Экономический рост Европы

Европейская добавленная стоимость образуется скорее за счет уровня жизни, обеспечиваемого Европой, а не за счет темпов ее роста. Но даже согласно традиционным системам экономических показателей, европейские достижения гораздо более значительны, чем склонны думать американские критики.

Зарплата отдельного рабочего в Европе выросла больше, чем у такого же рабочего в Соединенных Штатах, — даже за «чудесное десятилетие» 1990-х. Уровень роста ВВП на душу населения в Европе и Америке был почти одинаковым, но американцам пришлось работать большее количество часов и иметь более короткие отпуска, чтобы не отстать от своих европейских товарищей. Некоторые комментаторы даже зашли так далеко в своих заявлениях, что утверждали, что действительная история последних десяти лет — это история не столько аме­риканского экономического чуда, сколько слабой экономической активности Америки.

И действительно, многие американцы видели, что их заработная плата сокращалась даже в условиях роста американской экономики. С 1973 по 1995 год реальные доходы производственных рабочих в частном секторе упали на 14%. И, повысившись на 5% в период 1995— 1999 годов, после спада деловой активности в 2001 году они опять стали отставать. По официальным данным Бюро переписи населения, в период с 2001 по 2004 год годовой доход средней семьи сократился на 1511 долларов США. Это обнаруживает неувязку с данными, наиболее часто приводимыми в мире экономики, согласно которым за десять лет до 2003 года среднегодовые темпы роста ВВП Америки составили 3% по сравнению с всего лишь 1,8% в Еврозоне.

Правда заключается в том, что за этим общим показателем скрывается тот факт, что рост экономики США был обусловлен ростом населения, а не улучшением экономических показателей. Рост населения в США в 1990-е годы составил в среднем 1,2% в год по сравнению с 0,5% в Еврозоне. Это означает, что если мы возьмем средний ВВП в пересчете на душу населения, то его прирост в США упадет до 2,1 %, и разрыв между показателями обоих континентов сократится до всего лишь 0,3%. Более того, слабую экономическую активность ЕС можно отнести на счет одной-единственной страны — Германии, которая должна была справляться с издержками воссоединения. Может показаться, что это не так, но если не принимать в расчет Германию, то разрыв между Европой и Америкой фактически исчезнет, и как Европа, так и США будут иметь одинаковые показатели.

Другое неправильное представление состоит в том, что по производительности Америка опережает Еврозону. Кевин Дейли из финансовой корпорации «Голдман Сакс» утверждает, что уровень производительности в Еврозоне, выраженный в виде часовой выработки, в 2003 году был всего на 4% ниже, чем в США, что несколько лучше ситуации десять лет тому назад (это по большей части объясняется тем, что розничный сектор в Америке базируется на загородных торговых центрах, тогда как многие из магазинов ЕС находятся на оживленных городских улицах)10. Причина, по которой общий объем продукции в Америке выше, чем в Европе, проста: количество отработанных часов у американцев больше. К 2003 году в США количество рабочих часов на душу населения в год составляло 866 по сравнению с 691 часом в ЕС-15. Это различие в значительной мере является следствием того, что годовой отпуск среднего американского рабочего составляет всего десять дней. В отличие от этого, в некоторых европейских странах средний отпуск рабочего составляет тридцать дней или более.

Наверное, одним из самых распространенных является миф о том, что рост производительности в Америке привел к созданию новых рабочих мест, а в Европе - к их ликвидации: за последние десять лет рост общей занятости в США со­ставил 1,3% по сравнению всего лишь с 1% в Еврозоне. Однако, если исключить Германию, то показатели США и Еврозоны за десятилетие совершенно идентичны, а с 1997 года показатели Еврозоны даже выше (общая занятость выросла на 8% по сравнению с 6% в Америке). Но, согласно сделанному в США официальному док­ладу, даже эта цифра в 6% вводит в заблуждение, так как она получена без учета того факта, что почти 1 % населения США находится в тюремном заключении. Правда, европейские страны далеко отстают по занятости женщин и людей старше

55 лет. Но, как мы дальше увидим, некоторые европейские правительства справи­лись с тенденцией раннего ухода на пенсию и разработали меры для привлечения женщин, имеющих детей, к возвращению на рабочие места.

Прежде всего, эти цифры опровергают идею о том, что существует жесткая альтернатива между занятостью и равенством, что единственный путь к высокой занятости — это плохие рабочие места, текучка кадров, нищенская зарплата и жесткое социальное расслоение. Напротив, именно наиболее щедрые государства всеобщего благоденствия — Швеция, Дания, Норвегия, Ирландия и Нидерланды — имеют самый высокий уровень общей занятости. Каждая из этих стран значительно превосходит Соединенные Штаты. Соединенное Королевство, Финляндия, Португалия и Австрия находятся на пути к тому, чтобы догнать США, — доля рабочей силы в общей численности населения этих стран составляет около 70%. Причина такого положения этих стран заключается в том, что они перешли от позиции пассивного государства всеобщего благоденствия, обеспечивающего систему социальной защиты для слабых, к активной позиции, при которой государство становится источником, открывающим новые возможности.

И последнее неправильное представление состоит в том, что европейские компании проявляют низкую экономическую активность из-за того, что соблюдают равновесие между своими обязательствами относительно биржевой стоимости акций и обязательствами перед своими сотрудниками и более широким сообще­ством. На самом деле многие из самых крупных компаний мира — это европейские компании: из 140 крупнейших компаний в рейтинг «Глобал форчун 500» вошла 61 европейская (для сравнения: американских компаний 50 и азиатских — 29). А в ключевых секторах — энергетике, телекоммуникациях, в авиационной, коммерческо-банковской и фармацевтической отраслях — именно европейские компании задают тон в мировом бизнесе. Примечательны истории о крупнейшей в мире компании мобильной связи «Водафон» и о консорциуме «Аэробус», объединившем европейские компании, чтобы по всем показателям превзойти американскую компанию «Боинг». Эти примеры показывают, что во многих значимых для будущего моментах руководство американских фирм лишь следует за Европой.


Пред. статья След. статья