ГлавнаяКниги о политологииПолитология: Учебное пособие. – СтавропольСовременный политический человек и специфика его поведения

Современный политический человек и специфика его поведения


Мы считаем, что человек и его деятельность выступают первичным источником политики, задают ей смысл и определенные формы. Подобная точка зрения существовала еще в античности – Аристотель утверждал, что человек является важнейшим критерием политики. Дальнейшее развитие политической теории, отражавшее ценности и представления конкретной исторической эпохи, выдвинуло представления о политическом процессе как сфере деятельности элит и выдающихся политических деятелей, лидеров. Н. Макиавелли, утверждая, что человек является негативным началом политики, обращает особое внимание на феномен политического лидерства. Однако во властных отношениях играют роль не только импульсы, идущие сверху – вниз и создающие отношения господства – подчинения, но и противоположные им, недостаточный учет которых грозит возникновением ситуации политического отчуждения, опасной и для власти и для самого человека.

Современные институты не могут работать сами по себе, они нуждаются в людях, структурах социального, экономического, политического и другого поведения, которые отвечали бы запросам современного общества.

Американский ученый А. Инкельс составил подробный портрет современного человека:

Современный человек открыт новому жизненному опыту во всех сферах его существования.

1. Современный человек не испытывает страха или большого психологического дискомфорта в условиях изменяющегося окружения.

2. Современный человек склонен формулировать и поддерживать мнения по большому числу проблем общественной жизни.

3. Современный человек осведомлен о том, что к рассмотрению любой проблемы возможны разные подходы, и об этих проблемах могут быть разные мнения. Человек позитивно оценивает это многообразие.

4. Современный человек не просто составляет мнение на основе случайных интересов и соображений, но стремится делать это на основе объективной информации и рациональной, более или менее обоснованной процедуры.

5. Современный человек в своем восприятии общественной жизни ориентирован в большей степени на настоящее и будущее, чем на прошлое.

6. Современный человек озабочен проблемой контроля над своим окружением и проблемой эффективности своей деятельности.

7. Современный человек склонен к тому, чтобы долгосрочно планировать свою деятельность как в общественном, так и в личном плане.

8. Современный человек полагает, что мир вокруг него подчиняется исчислению, хотя бы в принципе. Он рассчитывает, что окружающие его люди и социальные институты действуют надежно и предсказуемо в соответствии с определенными обязательствами.

9. Современный человек ценит в себе и в других политические и профессиональные навыки. Именно их он воспринимает как справедливую основу для разного рода социальных вознаграждений.

10. Современный человек ценит формальное школьное образование.

11. Современный человек руководствуется в своем поведении идеей личного достоинства всех людей.

12. Современный человек обладает хотя бы примерным знанием логики индустриальных технологий[72].

Тем более Инкельс добавляет этот портрет еще несколькими характеристиками: «Современный человек – это тот, кто верит, что может научиться в существенно высокой степени овладеть окружением с целью осуществления своих намерений и достижения своих целей, а не быть полностью под господством этого окружения»[73].

Признание рядового гражданина, а не только лидера важнейшим субъектом политики, характерное для политической теории и практики, по крайней мере, с начала ХХ века, требует учитывать его политические потребности и создавать институты и нормы для их реализации.

Одно из важнейших проявлений личности в политике – осознание себя гражданином конкретного государства и непосредственным участником государственной жизни. Для упорядоченной и результативной деятельности человека в политике необходимо наличие определенных конституционных оснований и законодательных форм.

Современная российская политическая действительность показывает, что провозглашенные Конституцией положения не всегда реализуются на практике, что связано с недостаточной зрелостью гражданского общества и влиянием предшествующего опыта взаимоотношений человека и государства. Человек должен постепенно осваивать и активно использовать предложенные ему гражданские и политические права и свободы. Данный процесс именуется политизацией и может развиваться как в поступательном направлении, так и не минуя регресса. Добровольный или совершаемый под принуждением отказ от применения знаний и навыков политического участия именуется деполитизацией и может, в конце концов, привести к различным формам эскапизма.

Взаимосвязь человека и политической сферы обладает своей динамикой. Процесс становления человека политического проявляется в освоении им необходимых политических ролей – лидера, избирателя, члена партии, манифестанта и т. д. Именно поведение людей составляет непосредственную реальность, первооснову политики. В политической науке изучение политического поведения основывается на т. н. ситуационном подходе, в рамках которого выявляется взаимосвязь между поступками человека и факторами физической, органической или социальной среды, на него влияющими. Например, утверждение демократических принципов в сознании и поведении человека напрямую связано с уровнем социально-экономического развития данной страны.

