Мы РЕКОМЕНДУЕМ!

Несостоявшаяся гармония


Мысль о мифической гармонии, якобы царящей в мире монополий, ненова. Не одно десятилетие буржу­азные идеологи старательно включают ее в свои теории «народного капитализма» и «всеобщего благоден­ствия», «демократизации капитала» и «диффузии соб­ственности», «социальной симметрии» и «социального партнерства», «бесклассового общества» и даже «кор­порационного социализма». Смена масок, смена наря­дов, муки словесных ухищрений...

Сегодня все чаще раздаются и критические оценки по адресу тех или иных элементов экономической структуры современного капитализма. Пороки системы, оказавшейся не в состоянии обеспечить беспере­бойный ход общественного воспроизводства, порож­дающей безудержную инфляцию и хроническую без­работицу, гонку вооружений и растущую эксплуата­цию наемного труда, слишком очевидны. Однако вся эта новоявленная критичность, выпестованная в лоне либеральных, либерально-реформистских и даже «левых» течений, не выходит за рамки утопических пожеланий улучшить капиталистический миропорядок. А между тем злокачественные процессы, подры­вающие устои капитализма на последней стадии его развития, как раз и вытекают прежде всего из моно­полии, из ее частнособственнической природы. Когда же буржуазный экономист почти докапывается (бы­вает ныне и такое) до этой альфы и омеги экономиче­ской системы, то он спешит лишь стыдливо потупить взор.

Американский профессор П. Самуэльсон включил в свой фундаментальный учебник, о котором уже шла речь выше, специальный параграф, претенциозно озаг­лавленный «Зло монополии». В нем можно прочитать, что «слишком высокие цены, растрата ресурсов и мо­нопольные прибыли — это экономическое зло, чем бы оно ни вызывалось и каковы бы ни были узаконенные формальности этого дела». Но вслед за подобной кри­тической преамбулой идут уже рассуждения иного рода. «Несомненно,— пишет автор,— что враждебное отношение к крупным корпорациям широко распро­странено. «Дженерал моторе» или «Юнайтед Стейтс стил» менее всего намерены поглотить своих конку­рентов и прибрать к рукам, скажем, 9/ю соответствую­щей отрасли, даже если бы они были и в состоянии это сделать. Они опасаются воздействия, какое это оказало бы на общественное мнение. Можно ли ска­зать, что это враждебное отношение к большому биз­несу вызвано крупными размерами корпораций, как таковыми, или же оно направлено против приписывае­мого монополии зла, которое, как часто полагают, свя­зано с крупными размерами? Каково должно быть отношение общества к «доброжелательной, благонрав­ной и эффективной» гигантской корпорации?» И нако­нец, делается достаточно многозначительное заключе­ние: «...в будущем проблема, по-видимому, будет состоять не в выборе между крупными монополи­стическими корпорациями и мелкими конкурентами, а скорее в отыскании путей к усовершенствованию социальной и экономической деятельности крупных корпоративных объединений. Поставить громадную созидательную силу современных крупных корпора­ций на службу обществу — такова цель на пред­стоящие годы».

Итак, действительное зло. монополий уступило ме­сто злу, «приписываемому» монополии, которая, по логике критически мыслящего профессора, должна быть «доброжелательной» и «благонравной», должна осчастливить общество своей «громадной созидатель­ной силой». Отысканием же путей к этому монополистическому эдему без устали занимаются искусные теоретики, на ходу перекраивающие маскарадные костюмы, изготовляемые по ответственнейшему соци­альному заказу — по заказу подлинных хозяев боль­шого бизнеса.

Мечта об идиллической общественной гармонии, возводимой под эгидой монополистического капитала, стала сегодня одной из самых распространенных на­вязчивых идей буржуазной пропаганды. Несмотря на целенаправленные попытки опытных медиумов вне­дрить эту мысль в сознание трудящихся масс, реальная капиталистическая действительность свидетельст­вует об обратном. Современный капитализм, чья нестабильность обнаруживается все более зримо, про­должает грезить о магическом «стабилизаторе гармо­нии», с помощью которого монополистическая бур­жуазия жаждет добиться эрозии классового мировоззрения пролетариата.

Однако увеличение степени эксплуатации, а отсю­да и ухудшение материального положения трудящих­ся масс в капиталистических странах закономерно породили новую волну классовых битв. Эти битвы вы­ступают в настоящее время как прямое следствие рас­тущей мощи и гнета монополистического капитала — главного виновника социальных бедствий. Даже коли­чественные показатели, в которых отражается ход за­бастовочного движения в мире капитала, свидетельствуют о небывалом размахе выступлений трудящихся за свои экономические и политические интересы. За двадцатилетие, предшествующее второй мировой вой­не (1919—1939 гг.), общее число бастующих соста­вило 81 млн. человек, за первые 15 послевоенных лет (1946—1960 гг.)—222 млн., а за следующие 18 лет (1961—1978 гг.) — 1038 млн. В Отчетном докладе ЦК КПСС XXVI съезду партии говорится: «Попытки сни­зить накал классовой борьбы путем кое-каких соци­альных реформ... не имеют успеха. Число участников забастовок выросло за десятилетие более чем на треть, достигнув, только по официальным данным, четверти миллиарда человек»

