Мы РЕКОМЕНДУЕМ!

Политические режимы

Наряду с понятием ’’политическая система” в научной и публи­цистической литературе, а также в средствах массовой информации (СМИ) и повседневной речи часто используется понятие ’’политичес­кий режим”. Как же соотносятся эти два понятия? Пожалуй, это еще один из запутанных вопросов современной политической науки. Например, американский политолог М. Хагопян использует понятия ’’полития”, ’’политическая система” и ’’режим” как синонимы. По его словам', эти термины в широком смысле обозначают ’’фундаменталь­ную организацию политической жизни”. Они выражают общие струк­турные характеристики политического порядка. Показательно, что М. Дюверже сначала пользовался понятием ’’политический режим”, а затем - ’’политическая система”. В нашей литературе нередко с одинаковым значением также используются понятия ’’президент­ский режим” - ’’президентская система”, ’’парламентская система” - ’’парламентский режим”, ’’демократический режим” - ’’демократи­ческая система”, ’’тоталитарный режим” - ’’тоталитарная система” и т. д.

Существуют ли различия между этими понятиями и, если су­ществуют, в чем они состоят? В самой общей форме контуры этих раз­личий уже обозначены в вышеприведенной типологизации. Класси­фикация, или типологизация, политических систем проводится на основе системообразующих признаков. Что касается третьего уровня, то там речь идет о государственно-территориальной структуре власт­ных отношений, которая, во всяком случае теоретически, может иметь схожую конфигурацию во всех политических системах.

Главные отличия политического режима, на мой взгляд, намеча­ются в рамках самих политических систем по принципам организа­ции ветвей и конкретных институтов власти, формам и методам осу­ществления политической власти. Некоторые политологи рассматри­вают партии и партийные системы в качестве стержневых элементов политических режимов. Например, М. Дюверже считал, что базой для фундаментальной классификации современных режимов явля­ется разница между однопартийными, двухпартийными и многопар­тийными системами. В принципе такой подход возможен.

В либерально-демократической системе определяющее значение для классификации политических режимов имеет характер разделе­ния властей, который определяет соотношение, прерогативы и функ­ции основных властных институтов. Здесь прежде всего необходимо различать режимы по той роли, которую играют глава государства и глава правительства. В парламентском режиме глава государства - это, по сути дела, руководитель страны, который символизирует су­веренитет и величие государства. Он занимает первое место в иерар­хии церемониальных, почетных рангов и выполняет ряд особых за­дач в области внешней и внутренней политики. Он может носить офи­циальный титул короля или королевы в конституционных монар­хиях (как в Швеции, Норвегии, Великобритании, Бельгии, Дании, Голландии, Испании и т. д.) или президента в президентской или пар­ламентской республике (как в США, Франции, Германии, Италии и т. д.). Ограниченность и слабость реальных прерогатив главы госу­дарства при парламентской форме правления проявляются в том, что он избирается парламентом и, по сути дела, от него зависит его леги­тимность (необходимы оговорки применительно к конституционным монархиям).

Если глава государства всего лишь церемониальный руководи­тель, то глава правительства - главный активный политический ру­ководитель страны. В разных странах он называется по-разному: премьер-министр, премьер, канцлер, председатель совета министров. Ему принадлежит главная роль в формировании политики и руко­водстве правительством. Что касается самого правительства, то его формирует та партия, которая обладает большинством в парламенте и несет перед ним ответственность. Главу правительства назначает парламент. Главная задача парламента - формирование правитель­ства. Именно в ходе парламентских выборов выясняется, какая пар­тия или коалиция партий будет формировать правительство. Типич­ный образец парламентского режима - ФРГ. Здесь вся полнота зако­нодательной власти передана законодательному собранию, или пар­ламенту, в лице бундестага. Права президента как главы государства существенно урезаны и сведены фактически к представительским функциям. Бундестаг не только формирует правительство, но и вы­бирает главу правительства - канцлера. Причем фракция партии большинства играет активную роль в работе правительства, в приня­тии им ответственных решений. Само правительство формируется из числа депутатов парламента, представляющих партийные фракции парламентского большинства. В состав кабинетов, как правило, не приглашаются беспартийные специалисты.

