ГлавнаяКниги о политологииПолитология: Безвербный А. АОсновные методологические направления в политологии: история и современность

Основные методологические направления в политологии: история и современность


Инфраструктура современной политологии включает как минимум два аспекта: 1) методологическую функцию политологического знания и 2) проблемное описание.

Особого внимания заслуживает анализ методологических направлений в политологии.

Направления - это следование методу или совокупности философских, социологических методов мышления при анализе явлений политической реальности. Направление формирует определяющие ходы политологической мысли общего характера, способствует определенному заимствованию, абсорбции из разнородных теоретических школ единой, сквозной теоретической логики.

Естественно, нет абсолютно жестких политологических направлений, разделенных между собой, замкнутых только на себя. Тем не менее, подавляющая часть политологических направлений пронизана стержневой методологией позитивизма. В политологии продолжает доминировать позитивистско-бихевиористский метод, не случайно данную науку называют бихевиористской.

Обратимся к основным направлениям, теориям (школам) и их ведущим теоретикам.

Исторически первым направлением в политической науке стал социальный дарвинизм, в рамках которого получили развитие теория насилия (Л. Гумплович); теория элит (В. Парето, Г. Моска); теория олигархизации (М. Острогорский, Р. Михельс).

Положения социального дарвинизма глубоко проникли в политические исследования. Если в XVII веке над социальной мыслью господствовала фи-зика Ньютона с ее естественными законами, то на рубеже XIX и XX веков для объяснения общественных изменений нередко обращались к биологическим законам эволюции.

Людвиг Гумплович( 1838-1909), польско-австрийский социолог и правовед, характеризует взаимоотношения между социальными группами как постоянную и беспощадную борьбу, направленную на порабощение и господство. Происхождение государства Гумплович объясняет теорией насилия. Государство возникает с помощью акта насилия, в результате завоевания и порабощения сильными племенами более слабых. Отсюда наличие властвующих и подвластных, господ и рабов, низших и высших и т. д. Несмотря на недолговечность многих положений социального дарвинизма и теории завоевания, они сыграли большую роль в истории политической мысли на рубеже эпох, явились источником различных направлений новейшей западной политологии.

Следующим направлением стал бихевиоризм (об этом уже шла речь в первой части), сутью которого является изучение политики, политических отношений через призму поведения личности и групп на базе широкого применения эмпирических методов анализа. Здесь можно отметить теорию групп давления (А. Бентли) и Чикагскую школу ( Ч. Мерриам, Х. Госснел, Г. Лассуэл).

Идеи бихевиоризма впервые были введены в политическую науку Артуром Бентли (1870-1957) в книге «Процесс управления» (1908), где прозвучал призыв изучать поведение заинтересованных групп в политическом процессе.

В основе теории групп интересов находится деятельность людей, которая предопределена их интересами. Деятельность людей по достижению своих целей осуществляется не на личностном уровне, а через объединения, группы на основе общности их интересов. В своей книге А. Бентли пришел к выводу, что процесс управления, в том числе и политического, определяется интересами влиятельных групп, которые (интересы) часто не совпадают, что и выливается в стремление оказать давление при принятии или непринятии того или иного решения.

Группы интересов преобразуют расплывчатые взгляды и мнения в конкретные требования, которые и оказывают влияние на политический процесс.

В межвоенные годы эти идеи были широко развиты так называемой Чикагской школой политических наук. Чикагская школа занимала доминирующее положение в американской политологии и оказала зна-чительное влияние на развитие политических наук. Отличительной чертой этой школы явилось разнообразие междисциплинарных связей с другими чикагскими школами: социологии, философии, антропологии, экономики.

В качестве целого направления в политической науке можно выделить теорию политики М. Вебера. Макс Вебер (1864-1920) - немецкий социолог, внесший серьезный вклад в развитие методологии общественных наук.

Творческая деятельность Вебера многогранна: исследование вопросов экономической жизни, социологии культуры, религии, искусства, истории. В поле его зрения и проблемы функционирования политических и государственных институтов.

