Сила в виде демонстрации


Известное изречение Макиавелли гласит, что лучше, чтобы вас боялись, чем любили. Однако тот же Макиавелли предупреждал, что жизненно важно не вызывать ненависти. Дональд Рамсфелд проигнорировал вторую часть этого нака­за, отдав Пентагону приказ применить на практике концепцию «шока и трепета». Доклад Университета национальной обороны США, который ввел в оборот это выражение, содержал призыв к таким крупномасштабным демонстрациям силы, которые сломили бы волю врагов Америки к борьбе подобно тому, как во Вторую мировую войну это произошло с японскими солдатами, когда на Хиросиму и Нагасаки была сброшена атомная бомба1 . В эпоху террора Рамсфелд него коллеги рассчитывали бить противников их же оружием. Они готовы были применить насилие не ради достижения конкретных целей, как, например, для завоевания города или разрушения военного завода, а как самоцель, — как инструмент, призванный заставить «тиранов и террористов» во всем мире соблюдать порядок. Это было частью более широкой стратегии в отношении мира после 11 сентября — мира, в котором террористы могли добыть оружие массового уничтожения в «странах оси зла». Нанесение упреждающих ударов должно было помочь восстановить эффективность сдерживания путем устрашения, наглядно демонстрируя, что США жестоко покарают любое государство, которое вздумает поделиться разрушительными технологиями с террористами. Рамсфелд надеялся использовать пример Ирака в качестве «послания» Ирану, Сирии, Северной Корее и любой другой стране, намеревающейся обзавестись атомным оружием массового уничтожения.

Использование грубой силы в качестве предупреждения не ново. Но в наши дни эта идея демонстрации силы может быть усовершенствована с помощью технологий XXI века: гигантских бомб для расчистки территории «daisy cutter», бомб «bunker-busting» для уничтожения подземных бункеров, эскадрилий самолетов F16 и тому подобного. Проблема столь впечатляющего применения силы заключается в том, что устрашение действует недолго. Правители прошлого сталкивались с необходимостью прибегать ко все более жестким мерам, применяя все более страшные экзекуции и иные демонстрации своего могущества, как, например, чудовищная казнь Робера Франсуа Дамьена, который был четвертован пущенными вскачь лошадьми за предпринятую в 1757 году попытку убийства французского короля Людовика XV. Однако даже если удается поддерживать страх, это требует все больших затрат и в конечном счете приводит к обратным результатам, так как вызывает возмущение у тех, кем хотели таким образом управлять.

Именно это и произошло с Ираком. С 1991 по 2003 год почти ежемесячно устраивались демонстрации огневой мощи, с тем чтобы держать режим в напряжении. А когда показалось, что это перестает действовать, логика избранной союзниками позиции заставила их в 2003 году вторгнуться в Ирак.

Первоначальные результаты были успешными. Саддам был свергнут, а на Иран, Сирию и Ливию грубая сила вторжения поначалу подействовала устрашающе. Но вскоре впечатление сгладилось. Режимам Тегерана и Дамаска придает смелости уже тот факт, что 130-тысячный контингент американских войск увяз в Ираке. А поскольку продолжающееся присутствие иностранных войск провоцирует выступления сил сопротивления, режимы Сирии и Ирана с облегчением наблюдают, как потенциально популярная освободительная война превращается в непопулярную и кровавую оккупацию.

Роковой недостаток политики демонстрации силы заключается в том, что она носит по преимуществу разрушительный характер. Она может заставить людей перестать творить зло, но это плохой способ для построения высокоорга­низованного общества и управления им. При вторжении союзнических войск в Афганистан режим талибов был свергнут без особых усилий, но союзники не перестроили основ функционирования власти в Афганистане. Несмотря на видимость демократии, скрытое за ней реальное положение дел — правление военачальников, коррупция и кумовство — остается без изменений. Как с иронией выразился один американский солдат: «Мы думали, что купили Северный альянс, а оказывается, мы наняли его». Как только внимание сверхдержавы было отвлечено войной в Ираке, ее сила, направленная на преобразование Афганской республики, стала ослабевать.

Этот вид силы неэффективен, так как он всегда навязывается извне не желающим того гражданам, взамен того чтобы менять систему связей в обществе изнутри. Именно это заставило современные общества перейти от использования демонстрации силы к контролю.


Пред. статья След. статья