Сильными позициями обладает исполнительная власть в парла­ментской форме правления в Великобритании. Здесь партия, побе­дившая на парламентских выборах, становится правящей и формиру­ет правительство, а вторая образует ’’официальную оппозицию ее величества”, ожидая своей очереди для победы на следующих выбо­рах. Премьер-министр, избираемый партией большинства в парла­менте, обладает довольно широкими полномочиями. Причем пра­вительство вправе осуществлять далеко идущие изменения в общест­ве, такие, например, как национализация ряда ведущих отраслей экономики (при правительстве лейбористов) или денационализация и реприватизация тех или иных отраслей (при консервативном пра­вительстве М. Тэтчер).

Нередко в парламентарных республиках высший законодатель­ный орган по тем или иным причинам может быть распущен досроч­но. При этом назначаются внеочередные выборы. Здесь важно отме­тить и то, что при парламентском режиме правительство не всегда формируется партией, завоевавшей наибольшее число голосов. Так, в ФРГ, Австрии, Ирландии, Норвегии, Швеции не раз правительство возглавляла партия, занявшая по числу завоеванных на выборах голосов второе место, но вступившая при этом в коалицию с какой-либо небольшой партией. Цена такого положения - возможность не­стабильности правительства, его зависимость от колебаний позиций входящих в коалицию мелких партий. Так, например, переход в 1972 г. из социал-либеральной правительственной коалиции 8 депута­тов в оппозиционный лагерь создал в бундестаге ФРГ своеобразную патовую ситуацию, что сделало необходимым его роспуск и проведе­ние досрочных парламентских выборов. В 1982 г. выход из прави­тельственной коалиции небольшой фракции Свободно-демократичес­кой партии обеспечил возможность создания правоцентристского блока во главе с ХДС/ХСС и привел к досрочным парламентским вы­борам 1983 г.

При президентском режиме, типичным примером которого явля­ется форма правления в США, президент является одновременно гла­вой и государства, и правительства. Эта форма предусматривает пря­мое избрание всеми гражданами на всеобщих выборах главы испол­нительной власти. После победы на выборах президент по своему усмотрению формирует правительство, или кабинет министров. Прав­да, кандидаты на ряд ключевых постов должны быть утверждены за­конодательным собранием. Здесь ответственность правительства, выполняющего роль своего рода ’’личного штаба” президента, отсту­пает на второй план по сравнению с лояльностью его членов в отно­шении президента.

При американской президентской форме правления некоторыми особенностями характеризуются и выборы в конгресс. Согласно кон­ституции США, конгресс состоит из двух палат: верхней - сената и нижней - палаты представителей. Сенаторы избираются на шесть лет от штатов в целом, а члены палаты представителей - на два года, главным образом от так называемых конгрессистских дистриктов, а в ряде случаев - и от штатов в целом. От каждого штата независи­мо от численности населения избираются по два сенатора, которые рассматриваются в качестве представителей штатов как территори­ально-административных единиц. Палата представителей состоит из конгрессменов, избираемых жителями штатов, и их число опреде­ляется в зависимости от численности населения этих штатов. С 1912 г. общее число членов палаты представителей определилось в 435 че­ловек.

Для президентского режима, особенно американского, характе­рен так называемый феномен раздельного голосования и ’’раздельно­го правления”. Суть первого состоит в том, что значительный контин­гент избирателей, голосуя за кандидата ’’своей” партии на пост пре­зидента страны по списку кандидатов в законодательное собрание, может поддержать представителей конкурирующей партии. В США кандидаты на пост президента от республиканской партии часто по­беждали за счет привлечения на свою сторону сторонников демокра­тической партии, и наоборот.

Именно этим обстоятельством объясняется феномен ’’раздельно­го правления”. В США это такое положение, когда Белый дом в Ва­шингтоне возглавляет представитель одной партии, в то время как в одной или обеих палатах конгресса большинство принадлежит сопер­ничающей партии. К примеру, в период с 1945 по 1976 г. в течение 14 из 30 лет контроль над исполнительными и законодательными орга­нами власти был поделен между двумя партиями. Это, естественно, создает определенные проблемы для президента при решении тех или иных ключевых проблем внутренней и внешней ПОЛИТИКИ.

О характере различий в процедурах формирования правительств победившими партиями наглядное представление можно составить, сравнив эти процедуры в классически президентской системе США и классически парламентской системе Великобритании.