Политика как наука благодаря Веберу получает свое теоретико-методологическое осмысление. Подходы и модели исследования политических процессов и по сей день продолжают оставаться актуальными. Для Вебера «политика» означает стремление к участию во власти или к оказанию влияния на распределение власти, происходит ли это внутри государства или между группами людей. Власть пронизывает все сферы общественной жизни. Существует власть, основанная на экономической силе, и власть, базирующаяся на легитимном (законном) насилии. Второй тип власти Вебер называл «господством», что является центральным понятием веберовской социологии политических отношений.

С середины 50-х г. г. в политологии широко распространился и применялся системный анализ. Основы системного анализа и структурного функционализма были заложены Т. Парсонсом и продолжены в теории политических систем (Д. Истон, Г. Алмонд) и теории политических партий (М. Дюверже, Дж. Лапаломбара, Дж..Сартори, Л. Эпстайн, О. Кирхеймер.)

Анализ политической мысли XX века свидетельствует об отсутствии общепризнанных теоретико-методологических основ. В политической науке происходит постоянная смена господствующих парадигм.

Проблему власти как основную проблему политики начинают активно исследовать не только в рамках юридически-правовых и политологических направлений, предпринимаются попытки рассмотреть феномен политической власти с точки зрения антропологических, психоаналитических, культурологических, семиологических параметров, достаточно непривычных в традиционной политической науке. Это направление получило название структурализм, и представлено такими именами как М. Фуко, Ж. Лакан, Р. Барт.

Так, концепция власти Фуко оказывает большое влияние на современные социологические и политологические разработки. Структурализм как конкретно-научный метод исследования не без помощи Фуко был активно внедрен в политическую науку. (Имеются определенные основания отнести Фуко к ведущим теоретикам постструктурализма).

В своих произведениях «Археология знания» (1969), «Надзирать и наказывать. История тюрьмы»(1975), «Воля к знанию»(1976) и др. Фуко констатирует свой археологический, культурологический подход к анализу власти. 70-е годы в большей степени посвящены исследованиям «генеалогии» власти». Фуко под властью понимает множественность отношений силы, которые являются имманентными области, где они осуществляются. Власть находится не вне государственных институтов, экономических или юридически-правовых систем, а внутри. По мнению Фуко, власть нельзя осмысливать в терминах «собственности», «договорных и правовых отношений», поскольку она не может быть «присвоена» и «быть во владении» какого-либо государственного института. Между субъектами власти не существует сбалансированных отношений. Отношения, позиции по поводу власти постоянно множатся, дублируются, наслаиваются. Все социальные отношения являются властными отношениями.

Фуко особое внимание уделяет «микрофизике» власти, поскольку отношения власти пронизывают всю общественную структуру и могут обнаруживаться в госпитале, тюрьме, казарме, заводе, семье и т. д., то есть во всей сети микрополитических отношений. Фуко не признает власть, исходящую из какого-либо центра (типа экономической власти), а постулирует принцип власти, которая «находится везде не потому, что она все собой охватывает, а потому, что она исходит отовсюду».

И, наконец, политическая власть, по Фуко, не имеет чисто негативного характера, которая описывается в терминах «исключение», «принижение», «подавление» и т. п., она (власть) всегда позитивна.

В своей попытке осмыслить власть во всей совокупности ее социально-исторических и политических функций Фуко, как считают исследователи его творчества, сумел продвинуться вперед в области политического анализа власти. Метод анализа микрокомпонентных структур власти стал применяться теоретиками различных направлений.

Расширение программы изучения власти идет за счет психоаналитического течения. «Психоанализ власти» как теоретическое направление изучает проблему генезиса власти как отношений господства и подчинения в связи с особыми установками человеческой психики, преимущественно в ее бессознательных аспектах.

В поле зрения социально-психологической концепции выдвинулись проблемы взаимоотношений толпы и вождя, взаимодействие людей в толпе, структура массового действия и т. д. Вслед за «французским Фрейдом» Жаком Лаканом эти темы разрабатывали С. Московичи в книге «Век толпы» (1961), Н. Эдельман в «Человеке толпы» (1980) и другие.

