Политические структуры


В функционировании шведских политических институтов цент­рализация сочетается с децентрализацией. Управляя единым го­сударством, шведские политики вместе с тем передают ряд власт­ных полномочий региональным администрациям, муниципаль­ным ведомствам и общественным объединениям. На уровне цен­трального правительства кабинет и государственные органы вы­рабатывают важнейшие политические решения. Эти ведомства отвечают за работу общественного транспорта, судебной систе­мы, полиции, за программы развития рынка труда и политику в сфере занятости. Правительство контролирует осуществление политики на уровне региональных и местных органов, чтобы их деятельность соответствовала национальным правовым стандар­там. Если на региональные советы возложена забота о здравоох­ранении, то городские руководят учреждениями народного обра­зования (начального и среднего), детскими учреждениями и про­граммами ухода за престарелыми. Оба типа советов имеют в сво­ем распоряжении средства, поступающие в виде местных про­порциональных подоходных налогов; правда, закон 1991—1992 гг. ограничил размеры этих налогов. В муниципальных структурах 50% государственных служащих; в региональных 30% от общего числа служащих. Проводя в жизнь государственную политику, чиновники высшего и местного уровней участвуют в обсуждении наиболее эффективных путей решения проблем. Лишь незначи­тельная часть директивных распоряжений исходит от централь­ной бюрократии, обладающей правом делать исключения из об­щенациональных правил. В реализации пенсионных, связанных с занятостью, здравоохранением и жильем программ принимают участие также общественные объединения: профсоюзы и ассоциации промышленников и бизнесменов. Национальная служба за­нятости, состоящая из государственных чиновников, представи­телей бизнеса и профсоюзных лидеров, принимает решения, ка­сающиеся профессиональной подготовки, профориентации мо­лодежи, выделения средств на переподготовку, обмена трудовы­ми ресурсами и трудоустройства инвалидов. Выдача пособий по безработице, несмотря на то, что финансируются они правитель­ством, находится в ведении профсоюзов. Для создания новых ра­бочих мест представители частного бизнеса работают в сотрудни­честве с региональными и муниципальными администрациями14. Политика в Швеции снижает потенциальное напряжение между либеральным плюрализмом (дифференциацией) и инсти­туциональной координацией (интеграцией). Этнические, рели­гиозные и экономические объединения функционируют вне сферы правительственного контроля. Многочисленные обще­ственные организации выражают групповые интересы турок, югославов, христиан, мусульман, промышленных рабочих, «бе­лых воротничков», представителей свободных профессий, рабо­тодателей, банкиров, фермеров, потребителей, собственников, арендаторов, студентов, молодежи, домохозяек, автоводителей, наркоманов и даже заключенных. В современной Швеции такие группы отличаются высокой степенью ролевой дифференциа­ции. Как же Швеция добивается интеграции этих многочислен­ных групп? Выработкой политического консенсуса занимаются несколько политических институтов — суды, парламент, коали­ционные политические партии и общеобразовательные школы. Придерживаясь шведской поговорки «страна должна строиться по закону», суды занимаются улаживанием споров. В главных су­дебных инстанциях, таких, как Верховный суд, работают высоко­профессиональные юристы с университетским образованием. В Судах по трудовым спорам, прерогативой которых является со­гласование противоречивых толкований тех или иных пунктов трудовых договоров, заседают представители ассоциаций бизне­са и профсоюзов. Опираясь на правовые процедурные нормы и предоставляя общественным объединениям возможность участ­вовать в политическом процессе, институты права вносят свой вклад в достижение консенсуса. Аналогичным образом сплоче­нием плюралистического общества занимаются общеобразова­тельные школы. В частности, в средних общеобразовательных школах шведских подростков учат нормам жизни в обществе рав­ных возможностей, принятию решений на основе консенсуса, использованию гражданских свобод и правовых процедур при разрешении споров. Индивидуальная конкуренция протекает в соответствии с нормами консенсуса, с которыми частично знако­мятся в школе15.

Институционализацией конфликта также занимаются коали­ционные политические партии, играющие ключевую роль в зако­нодательных органах: однопалатном парламенте (риксдаге), ре­гиональных и муниципальных советах. Правящая Социал-де­мократическая рабочая партия Швеции (СДРПШ), стоявшая у власти самостоятельно или в составе коалиции с 1932 по 1991 г. (за исключением шестилетнего периода), всегда особое значение придавала согласованию различных интересов. В ряды своих из­бирателей она привлекла представителей разных классов; основу ее электората составили промышленные рабочие, «белые ворот­нички», профессионалы и даже люди, имеющие собственный бизнес. Из-за того, что закон о выборах опирается на принцип пропорционального представительства, социал-демократы редко добивались большинства мест в парламенте. В период с 1932 по 1988 г. они обычно получали от 44 до 48% голосов избирателей; и лишь на выборах 1940, 1944 и 1968 гг. они имели более 50% мест в законодательных органах страны16. Это означает, что социал-де­мократы нуждались в создании коалиций и компромиссах с дру­гими партиями. В начале 50-х годов. СДРПШ вступила в союз с Партией центра. На протяжении 70-х и 80-х годов левая партия — коммунисты — выступала вместе с СДРПШ против «буржуазно­го блока» (консервативной партии Союз умеренных, либераль­ной Народной партии, Партии центра), несмотря на то, что ком­мунисты вовсе не получили мест в кабинете правительства. Все­ми партиями были продекларированы политические расхожде­ния с их оппонентами, но одновременно признана необходи­мость диалога, консенсуальных процедур и переговоров. Основ­ным предметом дискуссий явилось соотношение между социа­лизмом и обществом, ориентированным на рыночную экономи­ку. Как и ожидалось, коммунисты и социал-демократы с наи­большим жаром отстаивали равенство доходов и развитие сферы социального обеспечения. В отличие от них Партия центра, ли­бералы, и особенно консервативная партия Союз умеренных, предпочитали рыночную политику: уменьшение равенства в до­ходах, снижение ставки подоходного налога, приватизация ряда национальных корпораций и больниц. Несмотря на разногласия по этим вопросам, правящие социал-демократы часто приходили к компромиссным решениям с Партией центра, либералами и представителями частного бизнеса, в результате чего все участни­ки политического процесса получили определенные выгоды17.


Пред. статья След. статья
руська правда хто автор твору