Федеральные президентские выборы в России в 1990-2000-х годах


Первые выборы Президента новой Российской Федерации должны были состояться в 1994 году (Б. Н. Ельцин подписал соответствующий указ после октябрьских событий 1993 года), но власть вскоре «забыла» об этом. Поэтому отсчет срока президентства велся от июня 1991 года и выборы должны были состояться в 1996 . Было очевидно, что борьба развернется между действующим Президентом и лидером левых Г. Зюгановым, победившими на парламентских выборах 1995 года. Противостоять им мог лишь кандидат, способный консолидировать весь оставшийся электорат. Реально таковыми могли стать Г. Явлинский, А. Лебедь, Св. Федоров. С подачи лидера ДВР Е. Гайдара кандидатом на роль лидера «умеренных демократических сил» виделся и глава правительства В. Черномырдин. Так или иначе, судьба «третьей силы» на выборах решилась в мае 1996 года, и здесь наложились два политических процесса. С одной стороны, развернулся активный переговорный процесс между Г. Явлинским, А. Лебедем и Св. Федоровым, целью которого было снятие двух кандидатов в пользу одного. Первым из процесса вышел А. Лебедь, заявив, что вообще не намерен сниматься с выборов. Г. Явлинский и Св. Федоров не нашли компромисса при обсуждении экономических программ. С другой стороны, этот союз не состоялся из-за агрессивной предвыборной тактики Б. Н. Ельцина, везде публично заявлявший о переговорах с лидером ЯБЛока, тем самым, лишив его главного оружия – критики действующего Президента. Б. Н. Ельцин публичную деятельность накануне выборов сосредоточил лишь на мероприятиях, заранее гарантирующих только положительный эффект, в том числе отказался от телевизионных дебатов с Г. Зюгановым. Ровно за месяц до выборов все социологические опросы показывали, что Б. Ельцин и Г. Зюганов значительно опережают конкурентов, одного была вероятность II тура, поскольку названная тройка кандидатов и В. Жириновский были способны «увести» много голосов. Непредсказуемость ситуации была подтверждена открытым письмом 12 олигархов, призывающих главных оппонентов к компромиссу, что было возможно в двух формах – либо оба снимаются с выборов, либо выборы отменяются (через референдум). Здесь в полной мере раскрылась подоплека неожиданного хода Президента – назначение руководителем предвыборного штаба А. Чубайса. Он сумел убедить олигархов в необходимости однозначной поддержки Б. Ельцина (избирается не конкретный политик, а социально-экономический строй и политический режим), мобилизовать информационные, административные и финансовые ресурсы с целью полной политической дискредитации лидера КПРФ и НПСР. 16 июня 1996 года состоялся I тур выборов, давший Б. Ельцину 35,2 % голосов, Г. Зюганову – 32,03 % при явке избирателей 69,8 %. II тур должен был состояться через две недели, в течении которых штаб Б. Ельцина сделал ряд сильных ходов: занявший третье место А. Лебедь был назначен Секретарем Совета Безопасности, а из окружения Президента были удалены О. Сосковец (1-й заместитель главы правительства), А. Коржаков (руководитель службы безопасности Президента), М. Барсуков (директор ФСБ), которые решили вернуться к сценарию отмены выборов, а также министр обороны Грачев, вызывавший острую критику и неприязнь у общественности. В итоге это обеспечило Б. Ельцину 53,8 % голосов избирателей против 43,3 % - у Г. Зюганова. Следующие президентские выборы должны были состояться летом 2000 года. Но осенью 1997 года фактически был дан старт кампании. В сентябре Б. Ельцин заявил, что не будет выставлять свою кандидатуру, а в октябре Г. Явлинский, М. Горбачев и А. Лебедь огласили свои претензии на президентский пост. Это вызвало соответствующую реакцию экспертов, которые предложили три сценария возможного развития последующих событий: выборы состоятся в намеченный срок, но в отсутствие явного фаворита; в случае образования союзного государства России и Белоруссии появляются юридические основания у Б. Ельцина стать его Президентом; не