О направлениях развития неореализма


Неореалисты попытались преодолеть недостатки классической парадигмы, привлекая концепции и методы других наук и одновременно сохраняя черты реализма. Можно выделить несколько отличий неореализма от классического направления. Главное из них состоит в том, что предполагается возможным построение системной теории политики. Хотя приоритет остается за государством, уделяется внимание другим субъектам политики и глобальным процессам. Взаимодействие государств неореалисты рассматривают с учетом влияния международной структуры.

Помимо конфликтности, неореализм изучает и условия сотрудничества. При этом отмечается, что каждое государство все же стремится увеличить свою относительную выгоду и учитывает возможность обмана со стороны партнера. Альтернативой политике с позиции силы считается политика обеспечения безопасности. Предлагается несколько иное понимание роли силы. Если классический реализм видит абсолютное благо в ее постоянном наращивании, то неореализм говорит о достаточном уровне силы, которое необходимо для выживания государства и защиты национальных интересов. Как избыток, так и недостаток силы одинаково чреват втягиванием в нежелательный военный конфликт.

Предпринимаются попытки более детального анализа природы насилия. Исследователи обращают внимание на различия между понятиями «власть», «сила», «мощь», «влияние», «авторитет», которые в классической традиции зачастую использовались как взаимозаменяемые. В фокусе внимания неореализма не столько источники силы отдельного государства, сколько распределение силы в международной системе.

Неореализм имеет важные методологические отличия. В противоположность индуктивизму классического реализма многие версии неореализма носят преимущественно дедуктивный характер. Стремясь достичь проверяемости выводов, неореалисты склонны строить рассуждения в виде анализа априорных гипотез, а также широко используют количественные методы. Активно применяются различные методы моделирования. Хотя модели дают лишь частичное знание, упрощая картину мира, их полезность видят в том, что они помогают выдвигать неочевидные гипотезы, которые затем проверяются на эмпирическом мате - риале. Формальные модели особенно популярны в исследованиях по политической и военной стратегии.

Опираясь на различия в методологии и толковании ряда положений, можно говорить о нескольких тенденциях в развитии неореализма. Введение в оборот термина «неореализм» приписывают Ричарду Эшли, который говорил о возрождении популярности реалистической традиции в конце 1970-х гг. Поскольку наибольший резонанс в научной общественности получили работы Кеннета Уолтса, именно его теорию первоначально называли неореализмом. Сам автор предпочитал термин «структурный реализм», но впоследствии согласился с «неореализмом».

Однако параллельно развивались и другие концепции обновления, которые имели важные методологические и содержательные отличия. В дальнейшем их тоже стали называть неореалистическими. Существует несколько вариантов классификации неореализма. Проблема состоит в том, что они опираются на основания, не позволяющие получить достаточно ясную и полную картину, описывающую состояние и развитие всей парадигмы. Как следствие, одну часть неореалистов можно отнести сразу к нескольким направлениям, другие же не вписываются ни в одно из них.

Например, в основу классификации Гидеона Роуза положена одна из тенденций развития, связанная с частичным возвратом к традициям «классического» реализма. В противовес структурной теории Уолтса, который отделяет теорию международной политики от теории внешней политики государства, ряд авторов подчеркивает важность их объединения в единое целое. Ведь структурная теория сама по себе не дает ответа, как конкретное государство поведет себя в той или иной обстановке, какова его возможная стратегия и кого считать вероятным союзником. По Роузу, неореалисты, несогласные с разделением политической теории на части, тем самым в определенной мере возвращаются к традиции классического реализма. Они признают, что внешняя политика зависит от силы государства. Но, с другой стороны, они утверждают, что распределение силы в международной системе влияет на государство не прямо, а опосредованно. Задача теории состоит в том, чтобы показать, как трансформируется системное влияние на уровне государства: на принятии политических решений, на умении госаппарата мобилизовать имеющиеся ресурсы. Поэтому сужение основной функции государства в международной политике до обеспечения безопасности, как это делает Уолтс, выглядит неоправданным. Попытки соединить структурную теорию и теорию внешней политики получили название «неоклассический реализм» .

Соглашаясь с оценкой Роуза характерных черт в эволюции политической теории, следует отметить, что его концепция небесспорна. Например, он относит к первой волне «неоклассиков» таких разных авторов, как Роберт Гилпин, Пол Кеннеди и Микаэл Мандельбаум. Хотя Роуз не один в своем мнении, все же считается, что пока не удалось убедительно показать отличительные черты неоклассического реализма.

Еще один способ классификации предлагает Микаэл Спиртас. Он делит реалистов в соответствии с тем, какой из уровней анализа считать наиболее продуктивным для объяснения международной политики, системный или элементный. Ярким представителем первого является Кеннет Уолтс, а второго — Ганс Моргентау. Кроме двух основных направлений неореализм формирует и некоторые гибридные формы. Подобный критерий не может считаться достаточным, поскольку он тоже не позволяет охватить все многообразие концептуальных и методологических подходов, существующих в рамках неореализма.

В отечественной политологической литературе проблема классификации неореализма затрагивалась мало. Большинство авторов склонно рассматривать его либо в русле развития реалистической традиции в целом, либо считать, что основной фигурой является Кеннет Уолтс, а другие исследователи лишь в той или иной мере развивают его концеп - ции. Между тем своеобразие сформировавшихся теорий позволяет говорить о нескольких крупных направлениях в эволюции неореализма.

На наш взгляд, можно рассматривать своего рода двухступенчатую иерархию неореалистических теорий. К верхней следует отнести: структурный реализм, теорию гегемонистской стабильности, теорию циклов, историко-системный и нелинейный анализ политики. Они представляют собой главные направления в эволюции неореализма, которые объединяет системный взгляд на международную политику. При этом некоторые базовые постулаты, в том числе понятия «система» и «структура», имеют свою специфику у разных авторов.

В частности, методологической основой для структурного реализма во многом послужил французский структурализм, для теории циклов и гегемонистской стабильности — структурно-функциональные принципы анализа, для нелинейного анализа политики — теория общих систем и специальные математические дисциплины. Историко-системное направление опирается на традиционные для гуманитарных наук и менее строгие представления о системности, но в целом разделяет идею цикличности истории и связи различных факторов, влияющих на политические процессы.

Нижнюю ступень в предлагаемой иерархии образуют теории, которые носят более частный характер. Они развивают отдельные положения упомянутых выше основных направлений неореализма и не претендуют на полный охват международной политики, а тем самым на самостоятельное значение.

Таким образом, в научной литературе сложилось два значения термина «неореализм». Если в узком смысле имеется в виду теория Кеннета Уолтса, то в более широком — совокупность различных версий неореализма, которые и будут рассмотрены ниже.


Пред. статья След. статья
доба директорії унр