Структурные кризисы


Переход от одного типа системы к другому предполагает наличие трех взаимосвязанных типов структурного кризиса. Все они со­провождаются углубляющимися конфликтами. Возникает про­пасть между высоким уровнем требований, предъявляемых прави­тельству, и недостатком ресурсов для удовлетворения некоторых из них. Часто общество стремительно изменяется, а политическая система остается негибкой, неспособной справиться с военными, экономическими и политическими противоречиями, которые обостряют противостояние отдельных групп. В правительствен­ных институтах начинаются разброд и шатания; некоторые из них поддерживают существующую систему, другие объединяются для ее преобразования. Происходит поляризация социальных групп; углубляются классовые, религиозные и этнические антагонизмы. Политическая система может дестабилизироваться вследствие войн с другими государствами. Государство часто проводит поли­тику, ущемляющую интересы таких социальных групп, как кресть­яне или неквалифицированные рабочие. Предприятия нацио­нального бизнеса занимают позицию неприятия экономического господства зарубежных институтов, например ТНК, или прави­тельство объединяется с частным бизнесом внутри страны против зарубежных соперников. Соединение этих структурных конфлик­тов увеличивает вероятность трансформации системы.

Господствующие политические институты, в частности воо­руженные силы, полиция и гражданская служба, оказываются не в состоянии эффективно проводить в жизнь решения правительства. Элиты и поддерживающие их массы уже не выполняют пра­вительственных указаний. Они либо равнодушно относятся к су­ществующей политической системе, либо становятся на сторону оппозиции, стремящейся к преобразованию этой системы. Структурные кризисы повышают возможности оппозиционного движения в полной мере противостоять правительству. Оппози­ция получает больше шансов на его свержение.

Первоначальным толчком к разрушению коалиции, обеспе­чивающей исполнение правительственных решений, служат определенные потрясения в сфере спроса и предложения, по­рождающие быстрые изменения в обществе. Ригидная полити­ческая система не способна к проведению такой государствен­ной политики, которая преодолела бы несоответствие между растущими требованиями к правительству и его уменьшающи­мися возможностями, т. е. его способности удовлетворять спрос. К числу структурных кризисов, являющихся причиной денежного дефицита, относятся войны, проигранные военные сражения, иностранная интервенция. Разлад в политическую систему вносят депрессии, спады, гиперинфляция, низкие тем­пы роста, а также увеличение неравенства в доходах. Стихий­ные бедствия — наводнения, засухи, землетрясения — еще больше увеличивают требования к правительству и одновре­менно истощают ресурсы общества. Демографические измене­ния вносят свои коррективы во взаимоотношения социальных групп и рождают надежды на получение от правительства тех или иных пособий. Так, например, быстрый рост населения, сокращение запасов продовольствия усиливают политические требования. Урбанизация повышает спрос на услуги, предо­ставляемые правительством, в частности, со стороны молоде­жи, мигрирующей в города из находящихся в состоянии стагна­ции сельских районов. Увеличение числа университетов, с од­ной стороны, и уменьшение престижных постов в правительст­ве—с другой, приводят к разочарованиям, особенно среди об­разованной молодежи, получающей сильнейший стимул к вступлению в ряды оппозиции. Эти демографические измене­ния определяют высокий уровень социальной мобильности. Если существующая, негибкая политическая система не спо­собна сформулировать политический курс, с помощью которо­го можно решить эти проблемы, то в обществе возникает дис­баланс в соотношении сил государства, социальных групп внутри страны и иностранных институтов.

Серьезные структурные конфликты ослабляют сплоченность правящих общественно-политических институтов и обеспечива, ют наибольшую поддержку оппозиционной коалиции, борю­щейся за изменение политической системы. Фракционные кон­фликты внутри правительственных институтов разрушают един­ство действий правительства, государственных служащих, воору­женных сил и полиции. Государственные институты сопернича­ют с социальными группами: этническими, религиозными, эко­номическими или группами гражданского действия. Борьба воз­никает и внутри этих групп: например, землевладельцами и кре­стьянами или между рабочими и капиталистами. Центральное правительство и зарубежные институты (другие государства, ве­дущие межправительственные организации и ТНК) борются за господствующее положение в политике. Зарубежные институты, например МВФ, часто вступают в союз с определенными соци­альными группами внутри страны (частнокапиталистическими фирмами), чтобы противостоять другим социальным группам (городским профсоюзам). Войны между государствами дестаби­лизируют и без того слабые правительства, всячески старающие­ся избежать международных конфликтов. Структурные конф­ликты ускоряют распад принудительной и консенсуальной вла­сти правительства2.

Если правительство вместе с вооруженными силами и поли­цией окажется не в состоянии ни добиться консенсуса, ни эффек­тивно воспользоваться методом принуждения, в обществе может произойти смена системы. Любую из политических систем харак­теризует степень приспособляемости или репрессивности. Такти­ка приспособления получает большую поддержку и ведет к добро­вольному подчинению. Воплощая в жизнь нравственные ценно­сти — солидарность, справедливость, гражданские добродетели — и идя на материальные уступки, государственный аппарат добива­ется большей лояльности различных социальных групп существу­ющей политической системе. Образование коалиций с группами поддержки усиливает стабильность правительства. Однако если правительство уже не придерживается духовно-нравственных ценностей или не предоставляет достаточных социально-эконо­мических благ, консенсуальная коалиция часто распадается. Пра­вительственные институты, особенно армия, полиция и силы без­опасности, ради сохранения существующего строя системы более полагаются на принуждение, которое способно хотя бы на корот­кий период запугать оппозицию, считающую открытое противо­стояние слишком серьезной мерой. Страх и чувство разочарова­ния отвращают оппозиционные организации, такие, как партии, народные фронты, партизанские отряды и повстанческие армии, от оказания активного сопротивления. Но используемые в качестве долговременной меры репрессии могут непреднамеренно по­дорвать систему и укрепить оппозицию. Усиливая негодование по отношению к власть предержащим, принимаемые правительст­вом репрессивные меры зачастую сплачивают оппозицию, под­талкивая их к выражению неуважения к официальным властям и демонстрации своего политического мужества. Если правительст­во будет наказывать оппонентов за ненасильственные действия (забастовки, демонстрации, митинги), те перейдут к насильствен­ным действиям. Если оппозиционное движение направлено про­тив произвола, неразборчивых и репрессивных действий властей, то даже не слишком активные группировки сплотятся вокруг про­тивостоящих режиму лидеров, обещающих более справедливую политическую систему.

Решение поддержать оппозиционное движение проистекает отчасти из ожидания возможного успеха оппозиции. Когда пра­вительство утрачивает административный контроль над обще­ством, ослабевает риск быть наказанным. По мере того как пра­вительственные репрессии становятся умеренными, оппонен­ты, не переставая возмущаться несправедливым строем, в боль­шей степени способны бросить вызов существующей системе. Оппозиционные движения могут объединиться с несколькими местными группами и применить насилие против своих против­ников, захватить власть и установить новый политический строй. Провозглашая общественные идеалы, обещая матери­альные блага и защищая социальные группы от правительствен­ного произвола, оппозиционеры расширяют свою социальную базу. Если другие государства и зарубежные институты усилива­ют внутреннюю структурную слабость существующего прави­тельства и поддерживают оппозицию, то изменение политиче­ской системы еще более вероятно. Когда сильные иностранные правительства и международные институты лишают находя­щийся у власти режим экономической, военной помощи и люд­ских ресурсов, предоставляя их оппозиционному движению, последнее имеет большие возможности установить новую поли­тическую систему3.


Пред. статья След. статья
генерал губернаторства україни