Легитимность политической власти

Функционирование политической власти осуществляется на основе принципа легитимности, который имеет большое значение для политической стабильности. Понятия легитимность и легальность власти – несовпадающие. Если легальность означает юридическое обоснование власти, то легитимность власти можно определить как степень естественного признания населения страны системы, к которой она принадлежит. Государство может быть легитимным, если граждане чувствуют, что оно оправдывает их надежды.

Первым проблему легитимности рассмотрел М. Вебер, положив в основу своей концепции легитимности представления о типах поведения (традиционный, аффектный, ценностно-рациональный и целерациональный). В легитимности власти М. Вебер видел гарантию стабильности общества.

Немецкий политолог М. Хеттих пишет о том, что легитимация - это правомерное признание политического господства со стороны общества. Правомерность здесь касается убежденности, а не нормативности. Речь идет об определенном политическом консенсусе в обществе, когда массы проявляют приверженность политической власти, политической системе с достигнутыми здесь основными политическими ценностями.

Как отмечают американские политологи Г. Алмонд и С. Верба, состояние политических чувств является, по-видимому, наиболее важной проверкой легитимности ее политической системы. Политический режим устойчив, если принимается гражданами в качестве правильной формы правления.

По мнению Дж. Фридриха и К. Дойча, легитимность – это совместимость политических действий с господствующей в данном сообществе системой ценностей. Основой легитимности служит добровольное подчинение законам, распространение власти как авторитетной для индивида инстанции. По мнению М. Вебера, люди, для которых она авторитетна, которой они добровольно передали часть своих властных полномочий, принимают все исходящие от нее законы, в том числе и те, с которыми они не согласны.

Классической считается типология политического господства, разработанная М. Вебером. Он выделил три идеальных типа легитимности политической власти: традиционный, рационально-легальный и харизматический.

Традиционный тип легитимности основывается на привычке подчиняться власти, вере в её священность. Примером традиционного типа господства являются монархии.

Рационально-легальная легитимность характеризуется верой людей в справедливость существующих правил формирования власти. Мотивом подчинения является рационально осознанный интерес избирателя. Примером такого типа легитимности являются демократические государства.

Харизматический тип политического господства основывается на вере населения в исключительные, уникальные качества политического лидера. Харизматический тип власти чаще всего наблюдается в трансформирующихся обществах. Функциональная роль харизматического типа организации власти состоит в том, чтобы стимулировать, ускорить исторический прогресс.

В современной политической науке классификация М. Вебера дополняется другими типами легитимности власти. Например, выделяется идеологическая легитимность, основанная на обосновании правомерности власти с помощью идеологии, внедряемой в сознание широких слоев населения. Д. Истон, исследуя легитимность политических систем, утверждает, что идеологическая легитимность опирается на ценности и принципы, на которые ссылаются власть и политический режим. Личная легитимность есть моральное одобрение лиц, выполняющих властные роли в рамках режима. Структурная легитимность вытекает из убеждения в ценности структуры и норм режима.

Механизмы поддержания легитимности – это способы, которыми пользуются политические системы в стремлении получить или укрепить свою правомочность. Существуют следующие социопсихологические механизмы легитимизации: основанные на участии граждан, социотехнические и технократические механизмы, легитимизация посредством силы, легитимизация путем внешней или внутренней угрозы, время и привычка, успех.

По мнению М. Вебера, первым источником легитимности является способность человека усваивать привычные образцы поведения и воспроизводить их в своих действиях. В результате процесса социализации индивид знакомится с принятыми в обществе нормами и правилами поведения, в том числе и по отношению к органам власти. Он усваивает их, вначале подражая поведению окружающих, а затем воспроизводит сложившиеся стереотипы поведения по привычке.

Вторым источником легитимности является чувственно-эмоциональное восприятие человеком окружающего мира, в том числе и политической власти. Все, что происходит вокруг человека, вызывает у него самые разнообразные чувства: восторг, радость, удовлетворение, тревоги, страсть, растерянность.

Третьим источником является целостное отношение человека к окружающему миру. Исключительное свойство человека - смотреть на мир сквозь призму сформировавшихся у него ценностей - является одной из главных характеристик, выделяющих его из животного мира. Ценностное восприятие мира предполагает конструирование идеальной модели общества, государства, личности. Оценка института политической власти осуществляется индивидом путем сравнения его со своей идеальной внутренней моделью.

Четвертым источником легитимности является целерациональное поведение человека, т. е. его способность осознавать свои интересы и потребности, разрабатывать свои целевые программы по их достижению.

