ГлавнаяКниги о политологииЛекции по курсу «История и политика»Суд творит историю. Политика под судом истории

Суд творит историю. Политика под судом истории


Что такое суд истории. Как она может судить политику? Вопрос этот не простой. Ибо неизвестно о какой политике, и о какой истории идет речь. Обычный суд – это наличие судьи, обвиняемого, обвинителя и защитника. Есть ли таковые в данном случае? Тем более, если исходить из того, что как писал И. Виноградов, в том, что произошло, а он имеет в виду страшные репрессии, унесшие миллионы жизней, «вина всех нас – и живших и не живших в то трагическое время, потому что вина наших отцов и дедов, которые жили тогда. Остается на них только до тех пор, пока она остается на них до тех пор, пока она остается на нас, на их детях и внуках». Почему он так считает? Потому что виноваты и те, кто был организатором и вдохновителем преступлений, и те, кто был исполнителем, и тех, кто знал о них, оставаясь их молчаливым свидетелем, а тем самым и соучастником, и те, кто не знал и не хотел знать, потому что их незнание тоже не исключало их из участия в жизни, сеявшей смерть. Этот автор причисляет к виновникам и тех, кто погибал в этой борьбе, потому что они не сумели победить там, где поражение слишком страшно. Короче, это вина всех, однако в разной степени. А народ? И он виноват, ибо суды над так называемыми врагами народа осуществлялись под улюлюканье толпы. Всюду на митингах и собраниях выносились резолюции с требованием казни противников Сталина.

Поэтому снова тот же вопрос: кто обвиняемый, кто судья, кто обвинитель и кто адвокат?

Однако обезличивать политику нельзя? В каждом отдельном случае есть реальные обвиняемые и обвинители, равно как и судья и адвокат.

Под судом истории оказались абсолютные монархии в Англии и Франции. От имени истории суд творили массы народа, их вожди. Защитниками выступали монархисты - феодалы. В результате короли Англии и Франции были казнены. В России суд над романовской монархией был сотворен в 1917-1918 годах. Семья последнего русского царя также была уничтожена. И здесь также были судьи и обвинители в лице большевиков. Были и защитники в лице монархистов – капиталистов, помещиков и генералов. И им был вынесен приговор.

Пришедшие к власти большевики полагали, что никакого суда над ними не будет. Однако история судит. Она судит по-своему. Здесь нет ни адвокатов, ни прокуроров и судей. За всех она одна. Ее приговор приводится в исполнение не сразу. Она дает возможность тем, кто творит злодеяния опомниться. Однако этой отсрочкой редко кто пользуется. Тогда она требует полномасштабного ответа за совершенные злодеяния.

Сегодня значительная часть общественности требует суда над большевизмом. Однако суд истории может состояться только при выявлении конкретных злодеяний большевистского режима. Работа историков в архивах дает возможность для этого.

Так, стали известны широкой общественности история высылки видных деятелей науки и общественных деятелей в 1922 году. Это история так называемого философского парохода. Подлинной причиной высылки интеллигенции являлась неуверенность руководителей советского государства в своей способности удержать власть после окончания Гражданской войны. Сменив политику военного коммунизма на новый экономический курс и разрешив в сфере экономики рыночные отношения и частную собственность, большевистское руководство понимало, что оживление мелкобуржуазных отношений неминуемо вызовет всплеск политических требований о свободе слова, а это представляло прямую угрозу власти вплоть до смены социального строя. Поэтому партийное руководство, прежде всего В. И. Ленин, решили вынужденное временное отступление в экономике сопроводить политикой «закручивания гаек», беспощадным подавлением любых оппозиционных выступлений. Ярким выражением такой политики явились разгром крестьянских движений, Кронштадтского восстания, подготовка и проведение показательных судебных процессов над партиями эсеров и меньшевиков (в отношении последних процесс готовился, но не состоялся), наступление на Церковь.

