Сетевой Китай

Похожие материалы

Вторым серьезным изменением явилась поддержка Китаем принципа многосторонних отношений. Всего несколько лет назад китайцы считали все многосторонние институты орудием западного империализма. Это неудивительно, если учесть начальный опыт Китая в отношениях с ними: Пекину не только было отказано в месте в Организации Объединенных Наций вплоть до 1971 года, но ООН еще и применила против него санкции во время войны в Корее в 1950-е годы.

Побуждение к изменению взглядов было двояким. Первоначально это были экономические мотивы: Китай постепенно осознавал, что он стал второй после США страной, получающей наибольшие выгоды от глобализации. Это привело Дэн Сяопина к поддержке политики «признания существующей международной системы с целью обеспечить благоприятные условия, способствующие развитию отечественной экономики». Вторым побуждающим фактором стал неудержимый подъем Америки после окончания холодной войны.

С точки зрения Пекина, самую большую опасность сегодня представляют не международные организации, вмешивающиеся в дела Китая, а подрыв безопасности этих организаций со стороны Соединенных Штатов. Китайский министр иностранных дел Ли Чжаосин недавно заявил: «Страны, большие или малые, сильные или слабые, равны перед лицом международного права и основных норм, регулирующих международные отношения. Существующие международные многосторонние институты во главе с Организацией Объединенных Наций являются лучшим для всех стран местом, где они могут участвовать в международных делах на равной основе, а также институциональной гарантией демократических международных отношений, основанных на законе. У нас есть все основания, чтобы укреплять этот процесс, а ослаблять его — непростительно».

Вот почему Китай, подобно ЕС, постепенно пытается решить проблему, как можно реформировать международные институты в соответствии с новыми задачами. Во время моей недавней поездки в Китай мне сказали, что КНР даже может пересмотреть свое неприятие принципа вмешательства во внутренние дела других стран и признать в ограниченных случаях возможность «гуманитарного вмешательства».

Наиболее знаменательным сдвигом в китайской политике явилась поддержка Китаем региональной интеграции. Китайские ученые изучили европейскую модель, чтобы посмотреть, как Китай может перестроить отношения со своими соседями. Через четыре года после распада Советского Союза Китай и его соседи на западе

— Россия, Казахстан, Кыргызстан и Таджикистан — провели совместные переговоры, чтобы обсудить свои новые границы в рамках коалиции, именуемой «шанхайской пятеркой». Они обсудили договора о демилитаризации их общей границы протяженностью 4300 миль и постепенно расширили сферу своего сотрудничества, включив в нее безопасность и торговлю.

В 2001 году, когда к ним присоединился Узбекистан, «Шанхайская пятерка» стала Шанхайской организацией сотрудничества. Эта новая организация уже создала в Узбекистане «Региональную антитеррористическую структуру» и организовала со­трудничество в вопросах экономики, границ и правоохранительной деятельности, а также проведение двух совместных военных учений. Региональные аналитики говорят о зарождающемся «духе Шанхая» — принципах взаимного доверия, взаимной выгоды и равенства, — несущем стабильность этому региону.

В отношении Китая к странам к югу и востоку от него происходит такая же революция. За весь период холодной войны взаимодействие Китая со странами АСЕАН осуществлялось исключительно на двусторонней основе. Однако за последние пятнадцать лет его активное стремление к региональной интеграции стало напоминать аналогичное стремление Европейского союза. Китайские лидеры говорят о формировании «азиатского сообщества» подобного Европейскому союзу, и создании на основе китайского юаня азиатской валюты с целью не зависеть от американского доллара.

Конечно, неровные отношения Китая с Японией будут продолжать тормозить этот процесс. Воспоминания о Второй мировой войне не утратили силу, к тому же обе стороны поддерживали в народе взаимную антипатию. Ежегодный визит японского министра иностранных дел в Китай с целью почтить память японских солдат, осужденных за военные преступления в Китае, каждый год вызывает прилив враждебных чувств, между тем как китайские контролируемые государством средства массовой информации редко упускают возможность подогреть антияпонские настроения. Тем не менее некоторые специалисты считают, что существующая инерция регионального экономического сотрудничества, подъем японской экономики и общая заинтересованность в разрешении атомной проблемы в Северной Корее могут сблизить эти две страны.


Пред. статья След. статья