Поведенческие кризисы


Создание поведенческого контекста для свержения политиче­ского режима находится в зависимости от компетентности ли­деров и поддержки граждан. Один из типов поведенческого кризиса предполагает возникновение конфликта между неэф­фективным руководством существующего режима и более эф­фективным руководством оппозиции. Другой заключается в борьбе неэффективного руководства правящего режима с на­родной оппозицией или апатией масс. Третий — конфликты, происходящие между отдельными личностями. Последние, вместо того чтобы достичь примирения, занимают полярно противоположные позиции по вопросу общественного блага. В то время как одни поддерживают действующую власть, другие присоединяются к оппозиции, обещающей установить совер­шенно иную политическую систему. Во - всех трех видах пове­денческих кризисов мотивы, по которым люди солидаризиру­ются либо с существующим режимом, либо с оппозицией, опре­деляются духовно-идеологическими ценностями и материаль­ными интересами. Некоторые индивиды считают политически приоритетным достижение определенных этических принци­пов: свободы, справедливости, гражданских прав, уважения че­ловеческого достоинства. Другие стремятся в первую очередь к власти, богатству, высокому положению и порядку в обществе. Первостепенными политическими целями становятся пища, кров, защищенность, образование, здравоохранение, пенсион­ное обеспечение и низкие налоги.

Конфликты между соперничающими эшелонами власти под­талкивают не только к военным переворотам, направленным на свержение согласительных систем, но и к переходу от элитист-ских мобилизационных режимов к бюрократическим авторитар­ным системам. В этих системных изменениях массы обычно уча­ствуют мало: идет конкуренция между правительственными эли­тами за руководство процессом проведения политики. Перед воз­можностью возникновения серьезных системных кризисов нахо­дящиеся у власти элиты неэффективно используют политиче­скую информацию. Изолированные от ключевых социальных групп и политиков, стоящих ниже на иерархической лестнице, они не знают о насущных проблемах, некомпетентны и не спо­собны ни осмыслить, ни оценить информацию с точки зрения возможных политических альтернатив. Не имея обратной связи, которая позволила бы им получить представление о причинах не­удач, они способствуют параличу процесса проведения политики. Правительственные программы остаются неясными и произ­вольными. Они не могут справиться с такими социальными из­менениями, как быстрая урбанизация, рост образованности и экономическая стагнация. Оппозиция обещает установить иную политическую систему, обеспечивающую порядок, эффектив­ность и результативность. Ее лидеры дают разумные объяснения быстрых изменений, приоритетов в политической деятельности и намечают эффективные стратегии осуществления той или иной политики7.

Поведенческие кризисы также предполагают конфликт меж­ду лидерами действующего правительства, не способными зару­читься поддержкой масс, и гражданами, поддерживающими оп­позиционное движение. Они не в состоянии убедить достаточ­ное число людей в том, что достижение их личных целей зависит от успехов правительства. Поэтому у граждан мало стимулов их поддерживать. Настроенные против режима оппозиционеры имеют больше оснований для присоединения к оппозиции. В основе их решения лежат два общих мотива: достижение пред­полагаемого результата и вероятность этого. Если индивиды по­лагают, что участие в оппозиционном движении говорит о пре­данности моральным ценностям и приводит к положительному результату, они, скорее всего, присоединятся к нему. Таким об­разом, решение об участии в оппозиционном движении зависит от степени приверженности избранным ценностям, помножен­ной на степень политической активности индивида. «Пуристы» участвуют в оппозиции ради утверждения ценности определен­ных духовно-нравственно-идеологических принципов. Эти по­литические активисты протестуют против чинимых правитель­ством несправедливостей и требуют более честной и человечной политической системы. «Прагматики» рассчитывают на то, что их оппозиционная деятельность принесет успех. Не столь пре­данные идеологическим принципам, они стремятся добиться максимальных прибылей при минимальных затратах, считают, что участие в оппозиционном движении принесет конкретные выгоды, которые перевесят затраты (время, энергия, деньги, возможные наказания), сопряженные с противостоянием вла­стям. Образованные молодые люди при оказании сопротивле­ния правительству рассчитывают на большие выгоды и малый риск. Слабые семейные связи снижают личный риск. В случае прихода оппозиции к власти и установления новой системы они надеются получить конкретные блага: правительственные по­сты, возможность влиять на процесс проведения той или иной политики. Другие социальные слои, способные выступить против существующего режима, исходя из подобного же расчета за­трат и выгод, представлены городскими ремесленниками, про­мышленными рабочими, беднейшими фермерами и солдатами. Особенно вероятен крах системы в случае, если лидеры оппози­ции смогут убедить недовольных в том, что вина за их личные неурядицы лежит на правительстве. Народная поддержка поли­тической системы ослабевает потому, что последняя оказывает­ся не в состоянии проводить политику, препятствующую росту налогов, падению реальных доходов и повышению цен на про­дукты питания. Активные лидеры оппозиции убеждают дисси­дентов, что разрешить их проблемы может лишь новая полити­ческая система8.

