ГлавнаяКниги о политологииПолитические переговоры (учебное пособие): И.А. ВасиленкоПервая стратагема: «Обмануть императора, чтобы он переплыл море»

Первая стратагема: «Обмануть императора, чтобы он переплыл море»


Основная идея первой стратагемы на политических переговорах состоит в том, чтобы скрыть свои истинные цели от оппонентов, сбить с курса. Поэтому иногда ее называют «стратагемой шапки-невидимки» или «стратагемой маскировки». Один из китайских комментариев к ней гласит: «Весьма часто как раз общеизвестное скрывает под собой глубочайшую тайну».

Несколько сложное, завуалированное название этой стратагемы связано с историческим преданием о нерешительном китайском императоре Тай Цзуне (VII в. н. э.), который опасался переплыть море со своим войском. Военачальники, боявшиеся, что император отменит поход, обратились в конце концов к хитроумному генералу. Тот придумал стратагему, с помощью которой можно было переправить императора и его воинов за море, воспользовавшись хитростью, для чего запретил всем вплоть до следующего дня глядеть на море и сказал: «Что если бы император смог проехать по морю, как посуху?» Генерал все подготовил. Наутро офицеры сообщили императору, что богатый крестьянин, живущий прямо на берегу моря, пожелал доставить для войска провиант на время переправы и поговорить об этом с императором. Император направился со своей свитой к берегу моря. Самого моря он увидел, так как десять тысяч искусно расположенных одноцветных полотнищ от палаток закрывали весь обзор. Крестьянин почтительно пригласил императора войти в дом. Повсюду на стенах висели дорогие занавесы, а на полу лежали ковры. Император и его спутники уселись и стали пить вино. Через некоторое время императору показалось, что со всех четырех сторон слышится свист ветра; удары волн раздавались в его ушах подобно грому. Кубки и светильники дрожали и качались. Удивленный император приказал одному из слуг отдернуть занавес, и перед императором открылась морская гладь. Вся армия двигалась на корабле в открытом море. Перед совершившимся фактом воля императора окрепла, и он уверенно повел войско к победе.

На переговорах сокрытие истинной цели с помощью отвлекающей маскировки — достаточно распространенный прием. Среди примеров недавнего прошлого можно назвать поиски американцами оружия массового уничтожения в Ираке, о чем широко оповещалась мировая общественность и упоминалось на всех переговорах по Ираку перед подготовкой военной операции. В настоящее время на международных переговорах США столь же широко привлекают внимание общественности к ядерным программам Северной Кореи и Ирана, подчеркивая угрозу международной безопасности. Международные эксперты отмечают, что целенаправленная информационно-психологическая работа США по формированию общественного мнения имеет следствием то, что значительная часть мирового истеблишмента пришла к убеждению: единственной причиной напряженности на Корейском полуострове является безумное желание «агрессивного, непредсказуемого диктатора» Ким Чен Ира обзавестись вдобавок к миллионной армии еще и ядерным оружием.

Известно также, что на проходивших в 2005 г. в Вене переговорах по иранской ядерной проблеме выступавшая от имени Запада «евро-тройка» в составе Великобритании, Германии и Франции постепенно ужесточала свою позицию, все больше склоняясь к американской точке зрения. Речь идет о том, чтобы передать иранское ядерное досье в Совет Безопасности ООН. Единственной мировой державой, попы­тавшейся воспрепятствовать этому, была Россия.

Еще один глубинный смысл «стратагемы маскировки» состоит в том, чтобы во время переговоров несколько раз изменять свои позиции предлагать различные варианты решения проблемы с целью отвлечь внимание от истинных стратегических планов. Здесь напрашивается аналогия с известными историческими примерами начала военных действий. Во Второй мировой войне немецкая сторона 29 раз приступала к перемещению войск в направлении французской границы; в результате, когда началось решительное наступление, французы не сразу поняли, что происходит. Сходным образом арабы подготавливали в 1973 г. нападение на израильскую армию для освобождения Суэцкого канала. После «шестидневной войны» 1966 г. они ежегодно проводили военные маневры, во время которых войска концентрировались у Суэцкого канала. Под прикрытием очередных маневров они и начали наступление, причем во время иудейского религиозного праздника1.

В качестве примера, иллюстрирующего, как смена тактики на политических переговорах может быть успешной, приведем неожиданное признание северокорейского президента Ким Чен Ира в сентябре 2002 г. о похищении тринадцати японцев для обучения своих шпионов в 1970— 1980-х гг., от чего в течение двух десятилетий корейцы решительно открещивались. Ким Чен Ир принес извинения и разрешил оставшимся в живых пяти похищенным посетить Японию. Сделав это, он устранил давние препятствия на пути к нормализации отношений между Японией и Северной Кореей, что было особенно важно для последней ввиду обострения отношений с США по поводу «ядерной программы». Как известно, Япония сегодня активно участвует в переговорах по обсуждению северокорейской ядерной программы, демонстрируя лояльность. Заметим, что в данном случае на политических переговорах была использована не только первая стратагема — «стратагема маскировки», но и вторая — «стратагема ахиллесовой пяты», о которой речь пойдет дальше.


Пред. статья След. статья
унр доби директорії