ГлавнаяКниги о политологииОсновы социологии и политологии: Н.М. ДемидовМеждународные отношения, их содержание и участники

Международные отношения, их содержание и участники

Сегодня мировое сообщество переживает значительные изменения. Мир перестраивается. Происходят крупные перемены в мировой политике, в структуре и содержании международных отношений.

В теории международных отношений сегодня достаточно часто наряду с термином «внешняя политика» употребляется понятие «международная политика». Это объясняется расширением участников, субъектов международных отношений, когда наряду с государствами все более активную роль в них играют межправительственные и неправительственные организации, политические партии и движения, а также социальные группы и отдельные личности. Само же понятие международной политики не разработано в научной литературе, и зачастую понятия «международные отношения», «международная политика» и «внешняя политика» употребляются в одном контексте.

Международные отношения как совокупность интеграционных связей между государствами, межгосударственными организациями, партиями, частными лицами разных государств есть та среда, где реализуются принципы внешней и международной политики. Как отмечает известный французский социолог Р. Арон, международные отношения — это отношения между политическими единицами, имея в виду под последним понятием «греческие полисы, римскую или египетскую империю, так же как и европейские монархии, буржуазные республики или народные демократии. Содержанием международных отношений по преимуществу являются отношения между государствами, собственно межгосударственные отношения. Бесспорным примером международных отношений являются договоры». Р. Арон — сторонник той точки зрения, что международные отношения характеризуются отсутствием консенсуса между их участниками, ибо международные отношения — это «предгражданское», или «естественное», состояние, когда налицо «плюрализм суверенитетов» и каждый участник международных отношений исходит в своем поведении из учета непредсказуемости поведения других участников. Однако жизненные реалии таковы, что сегодня уже нельзя не замечать объективной тенденции расширения участников международных отношений. Учитывая эту тенденцию, известный американский исследователь Д. Розенау полагает, что усиление взаимозависимости народов и обществ привело к тому, что главным действующим лицом международных отношений становится уже не государство, а конкретные личности и индивиды. Этот подход интересен, но не исчерпывает сущности международных отношений.

Международные отношения сегодня характеризуются в первую очередь своим переходным состоянием, когда тенденция становления нового сообщества стала заметнее развиваться, включая в себя одновременно процессы как расширения сотрудничества на основе учета взаимных интересов, так и совершенствования средств насилия, которые то уравновешивают, то перевешивают друг друга в зависимости от совпадения или несовпадения интересов и процессов соперничества и даже противоборства различных государств.

Отмеченные тенденции развиваются в определенной международной системе; инструментом их реализации выступает как международная, так и внешняя политика. Внешняя политика как деятельность одного государства за пределами своих национальных границ вряд ли сегодня может быть сведена к взаимодействию только государственно оформленных субъектов, она все больше становится международной. К основаниям международной политики можно причислить не только общественные отношения между индивидами или государствами, но и любой вид деятельности или взаимодействия по реализации групповых или государственных интересов.

Примером такой действенной международной политики служит европейское сотрудничество. Страны — участницы Европейского сообщества (ЕС) объединили силы в отношениях с внешним миром для решения первостепенных задач в области защиты своих экологических и политических интересов и системы моральных ценностей.

Сфера интересов политического сотрудничества этих стран весьма широка. Страны — участницы сообщества сыграли активную и конструктивную роль в переговорах СБСЕ, завершившихся впоследствии принятием Хельсинкского Заключительного акта. Страны ЕС выступают в защиту прав человека во всех районах мира, оказывают полную поддержку ООН, осознают необходимость коллективной системы безопасности, мирного урегулирования споров, соблюдения норм международного права.

Тесное сотрудничество по проблемам европейской безопасности содействует развитию идентичности Европы в области внешней политики. Стороны координируют свои позиции по политическим и экономическим аспектам безопасности, стремятся обеспечить технологические и промышленные условия своей безопасности. В совокупности эти страны занимают третье место в мире по численности населения (после Индия и Китая), второе — по размеру валового национального продукта и первое — по объему внешней торговли и помощи развивающимся странам.

