ГлавнаяКниги о политологииПолитико-административное управление (учебник): В.С. КомаровскогоКонтроль со стороны «мозговых трестов», СМИ и политической оппозиции

Контроль со стороны «мозговых трестов», СМИ и политической оппозиции


Еще одним общественно-политическим видом контроля является работа «мозговых трестов»: независимых от исполнительной власти экспертов, консультантов, советников. Опыт Япония представляется многим специалистам одним из редких успешных примеров эффективного взаимодействия с исполнительной властью общественных консультативных советов, называемых «сингикай». Хотя «сингикай», существующие при министерствах и управлениях, назначаются их руководством, однако чиновники не могут записывать в советы всех, кого они пожелают. Для формирования совета часто требуется согласие обеих палат парламента, кабинета министров или рекомендации заинтересованных сторон. Дело в том, что создание «сингикай» проходит гласно и привлекает общественное внимание, поэтому министерству приходится учитывать, каким образом назначение им тех или иных членов консультативного совета повлияет на общественную оценку его легитимности и компетентности. Если же закон предписывает включение в «сингикай» представителей конкретной сферы интересов, то они обычно приходят из крупнейших политических организаций независимо от того, разделяют или нет эти люди взгляды соответствующего министерства или правящей коалиции.

Особенно много консультативных советов функционирует при канцелярии премьер-министра Японии в силу разнообразия политических вопросов, входящих в его компетенцию. В «сингикай» представлены все социальные группы, а участие в них действующих чиновников не поощряется. С точки зрения правительства, «сингикай» помогают контролировать и одновременно защищать лиц, принимающих решение, от разрушительного давления лоббистов, выслушивать мнение оппозиционных партий, объединять усилия правящей Либерально-демократической партии с ее политическими противниками для решения общенациональных вопросов. Советы проводят исследования и составляют доклады по проблемам проводимой в стране политики: от регулирования работы массажистов до изменения электоральной системы. Эти советы имеют разнообразные функции и полномочия, вплоть до принятия политических решений.

Медиаконтроль посредством института «макрейкеров» («разгребателей грязи») — журналистов, борющихся с коррупцией и взяточничеством в органах власти, достаточно развит в демократических государствах. Одна из задач прессы, включенной в систему «социальной ответственности», заключается в полном и подробном освещении деятельности правительства, проведении специальных расследований против произвола администрации. Свобода слова, печати, собраний — вот главные силы, препятствующие злоупотреблению властью со стороны чиновников. Из этого следует, что, к примеру, в США всякая попытка властей пресечь ту или иную публикацию, теле - или радиопередачу подлежит расследованию. Еще в 1931 г. Верховный суд США указал: «То, что на протяжении уже ста пятидесяти лет имело место почти полное отсутствие попыток применить былые ограничения к публикациям, имевшим отношение к должностным преступлениям со стороны чиновников, наглядно говорит о том, насколько глубоко укоренилось убеждение, что такого рода ограничения нарушают права, гарантированные конституцией»[VII]. Эту позицию Верховный суд подтвердил через сорок лет: «Отсутствие гласности о властях предержащих носит по сути дела антидемократический характер и порождает бесконечные чиновничьи злоупотребления. Для здоровья нации открытое обсуждение государственных вопросов имеет существенное значение»[VIII].

В США на федеральном уровне под наблюдением нескольких сотен репортеров находится президентская власть. Многочисленный контингент репортеров приписан к конгрессу и правительству.

Контроль за исполнительной властью со стороны политической оппозиции также является нормой для демократических государств мира. В западноевропейских государствах, в США и Канаде сложились определенные каноны, принципы и культура отношений между правительством и оппозицией, которые носят характер не столько противоборства, сколько конструктивного диалога. Представители оппозиции регулярно привлекаются для консультаций по ключевым аспектам чаще всего внешней и военной, реже — внутренней политики кабинета министров для обсуждения его новых инициатив и важных назначений в его состав. Крупные оппозиционные партии на Западе весьма органично вписаны в существующую структуру государственной власти и активно вовлечены в политический процесс. Они постоянно готовы к реальному управлению страной, как правило, располагают неофициальными (или официальными, как в Великобритании) «теневыми кабинетами», в поле зрения которых находятся соответствующие направления политики правительства. Ведущие партии оппозиции никогда полностью не отстранены от власти. Потерпев поражение на общенациональных выборах, многие из них продолжают контролировать местные исполнительные и законодательные органы, городские мэрии и муниципалитеты, имеют возможность проводить в жизнь мероприятия, отличающиеся от официального курса центральной администрации.

Политическая модель со встроенной в систему оппозицией имеет немало очевидных достоинств. Она объективно заставляет правящую и оппозиционную партии тесно взаимодействовать, создавая необходимые предпосылки для функционирования работоспособного политического консенсуса: согласования мнений и урегулирования разногласий на ранней стадии, задолго до того момента, как они достигают критической отметки. В ФРГ, например, наиболее ярким проявлением политического согласия стало существование с 1966 по 1969 гг. «большой» правительственной коалиции ХДС/ХСС и СДПГ.

Общественно-политический контроль за исполнительной властью является необходимым условием существования демократического государства и гражданского общества. Он представляет собой систему наблюдений и проверки соответствия функционирования органов исполнительной власти закону, кодексу профессиональной чести, общественному благу, а также выявления допущенных отклонений от установленных требований и принятия мер по устранению выявленных недостатков.


Пред. статья След. статья
доба політичної роздробленості київської держави