При парламентской системе каждая партийная фракция в парла­менте выступает как единая команда, в которой все члены придер­живаются более или менее строгой дисциплины. Поскольку на выбо­рах избиратели голосуют большей частью за партийный список, а не за конкретного кандидата, депутат, выступивший против линии пар­тии, рискует быть исключенным из партии. Здесь партия большинст­ва контролирует и законодательную, и исполнительную власти. Показателен пример Великобритании, где все послевоенные правитель­ства, за исключением одного, опирались на однопартийное боль­шинство в парламенте.

В США правительство формируется главой государства - прези­дентом внепарламентским путем. Взаимоотношения между прези­дентом как главой государства и одновременно главой правительст­ва с его партией носят иной, чем в других странах с парламентской системой, характер. В американской политической системе отсутст­вуют такие институты европейского парламентаризма, как роспуск парламента главой государства и ответственность правительства перед парламентом. В Великобритании, например, премьер-министр, который, получив мандат от электората и сосредоточив в своих ру­ках функции руководства партией и кабинетом, правит через парла­мент. Он, равно как и возглавляемый им кабинет, ответствен перед парламентом. В случае вотума недоверия или каких-либо других чрезвычайных обстоятельств премьер-министр вправе распустить парламент и назначить новые выборы. В США же президент осущест­вляет реальный контроль над федеральной администрацией. Он не является лидером партии в европейском смысле слова. Фактически властные функции распределены между президентом и конгрессом, внутри конгресса - между палатами, а внутри палат - между де­сятками постоянных комитетов.

В отличие от британского премьер-министра американский пре­зидент правит не через конгресс, а вместе с конгрессом. Хотя пре­зидент лишь формально считается главой партии, он не является таковым юридически. Активисты партии и поддержавшие ее канди­дата избиратели ожидают от президента реализации программы, с которой он пришел к власти. Для этого президент должен создать кабинет министров, которые принимают его программу и способны провести ее в жизнь. Он должен также укомплектовать штат Бело­го дома, призванный содействовать достижению этой цели. Ключе­вую роль в реализации программы, с которой он пришел к власти, естественно, играет сам президент. Он может придать одним из положений больший, а другим - меньший приоритет, наложив тем самым долговременный отпечаток на процесс принятия реше­ний.

Принято считать, что президент США должен быть выше партий и межпартийных конфликтов. В своей первой инаугурационной речи президент США Т. Джефферсон произнес ставшую знаменитой фразу: ’’Любое расхождение во мнениях не есть расхождение в принципах. Различаясь по названию, мы являемся приверженцами одного и то­го же принципа. Все мы - республиканцы, все мы - федералисты”. Но поскольку выдвижение кандидатуры на пост президента всецело зависело от партий, в качестве кандидата той или иной партии пре­зидент должен установить и сохранить хорошие отношения с партий­ными руководителями, апеллировать к членам партии таким обра­зом, чтобы заручиться их голосами для обеспечения поддержки своей кандидатуры. После же избрания у многих президентов осла­бевают интерес и внимание к партии, и они апеллируют прямо к электорату в целом.

Некоторые авторы выделяют также "ультрапрезидентскую” фор­му правления, где достигнута наибольшая независимость президента от высшего законодательного собрания. Следует отметить, что такой поворот событий, в сущности, коренится в самом способе избрания президента всеобщим прямым голосованием, что ставит его в неза­висимое от парламента положение, поскольку парламент в принципе лишен возможности оказывать какое бы то ни было влияние на исход выборов. Более того, в ряде стран, обладая правом вето, президент располагает возможностями контролировать его деятельность. Сле­дует к этому добавить и то, что, согласно конституции некоторых стран, например Франции, ряда африканских и латиноамериканских стран, президент вправе выступать с законодательной инициативой по вопросам, затрагивающим важнейшие сферы общественной жизни.

