ГлавнаяКниги о политологииПолитическая наука - Гаджиев К. СПереоценка ценностей и формирование нового либерализма

Переоценка ценностей и формирование нового либерализма


На каждом историческом повороте перед либералами возникал сакраментальный вопрос, сформулированный Р. Дарендорфом: ’’Что значит быть либеральным в изменившемся мире?” Анализ работ ли­беральных авторов на протяжении XIX и XX вв. показывает, что боль­шинство из них были устремлены на поиск путей приспособления классического наследия к постоянно изменяющимся условиям. Это качество особенно отчетливо обнаружилось в конце XIX - начале XX в., ставших, по сути дела, новым рубежом в судьбах либерализ­ма. В тот период более выпукло обнаружились как сильные, так и слабые его стороны, особенно в политической сфере. Так, реализация принципов свободной конкуренции, по сути дела служивших оп­равданию подавления и поглощения слабых более сильными кон­курентами, привела к концентрации и централизации производства, резкому возрастанию веса и влияния промышленных и финансо­вых магнатов.

В результате произошла инверсия функций свободного рынка. Если в период борьбы с феодализмом и становления капиталисти­ческих отношений идеи свободного рынка, государства как ’’ночно­го сторожа” и т. д. играли прогрессивную роль в борьбе против жест­ких ограничений средневекового корпоративизма, общинного мыш­ления и институтов внеэкономического принуждения, то в условиях утвердившихся свободнорыночных отношений эти идеи преврати­лись в требование неограниченной свободы конкуренции. Важней­шие положения либерализма приобрели функцию защиты интересов привилегированных слоев населения. Обнаружилось, что свободная, ничем не ограниченная игра рыночных сил отнюдь не обеспечивает, как предполагалось, социальную гармонию и справедливость. Как отмечал один из приверженцев либерализма того периода Г. Саму - эль, ’’народ горьким опытом скоро убедился в том, что ’’свободной игры понятого собственного интереса”, на которую манчестерская школа возлагала все свои надежды, недостаточно для достижения прогресса; что ’’самодеятельность и инициатива” рабочего класса натыкаются на столь большие препятствия, которые не могут быть преодолены без посторонней помощи; что беспомощность и нищета, дурные условия наемного труда, низкий уровень жизненных потреб­ностей все еще встречаются на каждом шагу”.

Поэтому неудивительно, что выдвинулась целая плеяда политэко­номистов, социологов, политологов и политических деятелей, высту­пивших с предложениями о пересмотре важнейших положений клас­сического либерализма и осуществлении реформ, призванных огра­ничить произвол корпораций и облегчить положение наиболее обез­доленных слоев населения. В этом плане большую роль сыграли ан­глийские политические мыслители Дж. Гоббсон, Т. Грин, Л. Хобхауз и др., протестантский священник и публицист Ф. Науман, а за ним экономисты В. Рёпке, В. Ойкен в Германии, Б. Кроче в Италии, Л. Уорд, Дж. Кроули, Ч. Бирд, Дж. Дьюи и др. в США, сформулировав­шие ряд новых важнейших принципов либерализма, который полу­чил название ’’новый либерализм”, или ’’социальный либерализм”. Суть последнего состояла в том, что под влиянием марксизма и восходящей социал-демократии в сторону признания позитивной ро­ли государства в социальной и экономической жизни были пересмот­рены отдельные базовые принципы классического либерализма. Это, в частности, нашло отражение в заимствовании либералами у марк­сизма и социал-демократии идей социальной Справедливости и со­лидарности. В данном смысле как бы переходное положение между либерализмом и социализмом занимали Л. Буржуа, Л. Дюги, Ж. Сельи и др. Первый из них стремился к тому, чтобы преодолеть противоре­чия между индивидуализмом и социализмом. Дюги, поставивший своей целью преодоление противоречий между индивидуальными и коллективными интересами, ввел это понятие в юридическую и по­литическую науку своего времени. Ему принадлежит также заслуга введения понятия ’’социальные права”, призванного дополнить понятие ’’индивидуальные права”. Сельи, считая солидарность важ­ным компонентом взаимоотношений между государствами, поло­жил этот принцип в основу международного права.

В политической сфере наиболее концентрированное выражение эти новые веяния нашли в таких реформистских движениях, как прогрессизм в США, ллойд-джорджизм (по фамилии премьер-министра от либеральной партии Ллойд-Джорджа) в Англии, джолиттизм (от фамилии представителя либералов премьер-министра А. Джолитти) в Италии и т. д. Исторической заслугой либерализма и партий ли­беральной ориентации является то, что они сыграли ключевую роль в формировании и институционализации в конце XIX - первых десяти­летиях XX в. основных принципов и институтов современной полити­ческой системы, таких как парламентаризм, разделение властей, правовое государство и др., которые в конечном счете были приняты всеми основными политическими силами и партиями.

