Вступая в постамериканский мир


Американское господство несет в себе семена саморазрушения и уже ускоряет свое собственное отступление.

Проблема состоит в том, что поставленные Вашингтоном цели защищать себя и при этом распространять демократию и права человека оказались отделенными от системы, которая могла бы обеспечить их достижение. В период холодной войны эти цели были воплощены в международных институтах, таких как НАТО и Организация Объединенных Наций, а американская сила использовалась для осуществления контроля над ними. Но сегодня эта сила направлена скорее против сил глобализации, чем действует в унисон с ними. Война в Ираке велась на глазах мирового общественного мнения, тогда как проводимая борьба с террором не подкреплена узаконивающей силой институтов, дающих союзникам право голоса при определении стратегии. Военная сила может использоваться во благо, как это было в Боснии, Косово и Аф­ганистане. Наступательная дипломатия также может быть эффективной, как это было в Ливии после Локерби. Однако без системы, регулирующей применение силы, американская внешняя политика добьется ряда пирровых побед, а не устойчивого либерально-демократического порядка.

Многие американцы уже начинают ставить под вопрос изолированное положение своей страны и ощущают потребность в союзниках. Последние несколько лет показали, что Америка может нанести вред европейскому проекту, разделяя континент на «новую» и «старую» части и пытаясь помешать инициативам ЕС, наподобие Международного уголовного суда. Но самый большой вред антиевропейская политика наносит самой Америке. Америка никогда так не нуждалась в Европе: миссия в Афганистане находится под французским командованием; в Иране именно европейцы ведут переговоры по оружию массового уничтожения; в арабском мире Европа использует свои торговые, инвестиционные и дипломатические средства для поддержки демократизации; а в Израиле и Палестине Европа будет оплачивать меры, которые сделают возможным уход правительства Шарона из Газы.

В более длительной перспективе, когда Китай и Индия станут сильнее и начнут играть более активную роль на мировой арене, Америка снова оценит необходимость международного права и всемирных институтов. Несмотря на то что она по-прежнему будет самой могущественной страной в мире, ее относительная доля в мировой силе сократится, и она не сможет использовать свою военную силу, чтобы определять политику стран, обладающих равными с ней возможностями.

Перед европейцами стоит задача создать новую систему, в которой найдет воплощение преобразующая сила верховенства закона и будут отражены три революции в мировой политике. Цель должна состоять не в том, чтобы не дать Америке защищать себя, как многие предлагали, а в том, чтобы ввести ее действия в институциональные рамки, рассчитанные на решение мировых проблем, а не только проблем национальной безопасности. Европе Соединенные Штаты, проводящие проактивную политику, нужны гораздо больше, чем США, занимающие изоляционистскую позицию. Мы будем бороть­ся, чтобы предотвратить глобальное потепление, без взаимодействия со страной, являющейся крупнейшим в мире источником загрязнения окружающей среды; мы будем продолжать рассчитывать на американскую военную помощь, даже когда создадим свои такие же оборонные возможности; и у нас будет больше вероятности реализовать наше собственное видение управляемого законом мира, если за ним будет стоять сила Америки.

Поскольку европейская позиция является более позитивной и мирной, она имеет больше шансов преуспеть в привлечении остальных стран мира к решению глобальных проблем, чем война с террором, проводимая Джорджем Бушем. И если эта позиция даст реальные результаты, то американцы, подобно цикадам в их столице, вернутся из изоляции и помогут Европе укреплять новый мировой порядок.


Пред. статья След. статья