Показательно, что в 70-80-х гг., в условиях усиления реальных прерогатив исполнительной власти, многие аналитики не без основа­ний забили тревогу относительно наметившихся авторитарных тен­денций в ряде индустриально развитых стран. Так, известный аме­риканский политолог А. Шлезингер считал, что президент США по объему сосредоточившихся в его руках реальных властных полно­мочий далеко превзошел многих монархов и императоров прошло­го. М. Дюверже, используя подобные же аргументы, характеризовал режим, установленный Ш. де Голлем во Франции, как республикан­скую монархию. По мнению Ж. Клюзеля, ’’всеобщие выборы при­дают ему республиканский характер, однако речь идет все же о мо­нархии, устанавливаемой в соответствии с длительностью президент­ского мандата каждые семь лет”.

При парламентско-президентском, или президентско-парламент­ском, режиме исполнительной власти присущ своего рода дуализм, состоящий в том, что здесь руководящие исполнительные функции чвляются прерогативой и президента, и кабинета министров, ответ­ственного перед парламентом. Особенность этой формы правления наглядно можно представить на примере Франции. Здесь ключевую позицию занимает президент, опирающийся на мощный, разветвленный бюрократический аппарат. Президент, от которого полностью зависят члены кабинета, разрабатывает стратегию экономического и политического развития страны. Особенность этого режима состоит з том, что здесь возможен конфликт между главой государства и главой правительства. Так было, например, во Франции в середине 80-х и начале 90-х гг., когда Елисейский дворец занимал представи­тель социалистической партии, а пост премьер-министра - представитель правоцентристских сил.

Сравнив преимущества и недостатки парламентского и прези­дентского режимов, М. Дюверже пришел к выводу, что первый в его различных формах позволяет обеспечить эффективность и стабиль­ность системы управления современного сложного общества. Он об­ладает большими возможностями для предупреждения, ограничения кризисов, которые могут представлять опасность для демократии. Что касается президентского режима, то он создает условия для формирования социологических предпосылок авторитаризма или иных форм диктатуры, как это можно продемонстрировать на примере кра­ха парламентаризма в Италии в 1922 г., Германии в 1933 г., во Фран­ции в 1940 и 1958 гг.

При типологизации режимов в рамках демократии ключевое зна­чение, как говорилось, имеет соотношение, или конфигурация власт­ных институтов. А последняя, в свою очередь, определяется разде­лением властей. К системе диктатуры, или диктаторской политичес­кой системе, данный критерий не подходит, поскольку здесь вооб­ще отсутствует реальное разделение властей. Поэтому в качестве главного критерия можно принять формы организации и функцио­нирования унитарной иерархической власти.

По этому критерию в современной диктаторской политической системе различаются авторитарные и тоталитарные режимы. Внутри этих последних существует целая гамма особенностей, нюансов, мо­дификаций. Например, в рамках тоталитаризма различаются больше­вистский, нацистский и фашистский режимы. Поскольку для нас эта проблема представляет наибольший интерес, она будет рассмотрена в главе, специально посвященной тоталитаризму. В авторитаризме тоже можно различать режимы с большей или меньшей жесткостью или ’’либеральностью” в организации властной вертикали. Например, военно-политическая диктатура А. Пиночета в Чили отличалась от авторитарного режима Чон ду Хвана в Южной Корее более откровен­ной опорой на репрессивный аппарат, большей интенсивностью терро­ра и подавления и т. д. Существуют такие гибридные режимы, в кото­рых органически сочетаются элементы как тоталитаризма, так и авто­ритаризма. К ним можно отнести, например, франкистский режим в Испании.

Чем отличается авторитаризм от тоталитаризма? Важнейшие аспекты этой проблемы будут рассмотрены в главе о тоталитаризме. Здесь затрону ее в самом общем виде. Для тоталитаризма характер­ны полное слияние, срастание в единое неразрывное целое общества и государства; общества, государства и партии; их вместе и единой идеологии; экономики, политики и идеологии и т. д. В авторитаризме такой тотальности может и не быть. Он использует в своих интересах слабость и неразвитость гражданского общества, но в отличие от то­талитаризма не уничтожает его. Здесь экономика сохраняет значи­тельную степень самостоятельности. Сохраняется и плюрализм со­циальных сил. Авторитаризм может уживаться, сочетаться как с го­сударственной, так и с рыночной экономикой. Переход от авторитаризма к демократии нередко означает смену политического режима без радикального переустройства экономического строя. Переход же от тоталитаризма на рельсы демократизации предполагает корен­ное изменение всей общественной системы.


Пред. статья След. статья

Самое Интересное!