Тоталитаризм: политологический аспект

По вполне понятным причинам у нас проблемы, связанные с тоталитаризмом, вплоть до недавнего времени как бы находились под запретом и стали предметом систематического внимания и интереса обществоведов лишь в последние годы. В этом плане больше повезло авторитаризму, который у нас ассоциировался с правыми диктаторскими режимами преимущественно в странах ’’третьего мира” и л Аль отчасти в развитых странах. В целом авто­ритаризм и тоталитаризм - это две основные модели политической системы и политической культуры диктаторского типа, между которыми есть существенные различия по целому ряду основопола­гающих характеристик. Например, если тоталитаризм, как будет показано ниже, предполагает полное подчинение всех сфер жизни государственному началу, то авторитарный режим в целом оставляет на усмотрение самих частных лиц вопросы отправления религиозной веры, экономической деятельности, семейной жизни и т. д., если это не противоречит интересам сохранения существующей системы. Он в принципе не затрагивает существующую социально-классовую стратификацию, иерархию властных структур, привычные ритмы труда и отдыха, формы семейных и личных отношений и т. д.

Но при всем том между тоталитаризмом и авторитаризмом много общего, что зачастую делает линию разграничения между ними весьма условной. Например, авторитаризм, в частности, означает неограниченное господство в государстве какого-либо отдельного лица, клики или какой-либо иной группы людей, узурпировавших власть парламентскими или насильственными (переворот, путч) методами. Этот же принцип с теми или иными нюансами характерен и для тоталитаризма. Например, нацистский режим в Германии невоз­можно представить себе без фюрера А. Гитлера, а большевистский режим в СССР - без вождя всех народов И. В. Сталина. Вместе с тем более или менее жизнеспособная авторитарная система предполагает определенный пласт тоталитарной инфраструктуры. Поэтому не случайно, что до сих пор не прекращаются споры относительно того, какой был режим во франкистской Испании и салазаровской Португа­лии - авторитарный или тоталитарный? Подобных примеров можно привести много. Учитывая этот факт и руководствуясь соображения­ми экономии места, здесь главное внимание уделяется анализу поли­тологических аспектов тоталитаризма.

Понятие ’’тоталитаризм” вошло в обиход в научной литературе Запада в конце 30-х гг. нашего века. Агрессивная политика гитлеров­ского рейха и особенно вторжение германских войск в Польшу заста­вили западных интеллектуалов пересмотреть оценку фашизма как меньшего зла по сравнению с большевизмом.

Нападение же Германии на Советский Союз заставило совет­ских политиков и обществоведов отказаться от определения нацизма как новой стадии капитализма и характеристики войны как войны исключительно между капиталистическими странами. Во время войны фашизм мог служить в качестве обобщающего понятия, при­годного для характеристики итальянского, германского и испан­ского режимов, но не для характеристики советского социализма. Только после войны на Западе снова стали проводить аналогию между коммунизмом и нацизмом, ГУЛАГом и нацистскими концент­рационными лагерями. А советские теоретики марксизма, в свою очередь, вспомнили, что нацизм - проявление новой фазы капи­тализма в кризисе.

Создана обширная литература на Западе, посвященная различным аспектам авторитаризма и тоталитаризма. Здесь достаточно упомя­нуть работы X. Арендт, Б. Мура, 36. Бжезинского и К. Фридриха, Ж.-Ж. Ревеля, Дж. Гольдфарба и др. Среди них заметно выделяется ставшая в некотором роде классикой монография X. Арендт ’’Про­исхождение тоталитаризма”.

В настоящее время у нас в данной сфере делаются лишь первые шаги, и поэтому рано говорить о профессионализации и каком бы то ни было консенсусе в анализе и трактовке тоталитаризма. Одни считают его вечным атрибутом человеческой истории, другие - до­стоянием индустриальной эпохи, а третьи - феноменом исключитель­но XX в. Естественно, в данной главе излагается собственная пози­ция автора. В ней главное внимание уделяется концептуальным и типологическим аспектам тоталитаризма путем сравнительного ана­лиза основных компонентов и характеристик, условно говоря, левого, или большевистского, и правого, или фашистского, его вариантов. Несомненно, между этими двумя вариантами много различий, порой существенных, которые при традиционной типологи - зации располагаются по двум крайним полюсам идейно-полити­ческого спектра. Здесь достаточно упомянуть такие дихотомические пары, как интернационализм-национализм, теория классовой борь­бы - национально-расовая идея, материализм - идеализм и т. д., с помощью которых определяется противостояние марксизма-лени­низма и фашизма. Если марксизм-ленинизм возник в качестве реак­ции на буржуазно-либеральную демократию, то фашизм возник против как этой последней, так и против марксистко-ленинского ин­тернационализма. Подобных различий можно было бы привести мно­жество. Но все же я исхожу из постулата, что при всех этих и других видимых невооруженным глазом различиях с точки зрения методологии и основополагающих сущностных характеристик оба они представляют проявления одного и того же общественно-истори­ческого феномена - тоталитаризма, и в этом качестве они имеют много общего.


Пред. статья След. статья