Десятая стратагема: «Скрывать за улыбкой кинжал»


Десятая стратагема лежит в основе поговорок многих народов мира, она хорошо известна также в России, но мало кто знает, что это прием тайного военного искусства китайцев. На политических переговорах, какими бы сложными и дискуссионными они ни были, улыбки и дружественный тон — основа дипломатического этикета. Но совсем другое дело — что за этими скрывается.

Искусство использования данной стратагемы на политических переговорах состоит в том, чтобы прикрывать тайные намерения внешним дружелюбием и красивыми словами. Дословный перевод десятой стратагемы с китайского весьма красноречив: «Во рту — мед, а за пазухой — меч. Ублажать словами, в сердце же вынашивать зло». Не случайно эту стратагему часто именуют «стратагемой двуличия», «стратагемой Януса», «стратагемой усыпления внимания» и даже «стратагемой поцелуя Иуды».

Китайцы любят цитировать Конфуция, который предостерегал: «Честные речи и любезный вид редко сочетаются в людях». Его современник Сунь-цзы в трактате о военном искусстве вообще считает речи о переговорах и о мире со стороны противника признаком опасности и предупреждает: «Если противник, не будучи ослаблен, просит мира, значит — у него тайные замыслы».

Интересно, что китайский трактат о стратагемах содержит условие применения «стратагемы усыпления внимания», прямо относящееся к политическим переговорам: «Если враг нападает, мы начинаем переговоры; если враг начинает переговоры, мы нападаем». С этой точки зрения само начало политических переговоров может рассматриваться как тонкий политический ход усыпления внимания политических партнеров. Известно, что данный прием часто использовал на политических переговорах Мао Цзэдун, которому принадлежит следующая интерпретация «стратагемы двуличия»: «В открытую объединяться, втайне противостоять, устами соглашаться, сердцем отрицать, в лицо говорить красивые слова, за спиной устраивать склоки — в этом выражается двуличие».

На политических переговорах десятая стратагема может использоваться и в несколько ином ракурсе, который обозначил поэт Су Ши: «Мудрейший выдает себя за дурачка». Такой прием хорош против сильного врага. От него скрывают клинок меча, соглашаются с ним во всем, изображают дружескую улыбку, но как только представляется случай, наносят роковой удар. В Китае есть даже поговорка: «Притвориться свиньей, чтобы убить тигра».

Исследования современных психологов показывают, что механизм действия «стратагемы двуличия» на политических переговорах основан на когнитивном диссонансе, который представляет собой состояние психологического напряжения, возникающее всякий раз, когда у человека имеются две противоположные когниции (установки, идеи), противоречащие друг другу и требующие альтернативных действий на переговорах. Поскольку появление когнитивного диссонанса вызывает неприятные ощущения, состояние психологического дискомфорта, то ваши оппоненты на переговорах постараются его уменьшить, приняв какую-то одну точку зрения. Улыбка будет провоцировать их занять дружескую позицию.

Сила диссонанса зависит от двух факторов: личностной значимости для ваших оппонентов каждой из альтернативных установок и ситуационного соотношения консонансных и диссонансных установок на переговорах. Например, длительные дружеские отношения и выполняющиеся много лет договоренности, несомненно, будут способствовать восприятию вашей улыбки как вполне искренней. Здесь важна личностная значимость. Ситуационный анализ позволит вашим оппонентам также взвесить все факторы, свидетельствующие в пользу «улыбки или кинжала», и сделать свой выбор.

После окончания «холодной войны» «стратагема двуличия» была весьма успешно использована на переговорах западных лидеров с М. С. Горбачевым. На Западе в начале 1990-х гг. была развернута в СМИ шумная пиар-кампания «в поддержку» нового советского лидера. В январе 1990 г. журнал «Тайм» объявил Горбачева «человеком десятилетия», а его книга о новом мышлении была переведена на многие европейские языки. Несомненно, все комплименты, которые получал Горбачев в западной прессе и на международных переговорах, имели целью добиться от него значительных уступок в духе «нового мышления», которое означало конец конфронтации в многополюсном мире. Однако после того как такие уступки были получены, рухнула Берлинская стена, распался СССР, о «новом мышлении» и многополюсном мире быстро забыли в пользу «нового мирового порядка», который означал лидерство США в мире однополюсном.

Современные социологические исследования, проведенные спустя двадцать лет после перестройки в России, показали, что сегодня большинство россиян (63%) негативно оценивают деятельность Горбачева, видят основную его вину в развале СССР и в тех существенных уступках, которые он сделал в переговорах с Западом.

Достаточно часто в мировой политике «мирное сотрудничество», оказание так называемой экономической помощи, подготовка военных специалистов и советников скрывает за собой стремление взять под контроль геополитическую ситуацию в регионе. Известно, например, что под предлогом борьбы с терроризмом США усилили свое военное присутствие на Южном Кавказе. Было объявлено о снятии ограничений в военной помощи Грузии, Азербайджану и Армении, где появились американские военные специалисты; США провели политические переговоры и подписали двусторонние договоры о военном сотрудничестве со всеми тремя странами Южного Кавказа: модернизации азербайджанских ВВС и обучении азербайджанских офицеров в Военной академии США, организации Центра по разминированию в Армении, участии США в военных операциях на севере Грузии.

Под предлогом борьбы с терроризмом США закрепились на военных базах в Узбекистане, Киргизии, Таджикистане; им удалось также упрочить военный союз с Пакистаном. По существу, американцы окружили Китай кольцом военно-воздушных баз. Таким образом, на международных переговорах борьба с терроризмом успешно используется США для усиления их военного присутствия во всех стратегически важных регионах современного мира — неплохие стратегические результаты, причем достигнуты они в большинстве случаев без единого выстрела.


Пред. статья След. статья