Мы РЕКОМЕНДУЕМ!

«Эффект домино» в регионах мира

Похожие материалы

Уго Чавес — не самый покладистый человек. Бывший десантник, предприняв­ший в 1992 году попытку государственного переворота, он внезапно появился на политической арене предвыборной борьбы в 1998 году, когда его «Движение пятой республики» пришло к власти благодаря обещанию изменить жизнь

бедных, слабых и обездоленных. За бурный период своего президентства он имел дело с попыткой государственного переворота, всеобщими забастовками и референдумом, и не боялся наживать себе врагов. Популистский лидер страны, занимающей пятое место в мире по количеству добываемой нефти, критиковал руководителей нефтяных компаний за то, что они «живут в роскошных дворцах, где устраивают оргий, распивая виски», католическую церковь — за то, что она «не следует по пути Христа», средства массовой информации — «за то, что они находятся на службе у реакционеров» и Соединенные Штаты — за то, что они «борются против террора с помощью террора». Но есть одна вещь, которой этот ставший политиком солдат говорит «да», — это МЕРКОСУР — Общий рынок Юга. Наконец, после пяти протоколов и десятка заявлений и неудачных попыток, 8 июля 2004 года на продолжительном совещании президентов Венесуэла была принята в качестве ассоциированного члена (на этой встрече Мексике был предоставлен статус наблюдателя, что открыло и ей путь к будущему вступлению в эту органи­зацию). Членство в МЕРКОСУР институционализировало новые тесные экономические и политические отношения Венесуэлы с Аргентиной и Бразилией (в том числе увеличение в два раза объема торговли с Аргентиной и в три раза — с Бразилией). Чавес торжествовал: «Мы хотим видеть на наших кораблях, трубах, лекарствах и других товарах надпись "Сделано в Бразилии" или "Сделано в Аргентине", а не "Сделано в США". Стремление Чавеса к вступлению в МЕРКОСУР вызвано больше чем донкихотским антиамериканским настроем, побудившим его положить начало дружественным отношениям с Кубой Кастро и Ираком Саддама. Оно исходит из признания того, что этот союз становится жизненно необходимым для будущего Южной Америки.

Региональная интеграция в Латинской Америке началась тогда, когда лидеры крупных стран этого региона увидели колоссальные успехи, достигавшиеся европейскими странами благодаря созданию Единого Европейского рынка. Начало альянсу положила попытка ослабить напряженность в отношениях между Бразилией и Аргентиной в то время, когда — еще в 1970-е годы — обе страны были втянуты в гонку ядерных вооружений. Но процесс, начавшийся в виде двусторонней инициативы этих двух стран, расширился, ив 1991 году, когда был образован МЕРКОСУР, в него включились Парагвай и Уругвай (Чили и Боливия были приняты в качестве ассоциированных членов в 1996 году). Государства-участники договорились создать общий рынок со скоординированной макроэконо­мической политикой в разных секторах, включая внешнюю торговлю, сельское хозяйство, промышленность и налогообложение. Кроме того, они обязались согласовать свое законодательство и произвести политическую и экономическую интеграцию. Политическая структура МЕРКОСУР создана примерно по образцу Европейского союза. Совет Общего рынка состоит из министров иностранных дел и министров экономики. Председательство в Совете Общего рынка каждые шесть месяцев переходит поочередно от одного государства-члена к другому в алфавитном порядке.

Первоначальный успех был впечатляющим. К 1995 году были отменены тарифы в большей части внутренней торговли и были согласованы общие внешние тарифы, а также общий таможенный кодекс. Средний тариф, применяемый к третьим странам, сократился с 37,2% в 1985 году до всего лишь 11,5% в 1994 году. В результате этого торговля внутри Союза резко выросла, увеличившись с 4,1 миллиарда долларов в 1990-м, до 20,7 миллиарда в 1997 году. Более того, в страны Союза хлынул поток иностранных инвестиций, выросший с 2 миллиардов долларов в 1991 году до максимального уровня в 1999 году, составившего 56,6 миллиардов долларов4 . Компании типа «Нестле» и «Юнилевер» реорганизовали свою деятельность на региональной основе, так что каждый продукт для этого региона изготавливался на одном предприятии. В автомобильной промышленности такие компании, как «Рено» и «Пежо-Ситроен», которые едва не ушли из этого региона, построили новые заводы; пришли на региональный рынок и японские компании.

В результате создания МЕРКОСУР этот регион появился на карте мира бизнеса.

Но, может быть, самым большим успехом явилась та роль, которую МЕРКОСУР сыграл в защите и укреплении демократии в странах южной оконечности южноамериканского материка. После того как Бразилия и Аргентина помогли сорвать попытку государственного переворота в Парагвае в 1996 году, МЕРКОСУР официально включил «пункт о демократии» в качестве условия пребывания в составе Союза. Начало XXI века было неблагоприятным для МЕРКОСУР в связи с финансовыми потрясениями в Бразилии и Аргентине, однако вступление в союз Венесуэлы и Мексики в сочетании с улучшением экономического положения в Бразилии и Аргентине вернули общий рынок на путь к созданию Союза, который со временем смог бы интегрировать всю Южную Америку.

Латинская Америка не одинока. В Африке был создан Африканский союз. На саммитах стран Ближнего Востока идут переговоры о возможности создания Арабского союза. В Восточной Азии есть АСЕАН и Шанхайская организация сотрудничества, в Южной Азии — СААРК, в Тихоокеанском регионе — АПЕК. А в Северной Америке, в противовес растущему единому рынку Европы, образованы НАФТА и американская зона свободной торговли.

В то время как всемирные институты, такие как Организация Объединенных Наций, ВМФ и Всемирный банк, по-прежнему являются игрушками в руках великих держав, эти региональные организации начинают приносить реальные выгоды. В Судане в 2004 году Африканский союз послал войска численностью 4 тысячи человек в район Дарфура, тогда как Совет Безопасности ООН погряз в дебатах относительно того, являлись ли насильственные действия на самом деле геноцидом. В Тихоокеанском регионе АПЕК становится средством, содействующим открытой торговле и капиталовложениям между двадцатью одной страной региона. В арабском мире говорят о превращении Лиги арабских государств в Арабский союз со своим парламентом и единой валютой, чтобы развить прогресс, уже достигнутый благодаря Арабскому соглашению о свободной торговле, Арабскому валютному фонду и Исламскому банку развития.

Все эти факторы говорят о выходе на сцену мира регионов. По мере того как они будут учиться совместной работе и будут видеть реальные выгоды, они постепенно начнут объединять суверенитеты, подобно тому как это первым сделал Европейский союз.


Пред. статья След. статья

Самое Интересное!