Политика «открытых дверей»

В то время как приближается решающий момент, многие игнорируют предназначение Европы. Аналогичным образом, говоря о Турции как «модели» для Ближнего Востока, они однозначно исключают как раз то, что побудило Турцию к переменам, а именно возможность вступления в европейский клуб.

Сегодня перечень потенциальных членов ЕС образует длинный список. Румыния, Болгария и Турция уже ведут переговоры о вступлении. Готовятся к членству в ЕС Западные Балканы. Правительства Украины и Грузии заявили о своем намерении следовать за ним; Марокко дважды выражало заинтересованность во вступлении в Союз; Сильвио Берлускони во время своего недавнего визита в Россию предложил РФ перспективу полноправного членства в ЕС, а в 2001-2002 годах в израильских политических кругах состоялся ряд дискуссий о том, может ли ЕС служить Израилю опорой в любых мероприятиях, направленных на урегулирование вопроса о «двух государствах» путем переговоров с Палестиной.

Однако Европа не дает определенного ответа. Бывший председатель Еврокомиссии Романо Проди сказал, что Украина «имеет столько же оснований входить в состав ЕС, сколько Новая Зеландия». Когда Марокко в 1987 году выразило заинтересованность во вступлении в Европейский союз, оно быстро получило отказ на том основании, что оно не является европейским государством. Уязвленный этим отказом марокканский король Хассан в 1994 году открыто посетовал, что [европейцы] больше ищут союзников на Востоке, потому что там живут белые... потому что это одна большая семья. А потом они смотрят на другую сторону Средиземного моря и говорят: "Ах, да, правда, вот тот бедный маленький народ, который мы колонизировали". Вполне естественно, что Европа целиком занята «перевариванием» последней волны расширения ЕС и подготовкой к приему Турции, а не ожиданием нового «боль­шого взрыва».

Однако, как мы выяснили на примере Балкан начала 1990-х годов, воссоздание железного занавеса не может гарантировать европейскую безопасность9. Существует выбор: либо вступить во взаимодействие с нашими соседями уже сейчас и создать стимулы для их изменения, либо в дальнейшем столкнуться с последствиями краха, которые чреваты насилием, и тогда заплатить гораздо более дорогую цену. Каждая волна расширения Европейского союза ставит новые задачи, поскольку ни одна страна не хочет быть окруженной хаосом. Так же как немцы хотели вступления Польши в клуб, чтобы иметь стабильного соседа, сегодня уже поляки хотят присоединения к ЕС Украины. Когда украинцы вступят в Союз, они захотят, чтобы к ним присоединилась Беларусь. Ведутся дебаты относительно того, насколько этично и эффективно подавать несбыточные надежды на вступление в ЕС: обещания Франции и Германии того, что Польша к 2000 году вступит в Союз, усилили сложившееся у Польши в дальнейшем представление, что ЕС умышленно затягивал процесс. Турки с подозрительностью относятся к намерениям Союза, поскольку они могут видеть, что европейские лидеры говорят турецкой аудитории одно, а своим избирателям у себя в стране — другое.

Но есть вещь более опасная, чем подавать надежды, — это категоричный отказ в приеме.

До тех пор пока существует надежда и ясный путь к ее осуществлению, существуют и стимулы для изменений. В разные периоды предпринимались попытки определить границы объединенной Европы, но членство в Европейском союзе в конечном итоге является результатом свободного выбора. В 1989 году не было твердой уверенности относительно того, следует ли Европе заняться углублением ЕС или его расширением, может ли она принять бедные центрально - и восточноевропейские страны; но когда эти страны согласились подчиниться правилам клуба, отказать им в приеме было бы неприемлемым с нравственной точки зрения.

Проблема в том, что не следует предлагать членство в ЕС, которое, совершенно очевидно, является нереальным для многих новых соседей объединенной Европы. Но мы, конечно же, не должны закрывать для них эту возможность. Мы должны воздерживаться от четкого определения будущих границ Союза, но предельно чет­ко определить, что необходимо делать странам, чтобы они могли надеяться вступить в него. Мы должны дать им ясно понять, что если они хотят вступить в Европейский союз или создать Средиземноморскую зону свободной торговли, ЕС будет щедро поощрять страны, укрепляющие правопорядок, соблюдающие права человека и принимающие Acquis Communautaire. Это единственный способ полностью изменить порочную динамику отношений с нашими соседями. Не мы должны предстать навязывающими свои политические нормы извне, а они должны просить нас о взаимодействии с ними".


Пред. статья След. статья