Сотрудничество государств в обеспечении безопасности


Состязательная природа международной структуры, отсутствие верховной власти, стремление государств выжить, полагаясь главным образом на свою силу, делают политику баланса сил более регулярным явлением, чем сотрудничество. Согласно неореализму Кеннета Уолтса, сотрудничество трудно и достигать, и долго поддерживать, так как системное влияние на государство стимулирует именно политику баланса сил. Сотрудничество ограничивается стремлением государств не оказаться слабее других. Всегда существуют взаимные опасения, что политический партнер намерен получить одностороннюю выгоду, нарушая формальные соглашения. Перспективы роста сотрудничества в Европе после окончания холодной войны и сам Уолтс, и ряд других ученых тоже оценивали скептически. Однако многие неореалисты обращаются к изучению соответствующих условий, которые делают его объективно возможным.

В дискуссиях на эту тему американские авторы в качестве образца ссылаются на эпизоды из истории Европы, которые получили название «концертов». Имеются в виду три довольно коротких послевоенных периода (1815-1822; 1919-1920; 1945-1946 гг.), когда уровень сотрудничества между великими державами был необычно высок. В эти моменты, которые считаются классическими примерами состояния баланса сил в международной политике, примерно равные по силе государства не использовали временные трудности или ошибки других, а предпочитали политику самоограничения, взаимного доверия и ком - промисса. Впрочем, не все историки безоговорочно с этим согласятся, указав на множество «но».

Говоря о сотрудничестве государств, либералы обычно делают акцент на добрую волю политиков. Неореалисты считают, что сотрудничество носит временный характер и не отменяет противоречивости интересов государств в долгосрочном плане. В периоды «концертов» сотрудничеству способствует динамика союзнических отношений, возникшая во время войны против очередного гегемона, но она довольно быстро угасает. Государства будут проводить совместную политику только для того, чтобы не допустить доминирования своих партнеров. Сегодняшний друг завтра может стать противником и наоборот, а побежденное государство обычно внушает опасение за возможный реванш. Да и промежутки относительного спокойствия были нечасты и непродолжительны, поэтому «концерты» для неореалистов — явление менее регулярное, чем состояние соперничества.

Для периодов «концертов» неореалисты выделяют условия, которые способствуют переходу международной системы в более стабильное состояние. С этой целью используется уже упоминавшийся принцип разделения наступательных и оборонительных вооруженний, если он применима в данных обстоятельствах. Роберт Джервис ввел две переменные для моделирования возможных ситуаций: (а) принципиальная возможность разделить наступательные и оборонительные силы и (б) степень относительной выгоды наступления или обороны. В зависимости от их сочетания меняется уровень безопасности двусторонних отношений.

Ситуация наиболее стабильна при четвертой конфигурации переменных (см. Таблицу 4), когда у государств, стремящихся сохранить статус-кво, нет мотивов наращивать наступательную мощь. Возрастает роль невоенных инструментов влияния, поэтому и потенциальный агрессор может добиваться своих целей, просто обозначая свои намере - ния. Так создаются наиболее благоприятные условия для сотрудничества.

ТАБЛИЦА 4. Четыре модели международной безопсности

Нападение выгоднее обороны

Оборона выгоднее нападения

Нельзя разделить оборонительные и наступательные силы.

1

Существует дилемма безопасности.

Вдвойне опасно.

2

Существует дилемма безопасности, но сохранить мир можно.

Можно разделить оборонительные и наступательные силы.

3

Возможна дилемма безопасности, возможна агрессия.

4

Нет дилеммы безопасности. Вдвойне стабильно.

Другие факторы стабильности состоят в том, что сразу после войны снимаются противоречия различного характера, политика становится более прозрачной, расширяется спрос и объективные возможности для экономического развития союзников. В рамках сотрудничества некоторое время возможно бесконфликтное удовлетворение интересов. Плюс к этому, сразу начинать войну невыгодно по экономическим соображениям, а иногда и опасно из-за возможного реванша побежденного гегемона.