Кроме того, к факторам, формирующим легитимность, М. Вебер относил:

  • экономическую эффективность, продуктивность и производительность поддерживаемой политическим порядком системы экономических отношений, ее способность удовлетворять насущные потребности людей;
  • легальность, законность, соответствие ее действий собственным нормам и установлениям;
  • харизму – веру в особые качества, призвание носителей власти;
  • идеологическое, этическое, психологическое обоснование.

Л. А. Андреева в своей книге «Религия и власть в России» дает анализ религиозных и квазирелигиозных доктрин как способов легитимизации политической власти в России. Она убеждена, что христианство привнесло на Русь новый взгляд на природу власти, в соответствии с которым княжеская власть стала рассматриваться как богоданная. Дальнейшее политическое развитие пошло по пути сосредоточения всей полноты не только светской, но и духовной власти в руках великих князей, позже – царей Московского государства.

В VII веке в России утвердился наместнический вариант религиозно-политического строя, когда глава государства стал восприниматься как «наместник Иисуса Христа» и в этом качестве выступать одновременно как светский и как жреческий Мессия – помазанник Божий. Даже в XIX веке крестьяне России верили в то, что Николай I каждую ночь «по тайной лесенке из спаленки взбирается на небо», общается с Богом, а к утру, вернувшись в родные пенаты, возвращается к своим земным делам.

Эта архетипическая модель господствовала и в коммунистической России; место царя занял коммунистический вождь, наместническая мифология власти вновь воскрешается в идеологии и практике коммунистического режима; однако основа его властной модели остается неизменной: это - сакрализация должности коммунистического вождя как наследника московских царей, на основе слияний в ней полномочий светского правителя и главного идеолога (жреца).

Показателями легитимности власти являются: уровень принуждения, применяемый для проведения политики в жизнь; наличие / отсутствие попыток свержения правительства или лидера; мера проявления гражданского неповиновения; а также результаты выборов, референдумов, массовых демонстраций в поддержку власти (оппозиции).

Легитимная политическая власть создает комплекс условий, обеспечивающих:

  • последовательность реализации основных задач политической власти;
  • согласованность действий элементов системы управления;
  • наличие эффективных гарантий и средств поддержания всех аспектов безопасности в официальной системе;
  • обеспечение высокой степени независимости общества от случайных обстоятельств;
  • действенность и эффективность политической власти – ее способность найти способы и решения основных социальных проблем, проводить политику, ориентированную на реальные результаты.

Источниками делегитимации политических режимов и политической власти являются:

  • противоречия между универсальными ценностями господствующей идеологии и партикулярными и даже эгоистическими интересами элиты власти и связанных с нею социальных классов;
  • противоречие между идеей демократии и социально-политической практики;
  • противоречие между идеей элитаризма и не элитарным социально-экономическим порядком.

Другие источники делегимитизации политических систем вытекают из очень разнородных тенденций. Важнейшие из них:

  • отсутствие в политической системе артикуляции интересов важных социальных групп;
  • социокультурные источники нарастающая профессионализация, бюрократизация общественной жизни и деперсонификация человеческих отношений;
  • национальный и вытекающий из него этнический сепаратизм;
  • потеря правящими элитами веры в правомочность своей власти;
  • разрушение единства и консенсуса среди элит;
  • внешнее происхождение власти и политического режима;
  • сравнение политических систем.

Знание источников легитимности позволяет глубже понять такое явление, как кризис власти, сущностью которого является разрушение института политической власти, выражающееся в массовом несоблюдении норм и правил, предписываемыми ими.

Преодоление кризиса власти означает сведение к минимуму политической девиации, что может быть достигнуто двумя способами: путем применения силы и путем точного определения источника легитимности, на который следует опереться, создавая или воссоздавая нормативную основу института политической власти.

В последние десятилетия в мире сформировались новые тенденции в развитии политической власти. Основная тенденция – демократизация власти или отказ от авторитарных и тоталитарных форм в пользу демократических. Последние проявляются в повышении воздействия на властные отношения общественных движений и неполитических объединений. Вторая тенденция – интернационализация власти, т. е. рост воздействия международных организаций на конкретную политическую власть. Третья тенденция – разукрупнение политической власти, т. е. установление системы разделения властей. Четвертая тенденция – негативный процесс нарастания конфликтности между различными ветвями власти. Пятая тенденция проявляется в высоких темпах бюрократизации аппарата властных структур.


Пред. статья След. статья