Политбюро ЦК РКП(б) 24 мая и 8 июня поддержало предложения Ленина. Были приняты постановления, содержавшие целую систему мер: ГПУ совместно с Наркомздравом поручалось составить список подлежащих «изъятию» врачей, следить за их реакцией на судебный процесс над эсерами; ВЦИК - издать постановление об образовании при НКВД Особого совещания для рассмотрения вопросов об административной высылке врачей. Однако репрессии откладывались до завершения процесса над социалистами-революционерами Для «окончательного рассмотрения списка подлежащих высылке верхушек враждебных интеллигентских группировок» 8 июня 1922 г. Политбюро ЦК РКП(б) решено было создать комиссию в составе Л. Б. Каменева, Д. И. Курского и И. С. Уншлихта. Основную работу по подготовке к высылке возложили на ГПУ. В целях выявления инакомыслящих в важнейших государственных учреждениях страны, в том числе в наркоматах и университетах, были созданы «бюро содействия» работе ВЧК. Их члены из числа партийных и советских руководителей (коммунисты с не менее чем 3-летним партийным стажем) собирали разнообразную информацию об антисоветских элементах в своих учреждениях. Кроме того, в их обязанности входило наблюдение за проведением съездов, собраний и конференций. Информационные материалы «бюро», являясь строго секретными, концентрировались в 8-м отделении секретного отдела ВЧК - ГПУ. Непосредственную подготовку и проведение мероприятий по высылке интеллигенции в ГПУ возложили на 4-е отделение секретного отдела, отвечавшее за «работу с интеллигенцией». Несколько позднее в центральном аппарате ГПУ на базе этого отделения было создано «особое бюро по административной высылке антисоветской интеллигенции». Аналогичные бюро были образованы в аппаратах полномочных представительств и губотделов ГПУ. С арестованных брали обязательство не возвращаться в страну. За самовольное возвращение полагалась смертная казнь. Первыми за границу в июне 1922 г. были отправлены находившиеся в ссылке в г. Кашине Тверской губернии известные общественные деятели, бывшие руководители Всероссийского комитета помощи голодающим C. H. Прокопович и Е. Д. Кускова. 10 августа были утверждены составленные комиссией списки подлежащих высылке научных и общественных деятелей Москвы, Петрограда и Украины (Харьков, Киев, Одесса и другие города).

При этом партия большевиков, всячески пыталась оправдаться перед международной общественностью. Так, Л. Д. Троцкий 30 августа 1922 года в интервью газете «Известия» заявил: «Те элементы, которые мы высылаем и будем высылать, - сами по себе ничтожны. Но они орудия в руках наших возможных врагов. В случае новых военных осложнений... все эти непримиримые и неисправимые элементы окажутся военно-политической агентурой врага. И мы будем вынуждены расстреливать их по законам войны. Вот почему мы предпочитаем сейчас, в спокойный период, выслать их заблаговременно. И я выражаю надежду, что вы не откажетесь признать нашу предусмотрительную гуманность и возьмете на себя ее защиту перед общественным мнением».

Действительно, история по отношению к ним выразила свою гуманность, ибо они смогли избежать массовых репрессий 30-х и последующих годов. А Троцкий сам оказался высланным и в последующем был уничтожен своим соперником Сталиным.

Суд истории настиг и этого одного из авторов репрессивной политики большевистской России. Февральский номер журнала «Большевик» за 1937 г. открывался большой передовой, посвященной итогам суда по делу так называемого «антисоветского троцкистского центра». Начиналась она словами: «Единодушным одобрением встретил совет­ский народ приговор Военной коллегии Верховного суд… На фабриках и заводах, в колхозах, на общегородских митингах трудящихся прокатилась бурная волна Народного гнева против подлых изменников и предателей нашей Родины, против убийц рабочих и красноармейцев, против германских и японских шпионов, под­жигателей мировой войны». А заканчивалась резолю­цией общегородского митинга трудящихся Москвы: «Не уйти от народного гнева, не уйти от револю­ционного правосудия и кровавому псу фашизма, врагу народа Иуде — Троцкому и всей контрреволюционной своре троцкистов и правых». Это, разумеется, не был приговор истории, а было предупреждением оставшимся творцам злодеяний. Суд истории был впереди.

А пока арестованные под охраной чекистов были отправлены на зафрактованных у немцев пароходах «Обербургомистр Хакен» и «Пруссия». Им было разрешено брать с собой одно зимнее и одно летнее пальто, один костюм, по две штуки всякого белья, две денные и две ночные рубашки, две ночные. Две пары кальсон, две пары чулок. Было запрещено вывозить золотые вещи, включая нательные кресты. Правда, разрешалось брать 20 долларов на человека. Но брать их было неоткуда, ибо за хранение валюты полагалась тюрьма.