К числу нетрадиционных подходов к изучению власти относится политическая семиология (учение о знаках, знаковых системах). Видным ее представителем является француз Ролан Барт. Он исследует язык повседневного потребления, «политический язык» господствующего класса (лозунги, партийные программы и т. д.) и приходит к выводу о том, что сила буржуазности в западном обществе проявляется не только в видимых знаках классового господства, но и в языке. Власть изначально вписана в язык.

Разнообразные концепции, осмысливающие власть через специфические социальные измерения, отражают реальные формы и содержание политической практики. Многие учения сохраняют свой теоретический и практический потенциал и помогают углубить понимание политических проблем, с которыми столкнулись индустриально развитые страны.

Марксистская политология как самостоятельное направление может быть представлена теорией гегемонии (А. Грамши), Школой Альтюссера (Л. Альтюссер, Э. Балибар, Н. Пулантцас), Франкфуртской школой (М. Хоркхаймер, В. Адорно, Э. Фромм, Г. Маркузе, Ю. Хабермас). Например, Ю. Хабермас берется за анализ казалось бы не главных сюжетных линий в политологии, философии, социологии - взаимосвязи «частной» и «общественной» жизни. Ключевой категорией анализа выступает категория «общественность». «Общественность» предполагает открытость, совместимость жизнедеятельности людей. Отсюда постоянное установление широких, многомерных связей, коммуникации, среди которых весьма существенными являются политические связи.

Хабермас не только фиксирует противоположение частного и об-щественного, но видит опасность узурпации сферы общественного со стороны официальной, чиновничьей, административной власти. Исследователь жестко критикует государственную власть, тяготеющую к авторитаризму, порой перерастающую в тоталитаризм. Для сегодняшней России эти теоретические уроки Хабермаса имеют актуально-практическое значение.

Сегодня можно отметить, что в политологическом познании происходит развитие тематики исследований от изучения традиционных институтов и факторов политической деятельности (государство, партии, выборы и т. п.) к новым (окружающая среда политики, групповые интересы и неокорпоративизм, новые массовые движения, постматериальные ценности, этнические, языковые и гендерные факторы и др.), а также особое значение придается исследованиям того, как формируется политический курс, как влияют на него новые и старые институты и факторы. Соответственно происходят и серьезные сдвиги в методологии исследования, переоценке значения бихевиоризма и структурного функционализма. Последний стал подвергаться критике за формальность и отсутствие возможности при его использовании ответить на вопрос, почему те или иные государства и политические системы отличаются при осуществлении своих функций, а это особенно важно при сравнительном анализе.

Некоторые исследователи выделяют даже тенденции методологической трансформации, прежде всего это - постмодернистские и феминистские политико-теоретические ориентации. Суть их критического отношения к современному научному познанию и пониманию политики - в радикальном разрыве с доминированием в познании рационально-научного или «маскулинного» (термин феминизма) стиля. И хотя эти радикальные ориентации проявляются, прежде всего, в политической теории и философии, их влияние становится все более заметным и в методологии политических исследований. Методологии таких постмодернистов как Деррида (деконструкция), Фуко (генеалогия), Лиотар (паралогия) задуманы в целом для того, чтобы децентрировать производство языка и истины для более точного отражения случайного и относительного характера познания. Подвергая критике рационализм и рациональные модели демократии, постмодерн закладывает основы плюрализма методологических и теоретических ориентаций.

Политологический феминизм подвергает сомнению сложившуюся практику политического познания, подвергает критике господство маскулинного типа политического мышления, основанного на авторитарности и дихотомности. Феминизм подвергает сомнению исходную концепцию политического, основанную на разделении публичной и частной сфер жизни, что, по их мнению, служит обоснованию вытеснения женщин из сферы политики, и настаивает на переконцептуализации политической реальности в терминах пола.

Еще одна тенденция методологической трансформации связана с повышением в исследованиях роли социальных и социокультурных факторов объяснения политики (экономические и социальные структуры, религия, этничность, культура).

Можно говорить и о попытках создания новых теоретических моделей, которые бы позволяли сочетать эмпирический (в том числе количественный) анализ с широкими обобщениями каузальных отношений. Результатом явились заимствованные из экономических учений модели рационального выбора, теории игр, концепции неоинституционализма.


Пред. статья След. статья
галицько волинська князівство