ГлавнаяКниги о политологииПолитические переговоры (учебное пособие): И.А. ВасиленкоДвадцать шестая стратагема: «Грозить софоре, указывая на тутовое дерево»

Двадцать шестая стратагема: «Грозить софоре, указывая на тутовое дерево»


Название двадцать шестой стратагемы выражает идею косвенного нападения: когда грозят «софоре» (акации), но указывают при этом на «тутовое дерево» (шелковицу). Такой прием на многосторонних переговорах возможен, когда по каким-то причинам не хотят нападать прямо на кого-то из политических партнеров и потому выбирают путь косвенной критики: внешне критикуют партнера А, имея при этом в виду партнера В, который его во всем поддерживает.

Интересно, что в названии стратагемы имеет значение и иерархия указанных деревьев: с древности софора была окружена в Китае ореолом высшей власти государства, поскольку это дерево со своими раскидистыми ветвями и чудесными цветками является олицетворением древней китайской цивилизации; напротив, тутовое дерево всегда было тесно связано с хозяйственной жизнью простого народа, поскольку из его плодов готовятся различные снадобья, а листья служат пищей гусеницам шелкопряда. Поэтому софора и тутовое дерево символизируют в Китае различные общественные слои: высших сановников и простолюдинов. И когда нельзя прямо критиковать сановное лицо, прибегают к косвенной критике.

Известные поговорки: «Кошку бьют, а невестке наветки дают», «Бить собаку в назидание льву» — иносказательно рекомендуют наказывать более слабого в присутствии сильного, чтобы тот извлек для себя необходимый урок. Критика окольным путем, тонкий намек, косвенное оскорбление, обвинение или нападение могут быть весьма эффективными в практике политических переговоров. Часто этот стратагемный прием называют «стратагемой косвенного нападения», «стратагемой боя с тенью», «стратагемой громоотвода».

На политических переговорах возможны два основных пути использования этой стратагемы: в духе «школы злословия» и в духе «неуязвимого инакомыслия». В первом случае основной целью является один из политических партнеров, которого критикуют косвенно. Прием «косвенного злословия» может быть эффективным в случаях, когда:

•сильная позиция политического партнера по переговорам не допускает прямых выпадов как небезопасных, но при этом есть необходимость высказать критические замечания;

•политические оппоненты способны исправить допущенные ошибки, услышав о них, но прямая критика уязвила бы их самолюбие, поэтому необходимо дать им возможность «сохранить лицо»;

•политический оппонент не выносит критики в свой адрес, воспринимает ее негодующе, так что заставить его прислушаться может лишь облеченная в мягкую форму косвенная критика;

•условия политических переговоров и политические обстоятельства не позволяют критиковать открыто.

Обычно политики охотнее используют не грубую, а мягкую, «облагороженную» форму порицания политических оппонентов. Но возможны и исключения: вспомним хотя бы знаменитое выступление Н. С. Хрущева на заседании ООН, когда он стучал ботинком по трибуне. Но если при грубом порицании мечут гром и молнии, бьют по столу, то при мягком порицании «губы становятся стрелами, а язык — лезвием». Это и есть «искусство злословия».

Другой способ использования «стратагемы косвенного нападения» развивает «искусство неуязвимого инакомыслия», когда необходимо критиковать не столько политического оппонента, сколько дать знать более широкой политической аудитории о своем несогласии с какими-то вопросами. С этой целью можно эффективно использовать связи с общественностью на политических переговорах, допустив нужную «утечку» информации по принципу: «Как стало известно из информированных источников...» Критикуемый политический оппонент как раз и не должен ведать о критике, гораздо важнее создать общественное мнение, которое косвенно повлияет на его позицию.

С помощью такого стратагемного приема можно избежать прямых столкновений и открытых дискуссий на политических переговорах, сохранив мирную дружелюбную атмосферу сотрудничества. Помимо этого в духе «стратагемы косвенного нападения» можно осторожно открыть «горькую правду» как партнерам по переговорам, так и общественности, осторожно сообщив неприятные известия в виде непосредственного послания, которое наподобие русской матрешки скрывает в себе другое, зашифрованное послание. Классическим тому примером могут служить знаменитые «Персидские письма» французского философа Ш. Монтескье, где под видом восточной деспотии критике подвергалась абсолютная монархия Людовика XIV.

Во время политических переговоров и в период их подготовки могут широко демонстрироваться художественные фильмы или театральные спектакли, содержащие скрытую критику каких-то политических событий или деятелей, с целью определенным образом взбудоражить общественность и подготовить ее к восприятию повестки дня политических переговоров. У китайцев есть пословица: «Использовать древность для критики современности». Этот тонкий прием позволяет практически безнаказанно критиковать политических оппонентов, их политическую позицию, избегая непосредственных столкновений, что иногда принципиально важно в большой политике.


Пред. статья След. статья