Точное число лиц, высланных заграницу неизвестно. По одним данным это 200, по других 500 и более.

Историки представили также широкой общественности факты глумления над видными деятелями литературы и искусства. Таково «Постановление Оргбюро ЦК ВКП(б) О журналах «Звезда» и «Ленинград» 14 августа 1946 г. Журнал «Звезда» подвергся расправе за то, что, как говорилось в этом постановлении предоставление своих страниц «таким пошлякам и подонкам литературы, как Зощенко», за то, что «всячески популяризирует также произведения писательницы Ахматовой, литературная и общественно-политическая физиономия которой давным-давно известна советской общественности. «Ахматова, - говорилось в постановлении «является типичной представительницей чуждой нашему народу пустой безыдейной поэзии. Ее стихотворения, пропитанные духом пессимизма и упадочничества, выражающие вкусы старой салонной поэзии, застывшей на позициях буржуазно-аристократического эстетства и декадентства, «искусстве для искусства», не желающей идти в ногу со своим народом наносят вред делу воспитания нашей молодежи и не могут быть терпимы в советской литературе». Журнал «Ленинград» подвергся уничтожающей критике также за то, что «предоставлял свои страницы для пошлых и клеветнических выступлений Зощенко, для пустых аполитичных стихотворений Ахматовой». В постановлении приводился целый перечень имен литераторов, оказавшихся под вредным влиянием Зощенко и Ахматовой. Осуждался и Союз писателей СССР под руководством Тихонова и Ленинградский Обком ВКП(б) за попустительство. В результате было решено закрыть журнал «Ленинград», а главным редактором журнала «Звезда» назначить заместителя начальника Управления пропаганды ЦК ВКП(б) Еголина, сохранив за ним и прежнюю должность.

История судит преступную политику в целом. Она в ходе своего развития наказывает и тех, чьими руками эта политика творилась.

Документы:

Постановление Оргбюро ЦК ВКП(б) О журналах «Звезда» и «Ленинград» от 14 августа 1946 г.

№ 21 А. п. 1г - О журналах «Звезда» и «Ленинград».

ЦК ВКП(б) отмечает, что издающиеся в Ленинграде литературно-художественные журналы «Звезда» и «Ленинград» ведутся совершенно неудовлетворительно.

В журнале «Звезда» за последнее время, наряду со значительными и удачными произведениями советских писателей, появилось много безыдейных, идеологически вредных произведений. Грубой ошибкой «Звезды» является предоставление литературной трибуны писателю Зощенко, произведения которого чужды советской литературе. Редакции «Звезды» известно, что Зощенко давно специализировался на писании пустых, бессодержательных и пошлых вещей, на проповеди гнилой безыдейности, пошлости и аполитичности, рассчитанных на то, чтобы дезориентировать нашу молодежь и отравить ее сознание. Последний из опубликованных рассказов Зощенко «Приключения обезьяны» («Звезда», № 5-6 за 1946 г.) представляет пошлый пасквиль на советский быт и на советских людей. Зощенко изображает советские порядки и советских людей в уродливо карикатурной форме, клеветнически представляя советских людей примитивными, малокультурными, глупыми, с обывательскими вкусами и нравами. Злостно хулиганское изображение Зощенко нашей действительности сопровождается антисоветскими выпадами.

Предоставление страниц «Звезды» таким пошлякам и подонкам литературы, как Зощенко, тем более недопустимо, что редакции «Звезда» хорошо известна физиономия Зощенко и недостойное поведение его во время войны, когда Зощенко, ничем не помогая советскому народу в его борьбе против немецких захватчиков, написал такую омерзительную вещь как «Перед восходом солнца», оценка которой, как и оценка всего литературного «творчества» Зощенко, была дана на страницах журнала «Большевик».