Усиление репрессий со стороны государства имеет большее предупредительное воздействие на «прагматиков», чем на «пури­стов». У последних ужесточение насилия не вызывает страха, а укрепляет убежденность в несправедливости политического ру­ководства и стимулирует их на более активную оппозиционную деятельность, невзирая на увеличение риска понести наказание. Для «пуристов» жертвование собой становится целью. Предан­ные своему делу, они видят в предпринимаемых правительством карательных мерах повод продемонстрировать мужество, стой­кость и заботу об общем благе.

Активные участники движения — и поддерживающие сущест­вующий режим, и примыкающие к движению оппозиции — объ­единяются в тех случаях, когда политические требования переве­шивают получаемые выгоды. Мотивация участия в политике оп­ределяется расхождениями между политическими устремления­ми и реальными достижениями правительства. Индивиды чувст­вуют себя неудовлетворенными и поэтому политически активны. Поддерживающие правительство надеются, что власть предержа­щие пойдут на уступки некоторым из их требований. Оппозици­онеры ожидают, что новая система будет проводить политику, более отвечающую их политическим предпочтениям.

Определенные структурные условия способствуют активиза­ции деятельности настроенных против режима индивидов. Они принадлежат к малым разнородным группам. Влияние сверстни­ков — страх заслужить осуждение этой группы — обеспечивает покорное следование оппозиционным стратегиям. Члены груп­пы активно взаимодействуют между собой. Основой политиче­ской структуры часто оказываются ассоциации малых групп. В этих условиях лидеры оппозиции могут добиться высокой степе­ни солидарности. Они убеждают индивидов связать их личные интересы с судьбой оппозиционного движения. Участники движения считают, что их личные выгоды зависят от поведения все­го коллектива, что процедуры, направленные на достижение со­гласия, помогают общей деятельности и что преобразование сис­темы улучшит их положение9.

Массовость и компетентное руководство оппозиционным движением приводят к фундаментальным системным изменени­ям только в том случае, если поведенческий кризис затрагивает структурные условия и культурные установки. Если неэффек­тивность официальной политики сочетается с распадом коали­ции, проводящей ее в жизнь, а также с падением легитимности, наличие оппозиции может поставить под угрозу стабильность режима. Теряя контроль над обществом, официальному руко­водству все труднее сдерживать оппозицию. Если политика пра­вительства неэффективна, надежды на легитимность системы, как правило, снижаются, ослабляя тем самым власть всей струк­туры. Появляются прагматичные лидеры оппозиции, цель кото­рых — обретение конкретных благ. Они завоевывают себе сто­ронников, координируют деятельность, накапливают силы и объединяют местные интересы с общегражданскими. Более иде­ологизированные диссиденты — «пуристы» — говорят о мораль­ном предвидении, оправдывающем необходимость жертв в на­стоящем и вселяющем надежду на грядущую победу. Массовое противостояние официальным властям, вероятнее всего, может привести к краху системы10.


Пред. статья След. статья
національно-визвольна війна