Бюрократические авторитарные системы


Из четырех главных типов политических систем на протяжении последних трех тысячелетий самым распространенным был бю­рократический авторитарный режим. Аграрные бюрократии пра­вили в египетской, китайско-ханьской, римской, османской и российской империях. Европейские колониальные державы управляли своими латиноамериканскими, азиатскими и афри­канскими колониями при помощи бюрократии. После завоева­ния этими территориями политической независимости к руко­водству часто переходили военные, полиция и гражданские тех­нократы. С 50-х до 90-х годов нашего столетия госсоциализм и особенно госкапитализм следовали стратегии, направленной на промышленное развитие. При госсоциализме прерогатива при­нятия политико-экономических решений принадлежала чинов­никам из рядов коммунистической партии, силам госбезопасно­сти, министерствам и технократам. Партийно-государственная администрация осуществляла руководство государственными предприятиями, кооперативами и мелкими частными фирмами. А при госкапитализме большим влиянием обладали технократы вместе с управляющими крупных отечественных частных пред­приятий, а также ТНК. Подобная государственно-капиталисти­ческая стратегия активно используется в экономической полити­ке стран «третьего мира», идущих по пути индустриализации; она получила распространение и в бывших странах госсоциализма в Восточной Европе1.

Какие же факторы влияют на такое широкое распространение бюрократических авторитарных систем? Во-первых, всем поли­тическим лидерам приходится иметь дело с проблемой установ­ления порядка. Истории человеческого общества известны потрясения, вызванные острыми социальными конфликтами, вой­нами, внешними требованиями. модернизации или нарушением функционирования международной экономической системы. Для управленческого аппарата бюрократический контроль пред­ставляется наиболее эффективным средством для противостоя­ния охватывающему общество хаосу. Бюрократическая автори­тарная система зиждется на утверждении принципа поддержания порядка путем создания соответствующих организаций. Ее лиде­ры понимают политику как проявление власти и авторитета госу­дарственными институтами. Сильные государственные органи­зации — гражданские службы, вооруженные силы, службы без­опасности и технические — пытаются установить порядок, по­давляя открытые конфликты. Эти административные органы не­зависимо от того, действуют ли они в рамках государственно-ка­питалистической или государственно-социалистической эконо­мической системы, не заинтересованы в демократии как в систе­ме институционализированной межгрупповой конкуренции.

Во-вторых, для бюрократических авторитарных систем харак­терно наличие единого управленческого аппарата, позволяюще­го правящим элитам удерживать власть в своих руках и влиять на темпы экономического роста. В аграрных обществах землевла­дельцы, составлявшие большинство в центральных правительст­венных органах, использовали бюрократический авторитарный режим для подавления крестьянских мятежей и сохранения ста­тус-кво в экономике. С началом индустриализации бюрократи­ческий контроль снизил потребительский спрос, вызванный по­вышением образовательного уровня, активизацией процесса ур­банизации и повсеместным развитием средств массовой инфор­мации. Урезая общественное потребление, государство стреми­лось увеличить капиталовложения, чтобы создать возможности для накопления капитала.

В-третьих, помимо политико-экономического давления из­нутри, бюрократическую авторитарную систему поддерживали иностранные институты, особенно в Восточной Европе и в «третьем мире». В период с 1500 по 1960-е годы господство над «третьим миром» принадлежало европейским колониальным дер­жавам. До второй мировой войны они силой поддерживали поря­док. В. колониях органы управления обычно находились в столи­цах. Немногочисленные чиновники — наместники испанского короля, французские генерал-губернаторы, британские правите­ли — координировали проведение государственной политики. Ими были созданы бюрократические управленческие структуры, профессиональные армии, гражданская служба с высокообразованным персоналом, экономическая инфраструктура (автомо­бильные и железные дороги, порты, дамбы); введен централизо­ванный сбор налогов; колониальная экономика была превращена в составную часть мирового капиталистического рынка.

После второй Мировой войны транснациональные корпора­ции, Всемирный банк, Международный валютный фонд способ­ствовали усилению влияния в слаборазвитых странах с бюрокра­тическими авторитарными режимами правительственных чинов­ников, таких, как военные, полиция и технократы. Развивающи­еся страны нуждались в получении от транснациональных корпо­раций физического капитала. Хотя внедренные с помощью ТНК интенсивные технологии активизировали промышленное разви­тие, они в то же время способствовали увеличению разрыва меж­ду современными и традиционными секторами экономики, та­кими, как пошив одежды, изготовление обуви и других мелкооп­товых потребительских товаров кустарным способом. По мере увеличения различий в доходах, росла политическая напряжен­ность между городской элитой и беднотой, директорами и рабо­чими, управляющими сельскохозяйственными кооперативами и сельским населением. Предотвращая эти конфликты, военные и полиция получали еще большую власть над правительственной администрацией, укрепляя тем самым бюрократический автори­тарный режим.

При всем различии целей политиков США и бывшего СССР действия и тех и других привели к появлению репрессивных и централизованных государств в Латинской Америке, в Азии, на Ближнем Востоке и в Восточной Европе. В конце 80-х годов (1986—1990) почти две трети всех вооружений направлялось в развивающиеся страны из СССР и США. Лидеры Соединенных Штатов отстаивали необходимость создания плюралистического общества, конституционного правления, свободных конкурент­ных выборов и согласительной системы. Однако подчеркивание ими важности существования стабильного правительства, пред­почтение капиталистическому способу развития перед равенст­вом в доходах, зацикленность на поддержании национальной без­опасности перед угрозой коммунистического или какого-либо ле­вого восстания заставляло чиновников укреплять бюрократиче­скую авторитарную систему. Особенно непоследовательной и не вполне искренней оставалась поддержка США процесса демокра­тизации в Латинской Америке после второй мировой войны. Ока­занию им экономической помощи предшествовали попытки убе­дить в превосходстве демократических идеалов. Вооруженные си­лы союзников получали оружие и техническую помощь. Некоторые ведущие политики США противостояли попыткам латиноа­мериканских военных нейтрализовать лейбористских лидеров ле­вой ориентации, а также активистов из числа крестьян, журнали­стов-диссидентов, радикальное духовенство и студентов с левац­кими настроениями. С 1945 по 1985 г. СССР в сфере своего геопо­литического влияния также способствовал становлению бюрок­ратических авторитарных режимов. Советские руководители под­талкивали восточноевропейских и азиатских лидеров к организа­ции авангардных коммунистических партий и введению в дейст­вие экономических систем, основанных на государственной соб­ственности и управляемых государством. И независимо от того, какая популистская риторика сопровождала подобное развитие событий, данные организационные императивы стимулировали движение к бюрократизации2.


Пред. статья След. статья
державотворчі процеси в україні