Взаимосвязь политики и действий человека рассматривается в рамках бихевиоризма, который основан на изучении непосредственно наблюдаемого поведения человека, исключая его убеждения, эмоции, взгляды и т. п., то есть недоступные для наблюдения и регистрации составляющие его деятельности. В то же время, любую форму политического поведения нельзя истолковывать только как прямой результат воздействия различных стимулов. Обязательно должны присутствовать некие промежуточные факторы – ценности, установки, убеждения и потребности. Если потребность выступает как внутриличностный фактор, побуждающий человека к политическим действиям, то смысл этим действиям придает мотивация. Именно на основе мотивации формируются цели и программы деятельности. Согласно классификации Д. Маккелланда и Д. Аткинса можно выделить четыре основных мотива политического поведения – мотив власти; мотив контроля над людьми и ситуацией; мотив достижения; мотив аффилиации – стремления к товарищеским отношениям и психологическому комфорту в общении.

Политическое поведение, таким образом, является разновидностью социальной активности субъектов, действия которых носят мотивированный характер и выражают реализацию ими своих политических интересов. Данное понятие является универсальной характеристикой политической жизни, применимой к любым субъектам и носителям властных отношений (индивидуальным, групповым, массовым, институционализированным и неинституционализированным, организованным и стихийным).

В политической науке сложилось несколько подходов к трактовке политического поведения. М. Вебер рассматривает его как совокупность действий, опирающихся на целерациональные мотивации, а с точки зрения биополитики эти мотивации являются инстинктивным и врожденными. К. Шмитт связывает политическое поведение с достижением определенного уровня взаимоотношений субъектов, что проявляется, в частности, в оформлении представительной системы. Согласно теории обмена П. Блау, вознаграждение участников политического процесса напрямую зависит от объема средств, времени и сил, вложенных ими в политическую деятельность, Политическое поведение, в этой связи, трактуется как результат рационального решения человека о том, что является для него наиболее выгодным.

Содержание и характер политического поведения зависят от типа субъекта и объекта действий, содержания мотивов действия и их соответствия нормам политической системы, а также от применяемых субъектом средств. Его типология может базироваться на различных основаниях:

- с точки зрения осмысленности действий, выделяются осознанные формы политического поведения, основанные на рациональных мотивах и неосознанные, где мотивация выведена из-под контроля сознания, а побуждение и регуляция осуществляются низшими рефлекторными уровнями психики (аффективные действия толпы в качестве реакции на применение насилия).

В политической реальности разделить бессознательные и осознанные элементы политического поведения не всегда возможно. Кроме того, помимо инстинктивных и рациональных компонентов, политическое поведение может основываться на навыках – привычках и стереотипах, которые формируются у граждан в рамках конкретной политической культуры. Например, навыки политического участия, необходимые для функционирования демократии, плохо развиты у граждан, воспитанных в условиях авторитаризма.

- с точки зрения публичности действий можно выделить открытые (участие в выборах, манифестациях, митингах) и закрытые формы политического поведения (абсентизм, политическая пассивность);

- с точки зрения соответствия действий официальным нормам политической системы – нормативные (законопослушание, лояльность, конформизм) и девиантные формы политического поведения (паника, истерия, агрессивность);

- с точки зрения преемственности политического развития выделяются традиционные, характерные для данного типа политической культуры, и инновационные формы политического поведения, вносящие новые элементы в отношениях субъектов власти между собой;

- с точки зрения характера доминирующего вида мотивации можно выделить автономные формы политического поведения, в которых действия определяются самими субъектами, и мобилизационные, при которых действия вызваны преимущественно внешними по отношению к субъекту действий причинами.

Наличие или отсутствие представлений о распределении политических ролей, обязательности следования неким нормам и подчинения иерархии, позволяют выделить организованные и стихийные формы политического поведения.

Организованные формы основаны на нескольких факторах, важнейший из которых – идентификация (самоотождествление) человека со своей группой. Именно принадлежность к группе (политической партии, общественно-политическому движению, клиентеле и т. п.) позволяет ощущать сопричастность социально значимым целям.

Стихийные формы политического поведения опираются на иную политико-психологическую мотивацию, для которой характерно преобладание иррациональных чувств над осознанными и прагматическими. Чаще всего стихийное поведение является массовой реакцией людей на политический кризис и нестабильность. К нему относятся как неорганизованные массовые выступления (бунты, восстания, митинги протеста и т. п.), так и иррациональные поступки отдельных людей.

Особенностью стихийного массового политического поведения является его связь с феноменом толпы – социальной группы, которая характеризуется аморфностью, однородностью и анонимностью. Толпа порождает более рискованные и безответственные действия людей, эмоциональную напряженность и склонность к насилию. Именно поэтому политическое поведение в стихийных формах часто может перерастать в политический экстремизм, что активно используют анархистские и ультраправые движения.

Стихийные экстремистские формы политического поведения особенно характерны для маргинальных слоев населения, утративших прежние социальные ориентиры и находящихся, как правило, в состоянии политического отчуждения. Однако безусловную зависимость между формой политического поведения и особенностями социальной группы установить нельзя. Например, выступления современных антиглобалистов часто носят откровенно экстремистский, агрессивный характер, несмотря на то, что большинство их участников имеет достаточно высокий образовательный и материальный уровень.


Пред. статья След. статья