Жажда перемен


На цветочном рынке в центре Тбилиси бойко идет продажа роз. Розы стали символом революции, охватившей в ноябре 2003 года всю Грузию. Участники демонстраций против сфальсифицированных выборов не причинили вреда ни одному человеку — вместо оружия и «коктейлей Молотова» они несли красные розы. Когда они собрались перед зданием парламента, президент Эдуард Шеварднадзе вывел на улицы сотни солдат. Но когда протестующие студенты стали передавать розы солдатам, многие из солдат сложили оружие. Лидер революции, получивший образование в США 35-летний Михаил Саакашвили, вручил розу тогдашнему президенту, выкрикнув: «В отставку!» Через несколько месяцев Саакашвили был выбран президентом подавляющим большинством голосов: за него проголосовало более 96% избирателей. Он обещал народу Грузии привести страну в общеевропейское русло: «Новые члены ЕС совершенно ясно дали понять, что они не закрывают за собой двери. Мы добились прогресса и работаем в данном направлении каждый день. Мы идем к этому, сколько бы времени для этого ни потребовалось. ЕС может приветствовать нас и ждать нас». Пока грузины устраивали демонстрации, другие народы наблюдали за происходящим. Год спустя соседи Грузии устроили при аналогичных обстоятельствах «оранжевую ре­волюцию» на Украине, а лидер реформистов Виктор Ющенко построил свою выборную кампанию на обещании «европейского будущего». Но отзвуки тбилисских событий ощущались и гораздо дальше за пределами Грузии.

Во всем арабском мире средства массовой информации захлебывались от зависти.

В Ливане журналистка газеты «Аль-Нахар» Сахар Баашири призывала своих соотечественников обратить внимание на события в Грузии: «Наблюдая за "революцией роз" в Грузии, я испытывала чувство зависти... Мне больно было смотреть на толпы людей, собирающиеся [у здания парламента], чтобы исполнить свою волю, — как будто они и мы, арабы, живем на разных планетах, и на нашей планете никто не знает, что значит воля народов». В обозрении, критикующем арабскую элиту, Саад Махиев писал в выходящей в ОАЭ ежедневной газете «Аль-Халидж»: «Почему арабские общества не знают аналогичных [грузинской] революций? Почему они пребывают в коматозном состоянии, в то время как все народы мира — в том числе африканские народы — начиная с 1989 года движутся в ритме единой, истинной и универсальной революции, устремляя [мир] по направлению к фабрике демократии? Почему арабский регион до сих пор не дал всходы демократических и либеральных движе­ний, которые предложили бы арабским народам альтернативу существующему множеству деспотий и авторитарных режимов?».

Серьезная проблема заключается в том, каким образом претворить стремление народа к переменам в реальные реформы. То, что можно сделать извне, имеет свои границы. Когда Соединенные Штаты приступили к осуществлению своей «Инициативы ближневосточного партнерства», направленной на поощрение ре­форм посредством предоставления помощи и благоприятных условий торговли, реакция была убийственной. В статье подзаголовком «Демократии — да, США — нет», Хуссейн Абд аль-Разак, обозреватель египетской ежедневной оппо­зиционной газеты «Аль-Ахали», писал: «Разговоры американской администрации о демократии — это обман, который никого не введет в заблуждение. Это Соединенные Штаты свергли демократический режим Альенде в Чили и установили вместо него диктатуру Пиночета. Это они сегодня пытаются свергнуть демократически избранное правительство Чавеса в Венесуэле. Хорошо известен их альянс с диктаторскими режимами в арабском мире» . Подозрения настолько сильны, что даже когда Соединенные Штаты проводят политику, которая должна была бы пользоваться поддержкой в регионе, она наталкивается на стену недоверия. В заметке, опубликованной в египетской газете «Аль-Ахрам», утверждалось, что американская гуманитарная помощь Афганистану состояла из генетически модифицированных продуктов и умышленно сбрасывалась в густо заминированных районах предположительно с целью убийства афганских мирных жителей или причинения им вреда.

Репутация у европейских стран в этом регионе, конечно же, лучше, чем у США. Европейцы на горьком опыте научились не представлять свои цели как «цивилизаторскую миссию», а Жак Ширак, выступив против войны в Ираке, занял в опросе общественного мнения в арабском мире второе место среди популярных лидеров, уступив только Усаме бен Ладену. Однако личность посредника — это лишь часть проблемы. Главное преимущество европейской позиции состоит в том, что она мыслится как реакция на местные потребности. Европейский союз может так делать, потому что ЕС не просто еще одна страна, указывающая арабам или восточным европейцам, как им вести свои дела: это клуб, — имеющий свои правила и дающий определенные выгоды. Облекая свои отношения в форму создания клуба соседних стран — и выясняя, каких правил следует придерживаться этому клубу, — Союз может создавать стимулы для осуществления реформ, не проводя имперской политики.


Пред. статья След. статья