важно по какой причине, но Б. Ельцин досрочно слагает с себя президентские полномочия. При таком развитии процесса выглядели предпочтительными шансы В. Черномырдина на роль преемника и А. Чубайса – на премьерство. Теперь важным стали не заявления, а итоги парламентских выборов 1999 года, как генеральная репетиция президентских. К этому времени к привычной обойме участников прибавились новые фигуры – экс-премьер Е. Примаков и новый глава правительства В. Путин. Почти синхронно (16 и 17 августа 1999 года) оба выступили с программными заявлениями, которые эксперты оценили как предвыборные, а самих фигурантов как наиболее привлекательных для избирателей. Однако, парламентские выборы, в ходе которых «Отечество – Вся Россия» потерпела относительное поражение, вынудили Е. Примакова отказаться от участия в президентских выборах. С другой стороны, сенсационный успех «Единства», симпатии к которому демонстрировал новый премьер, создал ситуацию без альтернативности В. Путина. Парадоксальность этой ситуации заключается в том, что согласно социологическим опросам большинство избирателей не верили в то, что В. Путин сможет решить наиболее актуальные проблемы российской социально-экономической жизни. Те же опросы показывали, что ни Г. Зюганов, Г. Явлинский, В. Жириновский, ни новые лица в списке претендентов серьезную конкуренцию ему не составят. Следует отметить отличие этих выборов от предыдущих. В 1996 году наблюдалось мощное административное воздействие и, по сути, была проведена общегосударственная пропагандистская акция. Но она вряд ли дала бы положительный эффект, если бы не развернутая под ее прикрытием мощная встряска разболтавшейся государственной структуры. Для победы Б. Ельцина были аккумулированы большие финансовые ресурсы, масштабы которых неизвестны до сих пор. В 2000 году российский капитал, а следовательно и СМИ не были едины в отношении к В. Путину. И хотя командой премьера и исполняющего обязанности президента были также задействованы соответствующие ресурсы, но общеполитический фон для В. Путина был значительно более благоприятный (стабильность, добровольная отставка Б. Ельцина, слабость главных оппонентов, успехи контртеррористической операции в Чечне). 26 марта 2000 года явка избирателей составила 68,2 %, что было меньше чем в 1991 и 1996 годах. В. Путин получил 52,3 % голосов, то есть победил в I туре (Г. Зюганов – 29,3 %, Г. Явлинский – 5,8 %). Общий итог был оригинально прокомментирован экспертами: произошло самоотождествление В. Путина и общества, как это уже случилось в 1991 году. Выборы 2004 года должны были подтвердить или опровергнуть эту тенденцию. Примечательно, что региональные предвыборные штабы были созданы на базе местных отделений «Единой России». Это подтвердило два факта: успех «ЕР» на парламентских выборах 2003 года – плацдарм для победы В. Путина на президентских выборах; обе стороны демонстративно афишировали взаимную поддержку, что не могло не вызвать критической «волны» в независимых СМИ. Интрига этих выборов оказалась более чем странной для демократического общества, а конкретно для Администрации Президента: как добиться, чтобы выборы вообще состоялись, а для самостоятельных политических игроков, но возможности, добиться участия во II туре. Штаб В. Путина, для решения своей задачи, предпринял ряд ходов: совмещение максимально возможного числа региональных и местных выборов с президентскими; акцентировать тему борьбы с терроризмом; акцентировать тему борьбы с «нечестными» олигархами и, соответственно, с поддерживающим их СПС. Парадокс заключался в том, что лидеры парламентских партий отказались от участия в выборах, выставив «дублеров» и обвинив власть в интенсивном использовании административного ресурса, делающего сами выборы искусственно безальтернативными. Действительно, президентские выборы 2004 года были самыми безликими в истории постсоветской России, а результаты – абсолютно предсказуемыми.


Пред. статья След. статья