 1928) в своей известной работе «Третья волна: демократизация в конце ХХвека» (1991) дает следующую периодизацию: первый подъем волны — 1828—1926 годы, первый спад — 1922—1942, второй подъем — 1943—1962, второй спад — 1958—1975 годы, начало третьего подъема — 1974 год (Хантингтон 2003). (В книге не учитывается опыт последнего десятилетия ХХ века.) Первая волна демократизации обусловила становление 29 демократий, в основном либеральных по духу, с партийными системами, широким избирательным правом, парламентаризмом. Попятное движение было связано с возникновением и распространением фашизма и возвращением ряда стран к авторитарным и даже тоталитарным методам управления.

Вторая волна демократизации возникает с окончанием Второй мировой войны; она была обусловлена победой над фашизмом и подъемом антиколониальных движений. К началу 1960-х годов более 35 государств были включены в демократическую «орбиту», однако и здесь наблюдались попятные процессы, которые в ряде случаев привели к оформлению авторитарных или военных режимов (например, в Греции, Португалии, Испании, Чили). Особенность второй волны состояла в том, что либеральные традиции в затронутых ею странах были слабее, а политические партии, напротив, пользовались большим авторитетом. Так, в Индии, Италии, Японии на протяжении десятилетий доминировала одна политическая партия.

Наконец, третья волна демократизации начинается с разрушения авторитарных режимов на юге Европы во второй половине 1970-х годов. Затем она охватывает Латинскую Америку, некоторые государства Азии (например, Турцию и Филиппины), после чего перекидывается на Восточную и Центральную Европу (Польша, Чехословакия, Венгрия, Болгария, республики бывшего СССР в этом регионе). Хантингтон выделяет пять условий, предопределивших демократический переход в 1970-е и 1980-е годы (Хантингтон 2003):


• Делегитимация авторитарных режимов из-за экономических или военных неудач;

• Беспрецедентный глобальный экономический рост 1960-х годов, когда резко возросли жизненные стандарты, повысился уровень образования, упрочился городской средний класс;

• Глубокий перелом в доктрине и деятельности католической церкви и переход национальных церквей к противодействию авторитаризму;

• Изменение соотношения действующих на международной арене сил - США, Советского Союза, Европейских сообществ;

• Воздействие стран, оказавшихся лидерами в третьей волне демократизации, на стимулирование демократизации в других странах («эффект снежного кома»).

Что касается успеха или провала демократического перехода в каждом конкретном случае, то в предопределении итога важную роль играют несколько факторов. Важнейшим предварительным условием выступает наличие национальной идентичности и государственного единства, то есть нации — суверенного территориального государства и гражданского общества. [См. статьи Национализм и Суверенитет.] Иными словами, люди должны осознавать свою совместную и объединяющую государственную идентичность. Дополнительными условиями перехода к демократии выступают экономические факторы — уровень индустриализации, степень урбанизации, показатели грамотности, развитие средств массовой информации. Понятно, что сами по себе они ни в коей мере не являются гарантией успеха; как известно, многие недемократические режимы также отличаются высоким уровнем развития экономики. Важен не столько экономический прогресс как таковой, сколько одно из его возможных последствий — формирование массового среднего класса как социальной базы поддержки демократии. Наконец, в качестве предпосылки перехода к демократии выступают и определенные культурные условия, прежде всего распространение в обществе ценностей и ориентиров, способных противостоять патриархальным или коллективистским установкам и базирующихся на идеях личной свободы, индивидуализма, рационализма.

В хронологии демократического транзита формально выделяются три стадии: либерализация, демократизация и консолидация (Мельвиль 2002: 253—255; O’Donnell et al 1986). На этапе либерализации происходит закрепление некоторых гражданских свобод без коренного преобразования режима, то есть сама политическая система еще остается недемократической, хотя ее контрольные механизмы работают все менее эффективно. Либерализация может проводиться как по инициативе верхов, так и под давлением низов. При этом конфликт в отношении выбора дальнейших путей развития общества постоянно обостряется, и с целью предотвращения его крайней эскалации главные элитные группировки, как правило, заключают формальное соглашение об основных правилах своего поведения - политический пакт.

С этого момента начинается вторая стадия — стадия демократизации, содержанием которой является создание новой системы политических институтов. Для их запуска необходимо присоединение к пакту новых элитных групп и поддержка его максимально широкими общественными кругами. Это, в свою очередь, обеспечивает возможность проведения первых, основополагающих, выборов, в ходе которых крайне важно поддерживать состязательность и представительность. Закрепить достижения демократизации можно только через неоднократное воспроизведение выборного процесса, по одним и тем же правилам и в конституционно установленные сроки.

Если это удается сделать, можно говорить о консолидации демократии.

От успеха третьей стадии транзита — консолидации — зависит, станет ли переход к демократии временным или устойчивым. На этой стадии переходному обществу предстоит решить несколько ключевых проблем. Согласно Хантингтону, можно выделить три типа таковых: а) проблемы перехода; б) контекстуальные проблемы; в) системные проблемы (Хантингтон). Проблемы перехода включают успешное становление новой избирательной системы, трансформацию законодательства, замену чиновников старого режима и так далее. Контекстуальные проблемы определяются самой природой переходящего к демократии общества и, следовательно, имеют резко выраженную специфику в каждой из стран. Среди них - бедность, инфляция, региональные конфликты. Наконец, системными проблемами выступают внутренние проблемы

самой демократии. Однако если стабильные демократические государства умеют их решать, то для новых демократий такие проблемы могут быть весьма сложными. Речь идет о неспособности обеспечивать компромиссные решения, доминировании крупных экономических интересов, неумении противостоять демагогии и популизму. Именно поэтому дорога к демократии зачастую оказывается не линейной, но извилистой, изобилующей отступлениями и попятными движениями (Тилли 2008).


Пред. статья След. статья
західноукраїнські землі у складі австрійської імперії в 19 ст