Трансформации политических систем


На протяжении XX в. повсеместно в мире происходили транс­формации политических систем. К началу XX в. колониальные державы подчинили себе народные (племенные) системы в Азии и Африке. После второй мировой войны на месте колониальных авторитарных бюрократических систем возникли новые незави­симые государства. Зачастую не только в Азии, на Ближнем Вос­токе, но и в Латинской Америке совершались военные переворо­ты, узурпирующие власть гражданских лидеров. В Восточной Ев­ропе с распадом мобилизационных систем, начавшимся после смерти Сталина в 1953 г., консолидировалась власть бюрократи­ческих авторитарных режимов. Еще более глубинные перемены стали происходить в Восточной Европе в начале 90-х годов по мере усиления плюрализма. С ослаблением влияния коммуни­стической партийной бюрократии, служб безопасности и госу­дарственного аппарата все более отчетливо проявлялись черты, свойственные согласительным системам. Коммунистическая партия уже не обладала ни монополией на власть, ни конститу­ционно закрепленной авангардной ролью в обществе. Выборы происходили в условиях конкуренции нескольких политических партий. Появились коалиционные правительства. £ процессе принятия политических решений стала возрастать роль законов, в особенности права свободно обсуждать политические вопросы, влиять на выдвигаемые правительством предложения и требовать от входящих в правительство министров отчета о ходе осуществ­ления намеченной политики. Общественные организации доби­лись большей независимости от мелочной опеки со стороны го­сударства. Частные предприятия поддерживали развитие рыноч­ной капиталистической экономики. Хотя в Латинской Америке военные продолжали пользоваться правом вето в отношении из­бираемых гражданских политиков, формальных полномочий по принятию политических решений армия лишилась. Конкурен­цию некогда господствующему бюрократическому авторитарно­му режиму составляла теперь согласительная альтернатива. С по­ражением нацистско-фашистских мобилизационных систем в Германии и Италии и долговременным воцарением почти во всех западноевропейских странах стабильных демократических пра­вительств согласительные системы после второй мировой войны вступили в фазу расцвета. Во всем мире наблюдался рост капита­лизма.

XX в. также стал свидетелем перехода государственной власти к диктаторским мобилизационным движениям. В Иране шиит­ское духовенство установило основанную на теократических принципах исламизма элитистскую мобилизационную систему. Свергнувшие бюрократические авторитарные режимы Россия, Китай, Вьетнам и Куба учредили некую политическую религию, призванную мобилизовать массы на служение делу социализма. Однако и идеологическое воодушевление, и организационное единство, и жизнестойкость коммунистической партии отошли в прошлое, когда задачи институционализации революции превра­тились в ключевые политические приоритеты. У немцев Веймар­ская республика явилась нетипичным случаем квазисогласитель­ной системы, распавшейся с приходом к власти в начале 1933 г. победившей на выборах нацистской партии. Канцлер Адольф Гитлер организовал элитистскую мобилизационную систему, на­целенную на перевооружение Германии, достижение господства арийской расы, завоевание Европы и уничтожение евреев. Эта система распалась только после разгрома нацистской Германии.

В части II данной книги исследуются три общих вопроса, свя­занных с системными изменениями. Почему трансформируются политические системы, и какими структурными, культурными и поведенческими кризисами объясняется динамика этих преобра­зований? Каким образом происходящие изменения сказываются на процессе принятия политических решений? При переходе от одного типа системы к другому становится иным сам способ фор­мулирования и проведения определенного политического курса. В деятельности ведущих политиков меняются культурно-нравст­венные приоритеты. Структурные взаимоотношения претерпе­вают преобразования по мере изменения властных позиций раз­личных правительственных институтов, политических партий, общественных объединений внутри страны и зарубежных инсти­тутов. С осуществлением системных трансформаций меняется 1 поведение как политической элиты, так и широких масс. Новые типы лидеров вырабатывают иную, отличную от прежней, поли­тику. Изменяется обычно и степень участия масс в политике, равно как и степень поддержки правительственной политики об­ществом в целом. Таким образом, наиболее фундаментальные изменения влекут за собой преобразования во всех трех парамет­рах политической системы, как-то: культурно-нравственные ценности, социально-политические структуры и поведение лиде­ров и рядовых граждан. И третий вопрос: каким образом новая система влияет на условия жизни людей, принадлежащих к раз­личным слоям общества? В какой мере общегражданская поли­тика обеспечивает ускорение экономического роста, снижение инфляции и безработицы, достижение большего равенства дохо­дов, расширение возможностей получения образования, повы­шение уровня грамотности и улучшение здоровья населения? Каким социальным группам выгодно, а каким — нет данное из­менение политической системы? В главе 6 рассматриваются об­щетеоретические объяснения происходящих в политических системах преобразований. В главах 7, 8 и 9 данные положения ил­люстрируются конкретными примерами трансформаций, при­ведших к возникновению мобилизационных, бюрократических авторитарных и согласительных режимов.


Пред. статья След. статья
козацько-селянські повстання