Вьетнам


Не только в Китае, но и во Вьетнаме элитистская мобилизаци­онная система превратилась в 80-е годы в бюрократический ав­торитарный режим. Вьетнамская мобилизационная система распалась, так как не смогла приспособиться к условиям мир­ного времени. После завершения 20-летней войны (1955—1975) за воссоединение нации, войны с Красными кхмерами (1977—1980) и борьбы против нападений китайской армии на северные границы Вьетнама (1979) руководство Коммунистиче­ской партии Вьетнама (КПВ) и его сторонники не имели поли­тических ресурсов. Мобилизовать массы на войну оказалось проще, чем на послевоенное восстановление разрушенного хо­зяйства и модернизацию экономики. Государственные репрессии привели к неподчинению директивам центральных партий­ных органов. Из-за установленных правительством низких за­купочных цен крестьяне отказывались поставлять зерно госу­дарству. Центральное правительство Вьетнама было не таким сильным, как китайское. В бедных, промышленно неразвитых районах преобладало натуральное хозяйство, центральные пла­новые органы не имели средств вывести экономику из застоя. Поэтому партийно-государственные круги взяли на вооружение более плюралистские, менее централизованные стратегии, спо­собствующие нововведениям и одновременно позволяющие бюрократам сохранять руководящую роль в принятии экономи­ческих решений. Они боролись за превращение Вьетнама из по­ля битвы в рыночную площадь.

Идеологи КПВ всегда приспосабливали марксизм-ленинизм к национальным особенностям Вьетнама; по мере того как в 80-е годы набирал силу бюрократический авторитарный тип ве­дения политики, на первое место выходил национализм. Эконо­мическое процветание нации стало более важной задачей, чем воспитание социалистической личности в духе альтруизма. Ма­териальные стимулы были призваны дать толчок расширению экономического производства. Вьетнамский коммунизм предпо­лагал прежде всего приверженность патриархальной семье. Взаи­моотношения между правителями и управляемыми строились на базе личных связей, а не на элитизме. КПВ все еще претендовала на «руководящую роль» в политической системе, и, допустив об­щепартийную дискуссию по поводу плюрализма, запретила мно­гопартийные выборы в Национальное собрание.

В структурном плане вьетнамский режим больше открыт для личных источников информации, необходимых для эффектив­ного осуществления политики. Идеологические репрессии со­кратились, хотя полиция сохранила за собой полномочия по­давлять неорганизованные оппозиционные выступления. По мере того как провинции и регионы получали больше политиче­ской самостоятельности, усиливалась децентрализация. В част­ности, на Юге партийные кадры, правительственные чиновни­ки и частные предприниматели действовали весьма независимо от жесткого контроля Ханоя. Хотя КПВ и попыталась коорди­нировать действия правительства, ей пришлось столкнуться с крайней фракционной разобщенностью. Здесь, как и в Китае, шла борьба идеологических «пуристов» («красных») с более прагматичными технократами («специалистами»). Наиболее ортодоксальные марксисты-ленинисты стремились быстро по­строить социализм с помощью тактики элитистской мобилизации: централизованного государственного планирования, пра­вительственного контроля над ценами, создания моральных стимулов для рабочих и введения кооперативной собственности на фермы и промышленные объекты. В отличие от них более прагматичные реформаторы, которые вошли в высший эталон власти в середине 80-х годов, полагали, что переход к социализ­му займет много времени. В промежуточный период правящему режиму следует установить «социалистическую демократию» с многоотраслевой товарной экономикой, соединяющей государ­ственное планирование с действием рыночных механизмов. Ре­форматоры отдавали предпочтение программам, ставящим на первое место децентрализацию управления, осуществляемого специалистами, развитие легкой промышленности и сельского хозяйства, установление гибких рыночных цен, введение мате­риального стимулирования (неравенства зарплат), частного на­домного сектора, создание благоприятных условий для ино­странных инвестиций.

После 1985 г. принятие решений в правительстве проходило под знаком прагматической стратегии децентрализации. - КПВ сформулировала общеполитическую линию. Долговременные планы намечались Государственной комиссией по планирова­нию. После этого другие институты — как общественные, так и частные — брали на себя воплощение в жизнь общих директив. Данные структуры включали семейные фермы, производствен­ные объединения, кооперативы, государственные предприятия, отечественные частные фирмы, а также зарубежные инвестици­онные корпорации, работающие на основе создания совместных предприятий. Частные фирмы, главным образом семейные, за­нимались розничной торговлей, сельским хозяйством, сферой услуг и мелкими отраслями промышленности. Зарубежные кор­порации из Тайваня, Гонконга, Франции, Австралии, Южной Кореи и Японии делали инвестиции в пищевую промышлен­ность, лесное хозяйство, строительство отелей, развитие тури­стических регионов, добычу нефти, транспорт, телекоммуника­ции, сталелитейную и обрабатывающую отрасли промышленно­сти. В условиях бюрократического авторитарного режима объек­том контроля центрального правительства являлся более ограни­ченный спектр деятельности, чем в мобилизационной системе. Государство было уже не собственником всего капитала, а управ­ляющей, направляющей и регулирующей силой на рынке. Госу­дарственные предприятия стали получать меньше субсидий; ставшие самостоятельными руководители зависели от прибылей. Повышение процентных ставок и девальвация валюты означали больший упор на рынок. Отпуск цен и расширение рыночной торговли снизили нехватку продуктов питания и потребитель­ских товаров.

