Популистская мобилизационная система в России в 1917 г


В 1917 г. русская популистская мобилизационная система функ­ционировала в период войны, иностранной интервенции, краха экономики и дезинтеграции государства. С февраля 1917 г. (по старому стилю), когда царь Николай II отрекся от престола, и до октября 1917г., когда большевики свергли Временное правитель­ство, Россия жила в обстановке двоевластия. Лев Троцкий, глава осуществившего вооруженное восстание Военно-революцион­ного комитета Петроградского Совета, писал, что в предреволю­ционный период историческая подготовка революции порожда­ет ситуацию, в которой класс, призванный реализовать новую социальную систему, не являясь еще хозяином в стране, на деле уже сконцентрировал в своих руках значительную долю государ­ственной власти, в то время как официальный аппарат прави­тельства все еще находится в руках старых хозяев. Это и есть ис­ходное состояние двоевластия в каждой революции7.

В данной ситуации шла борьба за государственную власть между местными Советами и Временным правительством. Со­стоящее из помещиков и верхушки интеллигенции, в частности конституционных демократов, Временное правительство глав­ной целью считало ведение войны против вторгшихся в Россию немецких армий. По мере увеличения инфляции, ухудшения по­ложения с продовольствием, ростом безработицы начались заба­стовки и массовое дезертирство из армии. Временное правительство ввело в свой состав меньшевиков и правых социал-револю­ционеров, надеясь с помощью коалиции решить военные про­блемы.

Квазисогласительное Временное правительство не справля­лось с главными задачами, вставшими перед разрушенной вой­ной Россией. Промышленное производство падало, цены на про­дукты питания быстро росли, рабочие требовали повышения за­работной платы. Крестьяне отказывались поставлять зерно госу­дарственным закупочным организациям, которые нуждались в дешевом хлебе для армии и города. Захваты земли и фабрик, за­бастовки заставили помещиков и капиталистов прекратить под­держку Временного правительства, которое не обладало доста­точной силой, чтобы изменить ситуацию, или хотя бы управлять деятельностью социальных служб. Относящийся к правым, под­держиваемый частью помещиков, промышленников и верховно­го командования вооруженных сил, генерал Корнилов попытал­ся в конце августа сместить правительство. Попытка завершилась неудачей главным образом потому, что против правого переворо­та выступили войска и рабочие Петрограда. Слева к восстанию готовились большевики. Выдвинув лозунг: «Вся власть Сове­там!», Ленин отказался войти во Временное коалиционное пра­вительство.

До свержения Временного правительства в октябре 1917 г. власть Советов имела децентрализованный характер. По всей стране действовало свыше девятисот Советов. Хотя Всероссий­ский съезд Советов и провозгласил их власть на территории всей страны, они не имели действенного централизованного контроля. Обычно первичные политические решения принимались на мест­ном сельском или городском уровне. Городские Советы, состоя­щие из выборных делегатов, взяли на себя разнообразные обще­ственные функции. Например, в столице России Петрограде Цен­тральный исполком Советов отвечал за политическое просвеще­ние, распределение хлебных пайков, условия труда на фабриках, жилье, здравоохранение, организацию отдыха, осуществление правосудия на местах и др. Советы предоставляли возможность участвовать в проведении общественной политики промышлен­ным рабочим, солдатам, матросам и левой интеллигенции. '

На нижних ступенях социальной структуры действовали не только Советы, но и другие массовые организации, участвовав­шие в мобилизаторской деятельности различных объединений. После отречения царя возник ряд стихийных движений этниче­ских меньшинств, в частности, евреев, а также промышленных рабочих и беднейшего крестьянства, требовавших политического, экономического и культурного равенства. Крестьяне образо­вывали аграрные союзы, проводили общинные собрания и созда­вали земельные комитеты. В Петрограде. Москве и Минске ква­лифицированные рабочие сформировали союзы, фабрично-за­водские комитеты и рабочую милицию. К концу лета 1917 г. боль­шинство городских рабочих перешло на сторону левых партий.

В период с февраля по октябрь 1917 г. политические партии руководили организациями, не отличавшимися внутренним единством. Особенно сильной была фракционность в рядах эсе­ров, пользовавшихся поддержкой в основном крестьянского на­селения. Социал-демократическая партия — меньшевики — тоже имела открытую неавтократическую структуру. Хотя большеви­ков в большей мере можно назвать сплоченной партией, но и они допускали у себя существование фракций. Согласно Александру Рабиновичу, деятельность партии большевиков демонстрировала «наличие относительно демократической, толерантной и децент­рализованной структуры и методов действий, а также поистине открытый и массовый характер — что является поразительной противоположностью традиционной ленинистской модели... Внутри петроградской большевистской организации в 1917 г. на всех уровнях шло свободное и живое обсуждение и дебатирова­ние основных вопросов теории и тактики. Те лидеры, которые расходились с большинством во мнении, могли свободно отстаи­вать свои взгляды, и нередко Ленин терпел поражение в подо­бных схватках»8.

Выдвигаемые левыми популистами-мобилизаторами идеоло­гические принципы требовали радикального разрыва со старым режимом, при котором власть находилась в руках царского госу­дарства и его союзников: русской православной церкви, помещи­ков и капиталистов. Коллективистская солидарность оказалась сильнее отдельных разногласий. Экономическим преобразова­ниям было придано нравственное звучание. Взаимоотношения между правящими и управляемыми отражали приверженность политическому равенству и свободе от государственного контро­ля и эксплуатации труда. Для радикальных популистов свобода означала интеллектуальное экспериментирование, широкое об­суждение идей, демократически избираемую армию, отмену вы­сшей меры наказания и установление светского общества, в ко­тором будет свобода вероисповедания. Среди русских попули­стов идеи социально-политического равенства были более попу­лярны, чем представления о правах меньшинств, терпимости и праве индивида на несогласие с большинством. Они проводили кампании за принятие таких эгалитарных мер, как широкое участие масс в принятии политических решений, рабочее самоуп­равление на фабриках и заводах, передача земли крестьянам, вве­дение всеобщего образования, равноправие мужчин и женщин, экспроприация собственности богачей и распределение земли между беднейшими крестьянами. Коллективистское отношение к единству, солидарности и интересам рабочих оттеснило на вто­рой план индивидуалистическое утверждение собственных инте­ресов каждого.

В поведенческом аспекте взаимодействие между правителями и массами отражало приверженность политическому равенству. Несмотря на огромное влияние Ленина как большевистского ли-дера,-до конца 1917 г. в партии большевиков было коллегиальное руководство. В Петрограде и Москве принятие властных реше­ний осуществлялось совместно несколькими выдающимися представителями интеллигенции: Лениным, Троцким, Камене­вым, Зиновьевым и Бухариным. Они ощущали давление требова­ний со стороны городских рабочих и крестьянской бедноты, уро­вень политической активности которых резко возрос с момента отречения в феврале 1917 г. Николая II. Отмена государственных репрессий вызвала всплеск как стихийной, так и организованной политической активности масс. Если большевикам удалось мо­билизовать большинство городских промышленных рабочих, особенно в химической и металлургической отраслях, то у кре­стьян большей популярностью пользовались эсеры. Вместе с тем имели место и стихийные всплески политической активности ра­бочих и беднейшего крестьянства. Они по собственной инициа­тиве устраивали забастовки, захватывали землю и устанавливали рабочий контроль над крупными промышленными предприяти­ями. Для этих популистов-мобилизаторов участие в политиче­ской жизни означало революционное преобразование русского общества9.


Пред. статья След. статья
українська держава гетьмана павла скоропадського