Очевидно, международная политика европейских стран и европейское сотрудничество — важный фактор стабильности этого региона, а следовательно, и стабильности мира. И хотя в международной политике европейского сообщества много проблем и внутри него идут процессы совершенствования и укрепления ведущих институтов сообщества, сам факт существования таких интеграционных связей оказывает влияние на внутреннюю и внешнюю политику любого государства из окружения этого сообщества. Остается актуальной проблема взаимодействия внутренней и внешней политики. Некоторые авторы их взаимосвязь рассматривают как основной вопрос теории международных отношений. Действительно, взаимосвязь внутренней и внешней политики — проблема давняя. В первой половине XX в. один из крупнейших историков — Л. фон Ранке отмечал определяющее влияние внешней политики на политику внутреннюю и на внутренний строй государства. Но еще раньше, в конце XIX столетия, австрийский социолог Л. Гумплович утверждал, что внутреннее развитие государства и его истории целиком определяется развитием внешних сил и играет служебную роль по отношению к ним.

Эти взгляды находят продолжение в геополитических концепциях, авторы которых считают, что международные отношения носят конфликтный характер. Война, по их мнению, есть результат неравномерного распределения плодородности почвы, расселения народов и других условий расположения государств, которые способствуют обеспечению главенствующей роли тех или иных из них в мировой политике. Отсюда вытекает необходимость войн и силовой политики. Это послужило основанием рассмотрения международной политики с позиции силы или отождествления ее с борьбой с помощью силы и борьбой за силу. «Международная политика, как и всякая другая, — подчеркивает известный американский социолог Г. Моргентау, — есть борьба за силу. Каковы бы ни были абсолютные цели международной политики, сила всегда является непосредственной целью». Поскольку политика есть неразрывное единство двух ее сторон — внутренней и внешней, а первая есть борьба за силу, то естественно, что вторая тоже должна носить силовой характер, выступать в качестве «деятельности», нацеленной на приобретение силовых возможностей и реализацию их на международной арене.

Другой подход в анализе взаимодействия внутренней и внешней политики, в основе которого лежит концепция взаимозависимости, базируется на равноправности внутриобщественных и международных отношений. Речь идет о «тесной взаимосвязи и взаимодействии внутренних и внешних факторов развития государства. Степень воздействия тех и других на формирование и внутренней, и внешней политики зависит в каждом отдельном случае не от априорно признаваемого приоритета одной группы факторов над другой, а от конкретно-исторических обстоятельств. В зависимости от них приоритет может быть как за одной, так и за другой группой факторов». Как видно, такой подход отличается от ортодоксального марксизма, в котором международные отношения рассматривались как продолжение внутриобщественных отношений, причинно обусловленных господствующими экономическими отношениями и интересами правящих классов.

Следует признать, что внешние факторы оказывают возрастающее влияние на внутриобщественные отношения любой страны. Это связано с обострением экологических и сырьевых проблем, с нарушением социального равновесия в различных регионах мира, с увеличением ответственности мирового сообщества за бедственное положение слаборазвитых стран.

Американский ученый П. Гуревич разработал четыре типа факторов, влияющих на внутриобщественные отношения. Это военная интервенция, вмешательство, международная экономика и международная система государств. Данная типология не охватывает, естественно, всего многообразия внешних воздействий на внутриобщественные отношения, но значимость такого влияния сегодня очевидна.

В определенной конкретно-исторической ситуации внутренняя политика может приобретать больший вес и оказывать влияние на политику внешнюю. Например, внутренняя политика американского президента Т. В. Вильсона была тесно связана как с победами, так и с потерями для мирового сообщества. Изоляционистскую доктрину Т. В. Вильсон заменил концепцией «новой дипломатии», что позволило ему одержать победу: была учреждена Лига Наций, разработан и принят ее Устав. Но само американское общество в этот период не было готово к отказу от своей изоляционистской политики. Сенат США отверг пакт о Сообществе наций, он не набрал необходимые 2/3 голосов. На очередных президентских выборах Т. В. Вильсон потерпел неудачу, а новый президент республиканец У. Гардинг вернулся к традиционной внешней политике.

Вопрос о том, что является первичным и наиболее существенным во взаимосвязи международных отношений с внутриобще - ственными, носит диалектический и конкретно-исторический характер. В то же время многообразие международной жизни требует выявления общих принципов в осмыслении международных реалий. Дж. Розенау неслучайно пишет, что главная проблема в изучении международных отношений — это не недостаток эмпирического материала, а отсутствие теории. Современный этап развития взаимозависимого мира предъявляет большие требования к осмыслению политического процесса, международной политики, основных тенденций их развития.

