Культурные кризисы


Политические изменения являются следствием не только струк­турных, но и культурных кризисов, выражающихся в конфликте духовных ценностей и моральных норм. Легитимность утрачива­ет силу, если формальные ценности, провозглашенные офици­альной культурой, вступают в противоречие с ценностями, испо\ведуемыми оппозиционным движением. Когда государственная политика противостоит неформальным правилам, определяю­щим жизнедеятельность политических организаций, возможна цеинституционализация системы. Широкое распространение получают коррупция в государственном аппарате и цинизм в массах.

С точки зрения реальной перспективы дезинтеграция коали­ции, обеспечивающей исполнение правительственных решений, предшествует ослаблению легитимности. Согласно Рэндоллу Коллинзу, поддержание стабильности в системе зависит прежде всего от действий власти, поддерживающей общественный по­рядок:

«Легитимность... основывается на представлении, что наиболее безопасно находиться в самом центре власти. Не без дюркгеймов-ских положений это представление со временем было подкреплено нравственным убеждением в том, что такая власть правильна и не­обходима. Но это лишь внешняя сторона дела. Правительство, об­ладающее сильной коалиционной властью, само обеспечивает себе легитимность; правительство, обладающее моральной легитимно­стью, но не способное сохранить за собой обеспечивающую испол­нение решений коалицию и допускающее внутренние вооружен­ные конфликты, теряет способность руководить и в конечном сче­те легитимность»4.

Когда правительственные чиновники уже не в состоянии, сдерживать насилие или заключать союзы с национальными объ­единениями и иностранными институтами, легитимности режи­ма приходит конец. Ведущие оппозиционные элиты и их массо­вые сторонники уже не считают политическую систему нравст­венно состоятельной.

Между тем с культурной точки зрения легитимность усиливает стабильность политической системы. Находя свое воплощение в выступлениях, мифах, лозунгах, символах, ритуалах и церемониях, культурные ценности выражают смысл политической деятельно­сти. Они дают объяснение событиям, направлению деятельности, устанавливают юридические нормы и находят причины для при­несения жертв. Стоящие у власти элиты высказывают свои сообра­жения, ссылаясь на те структурные ограничения, которые не по­зволяют ставить под сомнение правомерность существования дан­ной политической системы. Эти упредительные меры срабатыва­ют, если люди считают, что цена устранения тех или иных полити­ческих авторитетов слишком велика по сравнению с возможными выгодами. Систему удается сохранить и тогда, когда простые граж­дане и верхние эшелоны принимают ассоциируемые с существую­щим режимом нормативные обязательства, например, что ролевое поведение предполагает лояльность по отношению к официаль­ной интерпретации прав и обязанностей граждан.

В частности, в XX в. по мере возрастания участия масс в поли­тике лидеры стали ощущать настоятельную потребность в леги­тимизации своего правления. Если власти и другие слои населе­ния воспринимают данную политическую систему с моральной точки зрения как желательную, то представление о легитимности служит ей дополнительной поддержкой. Легитимность основы­вается на убеждении, что и сама система, и ее правители способ­ны обеспечить желаемые блага как духовно-нравственного, так и материального характера. Люди верят в то, что правительство стоит на страже гражданских добродетелей, справедливости, до­стоинства и уважения личности. Оно должно обеспечивать поли­тическую стабильность, денежное обращение, субсидии, креди­ты, рабочие места, землю, а также качественные образование, жилье и здравоохранение. С помощью убеждения легитимные правительственные чиновники обосновывают свое право на власть. Обеспечение ими необходимых нравственных и матери­альных потребностей оправдывает их существование. Тем самым политическая система обеспечивает себе всеобщую поддержку, добровольное повиновение и высокоморальное общество. Точ­ную информацию правительственным политикам предоставляет как общество в целом, так и группы влияния и технические спе­циалисты. Руководители правительства могут вырабатывать по­литику, помогающую политической системе преодолевать струк­турные кризисы.

Ослабление политической легитимности улучшает перспек­тивы системной трансформации, говорит о снижении поддерж­ки со стороны общества, упадке нравственности и принудитель­ном подчинения властям. Правительство вынуждено расходо­вать свои скудные ресурсы на репрессивные органы, обеспечи­вающие повиновение населения. У него остается не так много средств на развитие экономики и социальную сферу — а это именно те цели политической деятельности, которые скорее всего могут обеспечить ему поддержку. Принуждение порожда­ет страх, заставляет уклоняться от передачи политикам точной и полной информации. Система становится менее защищенной от структурных кризисов. Следующая стадия — разочарование тех, кто раньше поддерживал правительство; теперь у них появ­ляются отчуждение и цинизм по отношению к нему. Возникает оппозиционная идеология, делающая упор на нравственное возрождение и лишение старого режима легитимности. Опреде^шяя материальные интересы, эти нравственные ценности спо­собствуют активизации оппозиции. Если лидерам оппозицион­ного движения удается убедить отвернувшихся от правительст­ва элиту и массы, что их движение обеспечит нравственные и материальные блага, то переход легитимности к оппозиции мо­жет послужить толчком к свержению существующей политиче­ской системы5.

Помимо нелигитимности, деинституционализация означает и культурный кризис, подрывающий политическую систему. В то время как нелигитимность связывает культурные ценности с поведением индивидов, деинституционализация ослабляет связь между политическими структурами и культурными нор­мами. Традиции, религиозные заповеди, идеология и конститу­ционные законы предписывают определенные правила поведе­ния. Этими правилами оговариваются права и обязанности общественно-политических структур, включая не только пра­вительственные учреждения, но и отечественные социальные объединения и иностранные институты. Если эти права и обя­занности являются составной частью функционирования этих структур, то политическая система имеет целостный, институ­ционализированной характер. В противном случае возникает разобщенность. Политическая система страдает от ролевой не­определенности, ролевых конфликтов и коррупции. Политиче­ские структуры действуют в соответствии с неформальными правилами, отличными от установленных правящим режимом. Возникает конфликт между личными целями (получение техни­ческого образования или идеологические знания) и более кол­лективистскими, служащими основой для принятия политиче­ских решений, — например, возраст, родственные и этнические связи, половая принадлежность. Равенство перед законом всту­пает в противоречие с особыми привилегиями политических элит. Духовно-нравственные ценности — гражданские доброде­тели, забота о благосостоянии, нравственная чистота — идут вразрез с правилами неформального принятия решений, когда конкретные выгоды получают отдельные чиновники, друзья и родственники. В этих культурных условиях процветают деин­ституционализация и коррупция. Политический процесс захо­дит в тупик. Существующая политическая система утрачивает легитимность. Лидеры оппозиции, обещающие более честное и деятельное правительство, способны мобилизовать народ на оказание сопротивления, установить контроль над правительст­вом и изменить политическую систему6.


Пред. статья След. статья
держава скоропадського