Поражение в войне элитистских мобилизационных систем


Подобно тому как возникновение фашистско-нацистских режи­мов отчасти обусловливалось ситуацией на мировой арене, так и установление после второй мировой войны в Западной Герма­нии, Италии и Японии согласительных систем — сложившейся к тому времени геополитической обстановкой. Поражение в войне трех держав «оси» положило конец господству в этих странах эли­тистских мобилизационных систем, разрушило их легитимность и деинституционализировало репрессивные режимы. Прави­тельственные чиновники союзнических держав, в частности США, установили репрезентативные институты, в условиях дей­ствия которых к власти пришли лидеры христианско-демократи-ческой, либерально-демократической и социал-демократиче­ской партий.

Период после второй мировой войны был менее благоприя-тым в политико-экономическом смысле для становления согла­сительных систем. После первой мировой войны европейское общество расколола классовая вражда. Левые радикалы боролись с правыми реакционерами. Левые партии призывали промыш­ленный рабочий класс и беднейшее крестьянство к введению коллективной собственности, народных советов и установлению не совместимого с управленческим рабочего контроля на фабри­ках. Консервативные элиты, пользовавшиеся поддержкой семей­ных фермеров, землевладельцев, бизнесменов и представителей высших кругов общества, смыкались с фашистскими или наци­стскими партиями. В экономической политике, направленной на снижение затрат, сведение до минимума государственного пла­нирования и ограничение свободной торговли во всем мире, ве­дущие роли играли корпорации. Правительство Соединенных Штатов, отказавшееся от активных действий на международной арене, проводило политику протекционизма и изоляционизма. Карательные программы репараций в отношении Германии уси­ливали общий экономический хаос. Не только в Германии, но и во всей Европе высокая инфляция 20-х годов, сменившаяся де­прессией 30-х годов, лишила легитимности демократические правительства. Страшась «перманентной революции», которой угрожали большевики, консервативные элиты. Германии, Ита­лии, Австрии, Франции и стран Восточной Европы сплотились вокруг нацистско-фашистских партий.

После второй мировой войны перспективы демократизации в Западной Европе и Японии были более обнадеживающими, чем прежде. Поражение в войне дискредитировало нацистско-фаши-стские режимы. На правом фланге партии консерваторов и хри­стианских демократов объединились с социал-демократами в со­ставе коалиционных правительств. На левом фланге профсоюзы и демократические социалистические партии выступали в под­держку реформистской политики, направленной на достижение согласия между трудом и капиталом, умеренное повышение зар­плат и щедрые ассигнования на социальную сферу. Вместо того чтобы устанавливать рабочий контроль на фабриках, левые орга­низации пытались добиться взаимодействия между руководст­вом, представителями профсоюзов и правительственными чи­новниками. Несмотря на сохранение управленческого контроля, профсоюзы получили больше возможностей влиять на директо­ров предприятий при разрешении трудовых споров. Опасаясь по­вторения депрессии, правительственные чиновники с начала 50-х до середины 70-х годов проводили кейнсианскую политику. Участие государства состояло в предоставлении инвестиций и осуществлении всесторонних социальных программ.

Правительство Соединенных Штатов более активно, чем в 20-е годы, участвовало в восстановлении разрушенных обществ. По «плану Маршалла» для европейских наций, включая Герма­нию и Италию, были созданы фонды капитального инвестирова­ния, что обеспечивало финансовую стабильность, рыночную си­стему цен и свободу торговли. Высокие инвестиционные расходы при умеренном повышении зарплат обусловили низкую оплату труда на единицу произведенной продукции, это привело к высо­ким темпам роста. Ведомства США помогли также финансиро­вать немецкие военные репарации. Под руководством генерала Дугласа Макартура американские оккупационные власти пере­строили экономику Японии. Эта программа предусматривала пе­рераспределение земли в Японии в пользу независимых ферме­ров, финансовую поддержку и расширение доступности образо­вания. Япония, Западная Германия и Италия отказались от им­периалистической экономической автаркии и активно включи­лись в мировую капиталистическую экономику. НАТО создала всеевропейские силы для предотвращения возможной советской военной интервенции. Ограничив власть национальных армий, она усилила гражданский контроль над военными.

Хотя советское правительство поддерживало коммунистиче­ские партийно-государственные правительства в послевоенной Восточной Европе, большинство западноевропейских коммуни­стических партий выступало за парламентские формы правле­ния. Объединившись во время войны с другими антифашистскими силами, они придерживались демократических процедур ула­живания конфликтов. Даже сильные коммунистические полити­ческие партии во Франции и Италии предпочли путь реформиро­вания капитализма и борьбы за более широкое представительст­во левых сил в политике, а не установление государственного со­циализма в духе ленинизма.

В результате в Западной Европе и Японии с 1950 по 1975 г. происходило ускорение экономического роста, снижение безра­ботицы, обуздание инфляции и повышение равенства в доходах. Таким образом, плюралистические демократии достигли всеоб­щей легитимности. Демократические правила политической иг­ры воспринимались положительно. Согласительные нормы при­мирения разногласий и осуществления государственной полити­ки были институционализированы. К 1990 г. Япония и все запад­ноевропейские страны, даже бывшие бюрократические автори­тарные режимы Греции, Португалии и Испании, функциониро­вали как вполне стабильные согласительные системы1.


Пред. статья След. статья
зунр коротко