Руководители Коммунистической партии Вьетнама стреми­лись установить более институционализированный и в то же вре­мя более адаптируемый режим. Важную роль стали играть управ­ленцы, юристы, технократы и активные политики. Члены Наци­онального собрания корректировали предложения министров, доводили до их сведения требования избирателей. Постоянный комитет Национального собрания рассматривал кандидатуры на. посты в правительстве; другие комитеты обсуждали бюджеты ми­нистерств. Выступая от лица инженеров, ученых и менеджеров, технократы способствовали развитию науки, технологий и мето­дов рационального хозяйствования. Судьи также получили боль­шую независимость от КПВ; они настаивали на необходимости институционализации стабильных правовых процедур и управ­ленческих инструкций.

Несмотря на попытки институционализации, бюрократиче­ская авторитарная система все еще имела слабый правовой фун­дамент. Между сферами компетенции партии и правительства не существовало четких функциональных разграничений. Напри­мер, партия осуществляла кадровую политику в отношении зако­нодателей и высшего эшелона государственных служащих. Хотя КПВ претендовала лишь на разработку основных направлений, «генеральной линии» политики, зачастую она бралась за форму­лирование и даже осуществление тех или иных частных прави­тельственных программ. Поэтому процесс проведения политики зашел в тупик. Уход от ответственности препятствовал эффек­тивности действий. Расплывчатые законы относительно прав собственности, ипотеки, прав на землю, владения недвижимо­стью и сделок мешали нормальному функционированию рыноч­ной экономики. Неэффективность политического курса явля­лась результатом неспособности создать необходимые институты с четко обозначенными нормативными обязанностями.

Коррупция в партийно-государственных кругах ослабляла ле­гитимность режима. Даже если профсоюзы, крестьяне, частные университеты и пресса получили бы больше самостоятельности, они все равно оставались бы под контролем КПВ, ограничиваю­щей их инициативу. Таким образом, граждане оказались отчуж-Дены от бюрократической авторитарной системы.

Высокий уровень безработицы, низкие темпы роста и инф­ляция также ухудшали отношение народа к правящему режиму. Ослабленный неразвитостью промышленной базы, недостаточной инфраструктурой, военной разрухой и отсутствием контак­тов с другими странами, а также торговым эмбарго США, Вьет­нам не смог добиться таких же высоких темпов роста, как Китай в 80-е годы. Региональная автономия в принятии экономиче­ских решений привела к такой коррумпированности местных правящих бюрократов, что стала мешать повышению темпов роста. Неэффективные механизмы снабжения, хранения и спе­куляция породили нехватку потребительских товаров, обостряя инфляционные процессы. Росту безработицы в городах способ­ствовала демобилизация военных и отсталость промышленного сектора. Поэтому правительство Вьетнама вынуждено было со­здавать более благоприятные условия для отечественных част­ных предприятий и зарубежных инвестиционных корпораций, надеясь ускорить темпы развития, снизить безработицу и улуч­шить обеспечение потребительскими товарами повышенного спроса.

Коррумпированность чиновников была бедствием для эко­номики, соединяющей государственное планирование с рын­ком. Партийно-государственная элита покупала ресурсы, такие, как уголь, по назначенным Государственной комиссии по пла­нированию низким ценам, а затем продавала их на рынке по го­раздо более высоким ценам. Представители высшего эшелона власти и члены КПВ сдавали собственное жилье частным зару­бежным корпорациям, получая огромную прибыль. Контроли­руя основные производственные ресурсы, партийно-государст­венная бюрократия могла преобрести потребительские товары, получить образование и медицинские услуги, не доступные ря­довым вьетнамцам. Функционеры КПВ оказывали служебные услуги: выдавали лицензии своим клиентам. Вымогательства, взятки и другие проявления коррумпированности не только на­страивали против них рядовых граждан, но и вызывали негодо­вание высших партийных лидеров, бичевавших «бюрократиче­скую болезнь»: высокомерие, элитизм, мандаринизм и некомпе­тентность.

Как и китайские партийно-буржуазные демократы, их вьет­намские коллеги не желали исправлять положение установлени­ем более плюралистской согласительной системы. Вместо этого господствующей силой бюрократического авторитарного режи­ма стали полиция, Народная армия Вьетнама и гражданская служба, контролируемые КПВ. Хотя экономический плюрализм процветал, политический плюрализм к началу 90-х годов еще не пробудился5.


Пред. статья След. статья
українські землі у складі австрійської імперії