Однако взаимному сдерживанию и ограниченному сотрудничеству способствуют не только периоды «концертов», но и особые обстоятельства. В годы холодной войны это наличие ядерного оружия у СССР и США. Ее окончание выявило другие факторы, которые сдерживают от участия в военных действиях страны, не имеющие статус великих держав.

Углубление и расширение экономических связей между государствами приводит к тому, что элиты, извлекающие из этого прибыль, выступают против военной конфронтации, если только нет очевидной угрозы их стране. Сдерживающую роль играет разрушительный характер современной войны и доступность оружия массового поражения, которое может быть использовано противником. Наконец, для превентивных военных действий необходима значительная внутриполитическая поддержка.

Согласно Роберту Джервису, потенциальная возможность сотрудничества ведущих держав сохраняется даже в условиях однополярного мира. При явном замедлении темпов роста в США Европе все равно не удастся догнать Америку в течение ближайших десятилетий. Сохраняется и тенденция развития глобальной открытой экономики, которая делает невыгодным разделение мира на противостоящие экономические блоки. В политическом смысле ни одно государство или международная организация объективно не способны брать на себя всю полноту ответственности по проведению в жизнь важных решений или разрешения кризисов, как показали события 1990-х гг. в Боснии, Афганистане и Ираке.

Все это создает объективные условия более уступчивой внешней политики США в отношении наиболее развитых стран. Опорой для их кооперации могут быть общие цели, такие как открытые экономические рынки, нераспространение ядерного оружия, сдерживание агрессии, защита прав человека и окружающей среды. Благоприятные условия сотрудничества, конечно, совершенно необязательно будут реализованы в силу природы международной политики.

Разделяя пессимизм Кеннета Уолтса о том, что государство, не имеющее реальных соперников, мало считается с другими, Джервис все же склоняется к неолиберальному выводу. Ключевым моментом он считает способность и желание США следовать многосторонней политике. Реальная политика Буша-младшего с самого начала следовала курсом на односторонние действия. В связи с проблемой поиска оружия массового поражения в Ираке в 2002-2003 г. США откровенно «давили» на европейских союзников, что привело к серьезным разногласиям с Францией и Германией. В итоге ближе к истине оказался Кеннет Уолтс.

Концепция «условного реализма» Чарлза Глэйзера представляет собой еще более яркий пример на пути развития структурного реализма. Она исходит из того, что постулаты Уолтса делают вполне оправданной иную трактовку дилеммы безопасности, которая не противоречит структурной теории, а дополняет ее. Во-первых, принцип самопомощи не диктует однозначно, что между государствами политика строится лишь в виде соперничества. Во-вторых, стремление государства к поддержанию и наращиванию своей мощи тоже может вести к сотрудничеству. Например, если вследствие военного строительства будут чрезмерно расти военные риски. В-третьих, недостаточное знание о намерениях противника, которое стимулирует соперничество, тоже не исключает кооперацию. Сотрудничество выступает как дополнительный способ выживания и обеспечения безопасности в анархичной среде. Таким образом, речь идет о выявлении условий соперничества и сотрудничества. Акцент на военной составляющей мощи государства, заимствованный из концепции баланса обороны и нападения, делает подобный анализ более конкретным.

В частности, возрастание рисков, порождаемых гонкой оружия массового поражения, заставляет страны идти на самоограничение в этой области, делать относительно больший упор на оборону, заключать соглашения по контролю над вооружениями. Если удается договориться о разделе вооруженных сил на оборонительные и наступательные, то можно вводить ограничения на некоторые его наступательные виды. Относительно большие расходы на разработку и развертывание оборонительных систем должны взаимно снижать угрозы. Согласно теории «условного реализма», обоюдный контроль военных арсеналов государств особенно важен. Если нападение становится выгоднее обороны, контроль помогает поддерживать статус-кво, уменьшая преимущества от нанесения первого удара. Положительной стороной политики сотрудничества является демонстрация добрых намерений потенциальному противнику, что также способствует снижению угроз и служит укреплению безопасности.

Однако за скобками этих рассуждений остаются некотороые важные проблемы. Например, как учесть выбор оппонента между рисками, которые порождают, с одной стороны, гонка вооружений, а с другой, — ограничение вооружений.


Пред. статья След. статья
українське національне відродження на західноукраїнських землях