Забастовки, потрясающие капиталистические стра­ны, тесно переплетаются с многообразием других форм массовых выступлений армии наемного труда — ми­тингами, манифестациями, демонстрациями. Майские события 1968 г. во Франции, «жаркое лето» и «жар­кая осень» 1969 г. в Италии, «горячая зима» 1979— 1980 гг. в Великобритании, ставшие традиционными весенние и осенние наступления трудящихся в Японии свидетельствуют об усиливающейся дисгармонии бур­жуазного общества. В забастовочное движение вклю­чаются трудящиеся и тех капиталистических стран, которые буржуазные идеологи некогда любовно назы­вали «островками классового мира».

Отныне на передний план классовых битв выдви­гаются общеотраслевые, общенациональные, а порой и интернациональные стачки, охватывающие одновременно сотни тысяч и даже миллионы людей труда. С 1976 по 1978 г. среднегодовое количество забасто­вочных дней составило в США 37,6 млн., в Японии — 2 млн., в ФРГ — 1,6 млн., во Франции — 3,6 млн., в Ве­ликобритании— 7,6 млн. и в Италии— 17,4 млн. Прак­тически это означает, что сегодня в буржуазном мире не проходит ни одного дня, когда бы газеты, радио или телевидение не сообщали о новых стачках, о новых взрывах возмущения трудящихся.

Главной ударной силой бастующих выступают про­мышленные рабочие. Их доля среди участников заба­стовок составила в последние годы в США 73,1%, в Великобритании — 73, в Италии — 63,7 и в Японии — 43,7%. Нарастание стачечной активности приводит к массированному включению в борьбу различных сло­ев трудящихся, занятых в строительстве и на транс­порте, в торговле и в сфере услуг. Все чаще бастуют женщины и молодежь, люди умственного труда и ино­странные рабочие.

Особое место в забастовочном движении занимают стачки на предприятиях крупнейших монополистиче­ских объединений. Вот лишь некоторые события из хроники борьбы, развернувшейся в эпицентрах моно­полистического сектора экономики развитых капита­листических стран. В начале 1979 г. мощная 44-днев­ная забастовка охватила металлургические концерны ФРГ. Май 1979 г. ознаменовался стачкой 6 млн. италь­янских трудящихся, среди которых были рабочие ведущих машиностроительных, химических, текстильных и строительных компаний. В июне того же года марш протеста против антирабочей политики монополисти­ческого капитала провели итальянские металлурги. Более недели продолжалась стачка рабочих крупней­шего автомобильного концерна «Фиат». Весной 1979 г. в США в течение трех недель бастовало свыше 3 тыс. сталеплавильщиков, а в середине июля началась 7-не­дельная забастовка 40 тыс. рабочих американского электротехнического концерна «Вестингауз», прошед­шая одновременно на его многочисленных заводах, расположенных в разных штатах страны. В Велико­британии упорную борьбу за свои жизненные права вели машиностроители, металлурги и судостроители. Каждую неделю в течение трех месяцев они объяв­ляли двухдневную всеобщую забастовку, охватываю­щую от 1,5 до 2 млн. человек.

Не оправдались надежды монополий на классовый мир и в 1980 г. В США разразилась общенациональ­ная забастовка на предприятиях ведущих нефтяных концернов: семь недель бастовали 60 тыс. рабочих нефтеперерабатывающих заводов. В знак солидарно­сти к ним присоединились автомобилестроители, рабочие электротехнических и транспортных корпораций. Примерно в это же время в Великобритании три ме­сяца длилась стачка 100 тыс. металлургов, а 14 мая 1980 г. в однодневной общенациональной забастовке участвовало около миллиона английских трудящихся. Во Франции объявили стачку миллион рабочих металлургических концернов, а в Японии весеннее наступ­ление трудящихся охватило почти 9 млн. человек.

Во главе самой решительной и непреклонной борь­бы с засильем монополий идут коммунисты — револю­ционный авангард рабочего класса и всех трудящихся. Коммунистические партии расширяют ряды, укрепляют с массами. Они выступают за повышение заработной платы, за улучшение условий труда, против закрытия предприятий и безработицы, против необузданного разгула инфляции и милитаризма, за демократизацию всей общественной жизни, за социалистическую перспективу развития своих стран. В современных условиях складывается реальная возможность всестороннего перерастания экономической борьбы пролетариата в борьбу политическую.

Ход мировых событий убедительно свидетельствует о том, что господство монополий, обнаруживаемое в пестрой мозаике его новейших метаморфоз, закономерно рождает рост все более широкого антимонополистического движения, возглавляемого международным рабочим классом.

Шествие монополистических «мамонтов» продолжается… Однако само это шествие готовит объективные и субъективные предпосылки их полной ликвидации и торжества подлинной гармонии человеческого общества.



[1] Материалы XXVI съезда КПСС, с. 21

[2] Маркс /(., Энгельс, Ф., Соч., т. 6, с 445.


Пред. статья След. статья

Самое Интересное!