Еще в конце XIX в. в рамках «силовой концепции» Л. Гумпло-вич предпринял попытку определить систему «силовых» законов. Главный закон международной жизни, считал он, это постоянная борьба между соседними государствами из-за приграничной линии. «Вторичные», или подчиненные, законы вытекают из первого. Любое государство должно стремиться к увеличению своего могущества. Отсюда вытекает «вторичный» закон — «каждое государство препятствует развитию могущества соседа, заботится о сохранении политического равновесия и всеми силами противодействует таким нарушениям этого равновесия». Другой «вторичный» закон «состоит в стремлении каждого государства в направлении наивыгоднейших приобретений и наименьшего сопротивления», т. е. «каждое-государство тяготеет к морю как средству приобретения морского могущества и всего с ним связанного». Третий «вторичный» закон заключается в том, что внутренняя политика должна быть подчинена целям наращивания «военной силы», развития «производительных сил страны, обеспечивающих возможность военных издержек».

Однозначно согласиться с такой системой законов нельзя. Вместе с тем следует признать, что биполярный мир «питался» этими законами, а метафизическая дихотомичность, борьба «абсолютного зла» с «абсолютной добродетелью» составляли основу международной политики. Сегодня биполярный мир распался. Политическая геометрия мира усложняется, и есть все основания говорить о формировании многополярности мирового сообщества. Это подтверждается формированием центров экономической и политической активности в Западной Европе, Японии, а по мере вовлечения в орбиту развитых капиталистических стран мира будут формироваться и новые его центры. Многополярность подтверждается и целостностью «третьего мира». Несмотря на противоречивость и дифференциацию, он остается относительно самостоятельным действующим лицом на сцене мировой политики. Его объединяют прошлое, отсталость, периферийность, чувство, которое бедные и слабые испытывают по отношению к богатым и сильным.

Распад биполярного мира усилил интерес к силовым законам, к геополитическим трактовкам мировых реалий. Но. остановиться на такой тенденции в развитии международной политики сегодня означает не видеть всей полноты развития новых реалий. Еще в античные времена почти полного отсутствия теории международных отношений возникает идея межчеловеческого рода, общечеловеческого сообщества. Такие идеи встречаются в рассуждениях Сократа о гражданине мира, в разрозненных христианских представлениях о единстве человечества, когда основой общественной системы выступал не полис, а человечество в целом. Все эти подходы послужили предпосылками теорий взаимозависимости или теорий транснационализма, в которых учитываются современные тенденции в развитии международных отношений. Транснациональный подход в первую очередь определяется многоаспектной характеристикой регулирования мира, когда взаимодействия государств рассматриваются лишь как часть международной деятельности. В сегодняшнее регулирование мира объективно втянуты международные институты, международное право, группы интересов, межпартийные Интернационалы, спорт, церковь и другие субъекты и организации. Как отмечает польский теоретик - международник Ю. Кукулка, в международной жизни, в отличие от других проявлений общественной жизни, нет центрального ядра власти и управления, а наличествуют полицентризм и полиархия, в рамках которых весьма большую роль играют стихийные процессы и субъективные решающие факторы. Какие-либо закономерности или повторяемости трудноуловимы. Тем не менее в нашей литературе эти особенности развития международных отношений получили характеристику закономерностей. Считается, что закономерность интернационализации общественной жизни отражает два взаимосвязанных и единых по своей направленности процесса: с одной стороны, это повторение, воспроизведение в разных странах общих черт в экономике, политике, культуре и т. д., а с другой — формирование целостной мировой общности, развивающегося, взаимосвязанного, единого в своем многообразии всемирного целого. Закономерность развития национальных и государственных образований, «выхода» социальных общностей на мировую арену выражает поступательное развитие производительных сил в национально-государственных границах, рост национального самосознания, культуры, воспроизведение специфических черт жизнедеятельности общества в своеобразных (национально-этнических, природно-географических и других) условиях его существования.

Названные закономерности международных отношений действуют в многообразных конкретно-исторических условиях, их проявление опосредовано сознательной деятельностью, происходит на фоне определенной экономической, политической, региональной и всемирной обстановки. Все это накладывает отпечаток на их действие, но не отменяет самих этих закономерностей.


Пред. статья След. статья
київська русь історія україни