Социальная и политическая роль традиции


Апелляции к традиционному укладу жизни, традиционным ценностям, традиционному мировоззрению неизменно нагружены политическим смыслом. Именно они легли в основу идейного свода консервативной мысли. [См. статью Консерватизм.] Но, помимо вклада, внесенного в оформление одной из трех классических идеологий, феномен традиции решает и другие социальные задачи. Обобщая ее социальные функции, можно составить довольно обширный перечень (Мельвиль 2002: 492). Во-первых, традиция выступает источником идеальных ресурсов, потребность в которых испытывает любое общество. Иначе говоря, ей присуща мобилизующая сила, а декларируемая приверженность традиционным ценностям может приносить политические выгоды даже в эпоху постмодерна. Во-вторых, наряду с правовыми или религиозными институтами и нормами, традиция обеспечивает легитимность наличного социально-политического порядка. В частности, именно она лежит в основе так называемого «обычного» права, которое наряду с формальным правом санкционирует фундаментальные общественные установления. В-третьих, традиция объединяет социум и поддерживает его коллективную идентичность. Особенно ярко этот момент просматривается в изобретении новых традиций и ритуалов в обществах, восстанавливающих или только что обретших собственную государственность. Как показывает новейшая политическая практика, конструирование общего прошлого выступает ключевым элементом национального самосознания даже в тех случаях, когда с исторической точки зрения его наличие весьма сомнительно. Наконец, в-четвертых, традиция поддерживает устойчивость социума в кризисные периоды. Здесь, правда, раскрывается и ущербность традиции, поскольку зачастую именно она оказывается главным инструментом общественных групп, противящихся назревшей модернизации.

Важно отметить, что привлечение традиционалистского дискурса для решения насущных политических задач почти никак не связано с приписыванием феномену традиции онтологического статуса. Иными словами, реализация консервативно-традиционалистской политической программы отнюдь не означает, что ее инициаторы и исполнители разделяют убеждение в потусторонних истоках традиции. С этой точки зрения политический традиционализм можно считать одним из инструментов, с помощью которых регламентируется и ограничивается модернизация. Именно по этой причине традиционализм не во всех случаях выступает в облике религиозной доктрины, хотя чаще всего вера в сверхъестественное и убеждение в святости традиции идут рука об руку. Вместе с тем, и это особенно характерно для политики постмодерна, прикладное использование традиции возможно даже в таких политических контекстах, в которых традиционные начала вовсе неразвиты; в подобных случаях призывы к политическому действию подкрепляются ссылками на вымышленную, фиктивную традицию, иногда для этих целей и моделируемую. Целенаправленное конструирование политической традиции можно считать одной из особенностей политического дискурса современности.

Запечатленное в традиции прошлое накладывает свой отпечаток на приобщение конкретного социума к модернизации и последующему переходу к постмодерну. По наблюдению Рональда Инглхарта (р. 1934), «протестантское, православное, исламское или конфуцианское прошлое того или иного общества способствует формированию культурных зон, которые отличаются самобытной системой ценностей и способны противостоять натиску экономического развития» (Инглхарт 2002: 106). В тех обществах, в которых сама жизнь человека и сегодня не является гарантированной, господствуют ценности выживания — свод личных установок и ориентиров, из которых, собственно, и исходит современный традиционализм. В их основе лежат поощрение религии и устоявшихся семейных ценностей, предпочтение социального конформизма индивидуальным достижениям, практика уважения к власти и высокий уровень патриотизма. Соответственно, те общества, где проблемы непосредственного выживания уже решены, придерживаются противоположного, секулярного и рационального набора ценностей, которые Инглхарт называет ценностями самовыражения. Именно ценностное равновесие, установившееся в конкретном обществе под влиянием его религиозных традиций, предопределяет степень его дальнейшей традиционности.



Пред. статья След. статья
князі галицько волинського князівства