Концепции и определения власти


В современной науке концептуальные подходы к интерпретации политической власти с известной долей условности и относительности можно разделить на три больших класса.

1. Атрибутивно-субстанциональные, трактующие власть как атрибут, свойство субъекта.

2. Реляционные, описывающие власть как социальное отношение или взаимодействие на элементарном и сложном коммуникативном уровнях. Они в свою очередь делятся на следующие:

а) потенциально-волевые;

б) инструментально-силовые;

в) структурно-функциональные концепции.

3. Коммуникативные.

Перечислив концептуальные подходы, отметим, что большинство наиболее известных дефиниций понятия "власть” основываются на введении определенного типа субъектно-объектных отношений, и это позволяет выделить абстрактный принцип действия власти для всех возможных случаев ее функционирования.

Субъекты власти выступают в качестве сознательных, суверенных и правомочных партнеров, между которыми установлены асимметричные отношения. Их асимметричность заключается в том, что, хотя на практике существуют два и более субъекта, вступающие между собой в отношения по поводу власти, один из субъектов всегда должен быть подлинным “субъектом” власти, а другой - ее “объектом”. Действие власти таково, что властвующий субъект усиливает свою власть благодаря все более полному сведению позиции другого субъекта к позиции объекта.

Идеология субъекта в определении понятия “власть” широко представлена в политической науке ХХ века. В качестве доказательства приведем несколько типичных определений.

Согласно М. Веберу, власть является “возможностью для одного деятеля в данных социальных условиях проводить собственную волю даже вопреки сопротивлению” [15, с. 53]. В приведенной трактовке подразумевается наличие общественной связи между двумя субъектами и указывается на неравенство, которое состоит в том, что один из субъектов действия может навязывать свою волю другому. Властные отношения, возникающие между субъектами, регулируются социальными нормами.

В реляционистских концепциях власть трактуется как межличностное отношение, позволяющее одному индивиду изменять поведение другого. Такое толкование акцентирует внимание на асимметричности властных отношений. Следовательно, в результате взаимодействия субъектов возможно сопротивление одной из сторон. В соответствии с реляционистской концепцией формулируются многие современные определения понятия “власть”. Так, согласно американскому политологу Р. Далю, власть есть “отношения между социальными единицами, когда поведение одной или более единиц (ответственные единицы) зависит при некоторых обстоятельствах от поведения других единиц (контролирующие единицы)” [11, с. 407]. Американский ученый П. Блоу определяет власть как “способность одного индивида или группы осуществлять свою волю над другими через страх, либо отказывая в обычных вознаграждениях, либо в форме наказания, и, несмотря на неизбежное сопротивление при этом, оба способа воздействия представляют собой негативные санкции” [11, с. 117].

Принципы субъектно-объектного анализа политической реальности характерны и для поведенческого (бихевиористского) направления в политологии.

Субъективизм присущ системному анализу власти, хотя и не столь заметно. Здесь политическая система определяется как качественно отличная от других социальных систем. Она представляет собой совокупность взаимодействий, осуществляемых индивидами в пределах признанных ими ролей, взаимодействий, направленных на авторитарное распределение ценностей в обществе. Власть в политической системе выступает как безличное свойство, как ее атрибут. По мнению Т. Парсонса, власть есть реальная способность единицы системы аккумулировать свои интересы (достичь цель, пресечь нежелательное вмешательство, внушить уважение, контролировать собственность и т. д.) в контексте "системной интеграции и в этом смысле осуществлять влияние на различные процессы в системе” [39, с. 391]. Данный подход к определению власти позволяет рассмотреть власть как свойство системы, основанное на всеобщем согласии.

Наконец, существует еще одно понимание власти как способности отдельных лиц или группы навязывать свою волю другим вопреки сопротивлению, используя для этого формы устрашения или предостережения, заменяющие возмездие и прямое наказание, учитывая, что как первое, так и второе являются, по существу, негативными санкциями.