Журнал «Звезда» всячески популяризирует также произведения писательницы Ахматовой, литературная и общественно-политическая физиономия которой давным-давно известна советской общественности. Ахматова является типичной представительницей чуждой нашему народу пустой безыдейной поэзии. Ее стихотворения, пропитанные духом пессимизма и упадочничества, выражающие вкусы старой салонной поэзии, застывшей на позициях буржуазно-аристократического эстетства и декадентства, «искусстве для искусства», не желающей идти в ногу со своим народом наносят вред делу воспитания нашей молодежи и не могут быть терпимы в советской литературе»... Предоставление Зощенко и Ахматовой активной роли в журнале, несомненно, внесло элементы идейного разброда и дезорганизации в среде ленинградских писателей. В журнале стали появляться произведения, культивирующие несвойственный советским людям дух низкопоклонства перед современной буржуазной культурой Запада. Стали публиковаться произведения, проникнутые тоской, пессимизмом и разочарованием в жизни (стихи Садофьева и Комиссаровой в № 1 за 1946 г. и т. д.). Помещая эти произведения, редакция усугубила свои ошибки и еще более принизила идейный уровень журнала»...

Ленинградский горком ВКП(б) проглядел крупнейшие ошибки журналов, устранился от руководства журналами и предоставил возможность чуждым советской литературе людям, вроде Зощенко и 590 Ахматовой, занять руководящее положение в журналах. Более того, зная отношение партии к Зощенко и его «творчеству», ленинградский горком (тт. Капустин и Широков), не имея на то права, утвердил решением горкома от 28.1. С. Г. Новый состав редколлегии журнала «звезда», в который был введен и Зощенко. Тем самым ленинградский горком допустил грубую политическую ошибку. «ленинградская правда» допустила ошибку, поместив подозрительную хвалебную рецензию Юрия Германа о творчестве Зощенко в номере от 6 июля с. Г.

Управление пропаганды ЦК ВКП(б) не обеспечило надлежащего контроля за работой ленинградских журналов.

ЦК ВКП(б) постановляет:

1. Обязать редакцию журнала «Звезда», правление союза советских писателей и управление пропаганды ЦК ВКП(б) принять меры к безусловному устранению указанных в настоящем постановлении ошибок и недостатков журнала, выправить линию журнала и обеспечить высокий идейный и художественный уровень журнала, прекратив доступ в журнал произведений Зощенко, Ахматовой и им подобных.

2. Ввиду того, что для издания двух литературно-художественных журналов в Ленинграде в настоящее время не имеется надлежащих условий, прекратить издание журнала «Лениград», сосредоточив литературные силы Ленинграда вокруг журнала «Звезда».

3. В целях наведения надлежащего порядка в работе редакции журнала «звезда» и серьезного улучшения содержания журнала, иметь в журнале главного редактора и при нем редколлегию. Установить, что главный редактор журнала несет полную ответственность за идейно-политическое направление журнала и качество публикуемых в нем произведений.

4. Утвердить главным редактором журнала «звезда» тов. Еголина a. m. С сохранением за ним должности заместителя начальника управления пропаганды ЦК ВКП(б).

5. Поручить секретариату ЦК рассмотреть и утвердить состав редакторов отделов и редколлегии.

6. Отменить решение ленинградского горкома от 26 июня с. г. О редколлегии журнала «звезда», как политически ошибочное. Объявить выговор второму секретарю горкома тов. Капустину Я. Ф. За принятие этого решения.

7. Снять с работы секретаря по пропаганде и заведующего отделом пропаганды и агитации ленинградского горкома тов. Широкова и. м., отозвав его в распоряжение ЦК ВКП(б).

8. Возложить партруководство журналом «Звезда» на ленинградский обком. Обязать ленинградский обком и лично первого секретаря ленинградского обкома и горкома тов. Попкова принять все необходимые меры по улучшению журнала и по усилению идейно-политической работы среди писателей Ленинграда.

9. За плохое руководство журналом «Ленинград» объявить выговор тов. Лихареву Б. М.

10. Отмечая, что журнал «Звезда» выходит в свет со 591 значительными опозданиями, оформляется крайне небрежно (обложка имеет неприглядный вид, не указывается месяц выхода очередного номера), обязать редакцию «Звезды» обеспечить своевременный выход журнала и улучшить его внешний вид.

11. Возложить на управление пропаганды ЦК (т. Александрова) контроль за выполнением настоящего постановления.

12. Заслушать на оргбюро ЦК через 3 месяца отчет главного редактора «Звезды» о выполнении постановления ЦК.

Командировать т. Жданова в Ленинград для разъяснения настоящего постановления ЦК ВКП(б)


Пред. статья След. статья
період руїни в історії козацької україни