Европейское Просвещение и образование


Особенно благодатной почвой для утверждения просвещенческих идей оказалось образование: век Просвещения стал также и веком Педагогики. Прежде монополия на школьное и университетское образование, фактически, принадлежала церкви, и поэтому почти повсюду усилия просветителей наталкивались на глубоко укоренившуюся религиозную традицию обучения. «К образованию способны все» — такова одна из самых знаменитых фраз в истории педагогической мысли, принадлежащая Клоду Адриану Гельвецию (1715—1771). В этой мысли воплотились радикальные намерения Просвещения перестроить всю предшествующую систему образования, ибо, как доказывал ее автор, человек есть не более чем продукт того образования, которое он получил. Деятели Просвещения воодушевлялись широчайшими возможностями, которые обеспечивались образованием при формировании нового, освобождающего миропонимания (Parry, 2000: 25).

В результате упорной борьбы просветители добились того, что общее образование было отделено от религиозного, а в школьные и университетские программы в дополнение к классическим были включены и современные предметы. Важно, что государство начало воспринимать приобщение населения к образованию как собственную, то есть светскую, задачу, а не задачу церкви: во второй половине XVIII века создаются первые государственные органы, отвечающие за образование. Британский историк Норман Дэвис (р. 1939) обращает внимание на интересную ситуацию в Польше, где в 1772—1773 годах была создана Национальная образовательная комиссия, которая стала первым в Европе государственным министерством образования. Комиссия проделала огромную работу, создав около двухсот светских школ и подготовив для них новых учителей. Причем эта деятельность пережила само государство, поскольку единая Польша вскоре была разрушена, а образовательная традиция и новые школы сохранились (Дэвис, 2005: 448).

Итак, современное образование — во многом «дитя» Просвещения, так что критикующие утвердившееся в Европе почтение к образованию одновременно нападают и на сам просвещенческий проект. Культ образования нередко обвиняют в том, что он игнорировал разнообразие, основывался на абстрактном индивидуализме и, что хуже всего, выступил источником утопической концепции технологического контроля над социальным порядком, в конечном итоге приведшем к ужасам тоталитаризма ХХ века (Parry, 2000: 26). Есть, однако, и другая точка зрения: современная Европа должна благодарить эпоху Просвещения не только за то, что она дала миру плеяду блестящих умов, но и в не меньшей степени за тот прорыв, который удалось совершить в области приращения новых знаний. Образование стало светским, то есть перешло от церкви к государству, и тем самым были созданы предпосылки для роста того мощного образованного среднего класса, который впоследствии стал двигателем европейского развития и фундаментом европейской демократии.


Пред. статья След. статья
внутрішня та зовнішня політика директорії