Критика постмодернизма


Одна из главных претензий к постмодернизму состоит в том, что он неуместен в силу незавершенности модернистского проекта (Хабермас 2005: 7—31). При этом, однако, неясно, что понимать под его окончательной реализацией. Постмодернистские мыслители настаивают на том, что модерн слишком глубоко интегрировал в себя дискурс тотальности с присущими ему издержками, прежде всего, в виде всевозможных вариантов физического и духовного насилия. По утверждению Лиотара, все попытки завершения проекта «модерн» есть лишь иллюзия, поддерживаемая ностальгией по единому и целому. А Деррида сравнивал стремление завершить столь масштабное начинание с обреченным на провал строительством очередной «вавилонской башни». В тех условиях, когда сам характер эпохи интенсивно стимулирует разнообразие и непохожесть, курс на однозначность смотрится довольно нелепо, полагают постмодернисты.

Действительно, постмодернистская культура пребывает в стадии становления и потому несет в себе многочисленные внутренние противоречия. Именно они, прежде всего, дают основания для критики. Как правило, наблюдатели выделяют здесь две группы взаимосвязанных проблем: а) усложнение личностного выбора в условиях провозглашаемой равноценности альтернатив и б) затрудненность выработки моральных ориентиров во все более фрагментарном мире. В данной связи Козловски отмечает, что иметь безграничный выбор столь же плохо, как не иметь его вовсе, ибо главное для человека - не число альтернатив, но возможность выбирать свободно. Между тем, абсолютная равноценность возможностей влечет за собой изгнание смысла из каждого варианта, а это делает любой выбор пустым, ничтожным (Козловски 1997). Более того, в условиях полной равнозначности споры об истинности неизбежно будут трансформироваться в споры о власти. Неслучайно критики обвиняют постмодернистов в приверженности к «социал-дарвинистской философии языка».

Кроме того, по мнению скептиков, постмодернизм пропагандирует социальную пассивность: ведь если ни один из вариантов заведомо не может быть наилучшим, то тогда согласие с наличным положением вещей оказывается самой логичной позицией. Так, неоднократно обращалось внимание на то, что постмодернисты не собираются заниматься решением имеющихся в мире проблем, а их философия полностью лишена критического духа, ранее присущего экзистенциализму или «критической теории». Иначе говоря, политической импликацией их взглядов предстает неоконсерватизм. [См. статью Консерватизм.] Наконец, в критике постмодернизма существует и более решительное направление, представители которого категорически отказывают ему в содержательности и глубине, считая взгляды своих оппонентов своего рода наваждением, интеллектуальной модой, которая, как и всякая мода, не сможет торжествовать долго.

Впрочем, несмотря на всю справедливость критики постмодернизма, ее радикальные варианты следует признать не слишком состоятельными. Причина в том, что значительная часть социального и культурного пространства в наше время по-прежнему остается под властью модернистских идей, причем такое положение естественно. По утверждению многих специалистов, постмодерн нельзя отождествлять с отрицанием модернизма, поскольку он включает в себя модерн, выступает тем общим полем, которое постмодернизм «не может покинуть, даже оспаривая заданные этим полем правила игры» (Барабанов 2001: 90). Это включение происходит на основе конкуренции модернистской идеологии с прочими парадигмами, что и обеспечивает присущий постмодернизму плюрализм.


Пред. статья След. статья
зунр