Третья стратагема: «Убить чужим ножом»


Уже само название третьей стратагемы красноречиво раскрывает основной механизм ее осуществления: речь идет об устранении или нейтрализации оппонентов «чужими руками». Иногда эту стратагему называют «стратагемой подставного лица». Однако не стоит ее интерпретировать чересчур примитивно и прямолинейно. Вспомним, что многочисленные китайские и японские виды единоборства, например дзюдо, рассчитаны на отведение натиска противника, чтобы он уходил в пустоту или обращался против самого нападающего. В определенной степени это характерно также для бокса, фехтования и борьбы. В данном случае «одолженный нож» — это израсходованные напрасно силы нападающих конкурентов. Китайская мудрость гласит: «Если у тебя ограничены собственные силы, воспользуйся силами врага. Если невозможно самому обезвредить силы врага, воспользуйся ножом врага. Если у тебя нет военачальников, используй военачальников врага. В этом случае можно самому удержаться от действия и лишь наблюдать в покое. Если не можешь сам, дотянись рукой врага».

Иногда на переговорах достаточно, дружески улыбаясь, спокойно, не произнося ни единого слова, слушать без возражений разгневанных чем-то, перевозбужденных партнеров. Без всякого активного действия в этом случае можно одержать моральный верх над нападающими с помощью третьей стратагемы: «ножом» станет переполняющее оппонентов возбуждение, которое вымотает их силы.

В известной «Оде попугаю» китайского поэта Ни Хэна есть такие строки:

Ах, этот твой язык: вот лестница ко злу!

Попробуй не сдержись — налезешь на рожон...

Следовательно, каждый переговорщик может осознанно применять третью стратагему в моменты, когда он, вместо того чтобы прямо противостоять нежелательным эмоциональным всплескам на переговорах, попытается их холодно зафиксировать и позволит им утихнуть, посторонней помощи, т. е. эмоциональный заряд оппонентов будет направлен против них самих.

Известный американский дипломат Г. Киссинджер, во время политических переговоров с вьетнамцами в начале 1970-х гг. по поводу окончания американской интервенции обратив внимание на использование этой стратагемы руководителем вьетнамской делегации Ле Дык Тхо, с откровенным раздражением писал: «Фундаментальной стратегией, лежащей в основе ледяной холодности Ле Дык Тхо во время переговоров, было желание довести до нашего сведения, что время работает на него, поскольку он в состоянии использовать внутренний раскол американского общества себе на благо».

На политических переговорах третья стратагема весьма часто используется в самых разных вариантах. Например, партнеры по переговорам могут обиняком довести до вашего сведения, что им поступали также выгодные предложения от других организаций или политических партий. Возможно, что эта информация соответствует действительности, но возможно также, что это — стратагемная тактика, которая в данном случае означает существование конкурирующих организаций лишь на словах, а на деле они служат орудием давления на переговорах, чтобы добиться более выгодных условий.

Согласно китайской легенде, в качестве «одолженного ножа» может выступать даже песня, если она способна ранить в самое сердце. Таким образом, даже в Древнем Китае была хорошо известна сила «черного пиара», облеченного в художественную форму. В легенде для того, чтобы скомпрометировать блестящего молодого советника и стратега Мин Юэ («светлая луна») при дворе властителя династии Восточная Вэй (III в.), его соперник сочинил песню, в которой намекалось на то, что молодой советник задумал совершить государственный переворот: «Светлая луна светит над Шаньянем». Вскоре песня тала весьма популярной. В результате легковерный правитель велел казнить ни в чем не повинного советника.

В современной практике политических переговоров «черный пиар» в качестве «одолженного ножа» присутствует достаточно часто. Такие приемы необходимо своевременно выявлять и предавать огласке. В связи с этим напомним о примечательном случае на встрече между главой Российского МИДа С. Лавровым и госсекретарем США К. Райс. После того как госсекретарь заявила о дефиците свободы прессы в России, глава российского МИДа решил ознакомить американскую коллегу с обзором российской прессы, послав ей по дипломатической почте CD с записями программ Первого канала и телеканала «Россия», а также электронными вырезками из газет. Весьма остроумное решение, которое по достоинству оценили и дипломаты, и журналисты.

Известно также, что в качестве «одолженного ножа» на политических переговорах сегодня выступают террористические акты. Самые известные из них произошли 11 сентября 2001 г. День, о котором сегодня помнит весь мир, стал не только днем скорби Америки о жертвах террора, но и символом сплоченности американцев перед угрозой международного терроризма. В этот день под обломками двух небоскребов погибло около четырех тысяч граждан более двадцати государств мира. Оставим историкам вопрос о том, кто в действительности произвел теракты 11 сентября. Гораздо существеннее тот факт, что именно в этот день Вашингтон начал глобальную информационную операцию по борьбе с международным терроризмом, ставшую важнейшей частью его новой геополитической стратегии — стратегии «управляемого хаоса», с помощью которой сегодня происходит новый геополитический передел мира.

Успех этой стратегии очевиден. Впервые солидарность с США выразили не только все их союзники, но и страны, никогда прежде не разделявшие приоритеты американской международной политики. Под риторику о необходимости укрепления национальной безопасности перед угрозой терроризма США мягко, без особого скандала вышли из американо-российского договора по противоракетной обороне, объяснив это тем, что нужны новые, нетрадиционные средства защиты нации и ракеты здесь уже не помогут. Началась ускоренная модернизация американских вооруженных сил, на которую отпущены значительные средства. Специалисты по связям с общественностью так обработали общественное мнение, что некоторого ограничения гражданских свобод и усиления полицейского контроля в США никто даже не почувствовал — наоборот, все приветствовали идею внутренней мобилизации нации.

Подлинный же успех новая информационная стратегия принесла Вашингтону во время военной операции в Афганистане. Если операция в Югославии не нашла поддержки у международной общественности и военные акции американцев осуждались даже в стане союзников, то военные действия в Афганистане получили всеобщее одобрение как «ответный удар». Следовательно, «одолженный определенных обстоятельствах может оказаться намного эффективнее прямого удара.


Пред. статья След. статья