Представленные выше трактовки понятия "власть” позволяют сделать вывод, что все они создаются на основе введения определенного типа субъектно-объектных отношений, помогающего вычленить абстрактный принцип действия власти для всех возможных случаев ее функционирования. Он базируется на негативной санкции или на способности обладающего властью субъекта вводить повсюду, где она осуществляется, отношения асимметрии. А это означает, что из двух субъектов, вступающих между собой во властные отношения, один всегда должен быть "субъектом” власти, то есть обладать авторитетом, влиянием или компетенцией, а другой - ее "объектом”, то есть не имеющим авторитета, влияния, не обладающим компетенцией.

Основным направлением философского осмысления феномена власти в современной политической теории является разработка проблемы ее позитивной, созидательной функции. Признавая важными и существенными негативные функции власти, благодаря которым она выступает как власть над кем-то, как возможность осуществлять принуждение по отношению к кому-то, сторонники этого направления акцентируют внимание на функции власти убеждать или разубеждать, достигая определенного соглашения.

В политической теории постмодерна власть рассматривается как важнейший элемент коммуникации современного общества, а сам анализ понятия строится на основе теории коммуникации или "коммуникативных действий”. В этом направлении развиваются практически все современные концепции власти. Х. Арендт, Ю. Хабермас, М. Фуко, А. Гидденс делают упор именно на коммуникативном аспекте власти.

Этот момент является чрезвычайно важным в современной политической науке, стремящейся выявить отношения между регулятивными факторами политики, благодаря которым можно было бы преодолеть противоречия между силой и насилием, правом и законом, а также другими механизмами общества.

Согласно теории коммуникативного действия, отношения между людьми выходят за рамки властных отношений, как только в сферу общения включается насилие, имеющее целью утвердить чью-либо точку зрения в качестве господствующей. Сторонники данной концепции отвергают насилие в качестве средства общения. Подлинное проявление власти состоит в ее способности убедить другого в целесообразности совместных действий, прийти к определенному соглашению. Если же власть оказывается не в состоянии обосновать необходимость совместных действий и в качестве последнего аргумента использует насилие, то это свидетельствует не столько о ее силе, сколько о бессилии или слабости.

Власть, таким образом, выступает как сложнейший механизм тотального социального общения, регулирующий отношения между управляющими и управляемыми, первые из которых получают потенциально символическую власть над вторыми, хотя последние обладают символическим капиталом, оказывая влияние и давление “снизу” на властвующих. Подобные взаимоотношения сложились в ходе длительного социального общения, породив регулятивные механизмы публичной власти.

Значит, власть возникает в результате отношений между людьми в процессе индивидуальной и общественной деятельности (социальной, политической, экономической, правовой). Поэтому властные отношения содержат нечто индивидуальное (взгляд, чувства, настроение, ценности, эмоции). Власть воздействует на поведение, деятельность людей при помощи определенных средств (авторитет, права, мораль, принуждение, сила, убеждения). Какими именно средствами воздействия воспользуется властная сторона, в любом случае зависит от конкретных причин: уровня развития общества, развития властной и подвластной сторон отношений.

Анализ феноменологии и генезиса политической власти позволяет сделать вывод, что наиболее обоснованным является подход, согласно которому власть (“отношение отношений” по М. Фуко [25, с. 206-255]) представляет собой скорее регулятор социального общения, своего рода синергетический способ человеческой самоорганизации и принцип коллективного саморегулирования, чем вещь или свойство, кому-либо принадлежащее, как это трактуется в некоторых волевых и силовых концепциях.

Механизм властного общения включает в себя и давление "снизу” различных слоев общества, имеющих свои зоны влияния и интересов, которые через каналы обратной связи, систему представительства и другие формы демократического волеизъявления оказывают воздействие на состояние властных отношений.

Таким образом, власть представляет собой социальное взаимодействие властвующих и подвластных, в рамках которого они оказывают влияние друг на друга.


Пред. статья След. статья
столипінська аграрна реформа в україні