В рамках этой системы, модифицировав и пересмотрев ряд посту­латов классического либерализма, были сформулированы и реализо­ваны принципы и меры, которые привели к расширению регулирую­щей роли государства в целях реализации первоначальных либе­ральных ценностей защиты прав и свобод человека. Так, например, приняв целый ряд законов и мер по усилению вмешательства госу­дарства в различные сферы общественной жизни, либеральное прави­тельство Великобритании уже в 1892-1895 гг. далеко отошло от прин­ципов и установок классического либерализма. В частности, были приняты законы о местном самоуправлении, значительно расширяю­щие прерогативы органов местного самоуправления; о железнодо­рожных служащих, обязывающие министерство торговли разбирать жалобы последних; о запрещении родителям посылать на работу детей до достижения ими одиннадцатилетнего возраста; о мерах, направленных на улучшение условий труда рабочих, и т. д. Подобного рода меры, неуклонно расширявшие роль и прерогативы государства, принимались в последующие годы как в Великобритании, так и в других странах.

Водоразделом, сделавшим классический либерализм достоянием истории и бесповоротно утвердившим принципы государственного вмешательства в экономику и заложившим основы государства бла­госостояния, стал великий экономический кризис 30-х гг. Вместе с тем в силу целого комплекса социально-экономических, политиче­ских и идеологических факторов в большинстве стран Западной Ев­ропы либеральные партии вынуждены были в значительной мере уступить свои позиции другим социально-политическим силам, а в ряде стран даже отойти на периферию общественно-политической жизни. Немаловажную роль с этой точки зрения сыграло то, что ко­нец 20 - начало 30-х гг. ознаменовались великим экономическим кризисом, по сути дела перечеркнувшим ряд важнейших постулатов классического либерализма.

В дополнение к этому в каждой конкретной стране кризис ли­берализма имел свои особенности. Так, поражение революции 1848 г., по сути дела, поставило под сомнение возможность объеди­нения Германиии под знаменем либерализма. Что не удалось либе­ралам, успешно реализовал Бисмарк, соединивший консервативные идеи с понятиями отечества и нации. В Италии при всех успехах либеральной мысли к началу 20-х гг. либеральная партия как тако­вая не существовала.

Драма германского и итальянского либерализма состояла в том, что его вожди в полной мере не поняли те глубинные сдвиги, кото­рые произошли в социальной и политической жизни своих стран в начале XX в. и особенно по окончании первой мировой войны. Они без особой тревоги встретили рост фашистских сил, нанесших в ко­нечном счете сильнейший удар по либеральным партиям. В Италии, например, даже такие дальновидные люди, как А. Джолитти и Б. Кро­че, полагали, что фашизм необходим для восстановления порядка и укрепления либерального государства. Такие иллюзии среди либе­ральных политических партий сохранялись и в момент так называе­мого фашистского ’’марша на Рим”. К тому же представители либе­рализма вошли в первое правительство Б. Муссолини. Отдельные группы либералов как в Италии, так и в Германии пошли на сотруд­ничество с фашистами, другие эмигрировали, а третьи включились в борьбу с фашизмом.

Вместе с тем отлив либеральной волны, особенно после второй мировой войны, был обусловлен во многом теми успехами в деле ре­ализации основополагающих либеральных идеалов, идей и концеп­ций, которые были достигнуты на протяжении всего XIX и в первые десятилетия XX в. Так, к началу XX в. в целом ряде стран Европы и Северной Америки увенчалось успехом движение за конституцион­ные реформы, секуляризация государства стала реальностью, в ре­зультате чего антиклерикализм либералов потерял актуальность для заинтересованных прежде избирателей. Утверждение и институционализация демократических норм и принципов в большинстве пе­редовых стран питали убеждение в некоей исчерпанности повестки дня либералов, а сами они были склонны усматривать свою задачу не в достижении чего-либо нового, а в сохранении уже достигнутого.

К тому времени существенно изменился общественно-политиче­ский ландшафт Запада. Консервативные партии де-факто приняли нововведения в государственно-политической системе, реализован­ные большей частью по инициативе либералов. На авансцену высту­пили социал-демократические партии, которые взяли на себя даль­нейшее развитие начинаний, реализованных либералами. Другими словами, ряд важнейших принципов либерализма буквально были растасканы консерваторами справа и социал-демократами слева. Есте­ственно, это вело к эрозии электоральной базы либеральных партий.

В итоге после второй мировой войны главным инициатором и агентом социальных реформ в Западной Европе стала социал-демо­кратия, интегрировавшая в себя ряд главных положений либерализ­ма XX в. В США, наоборот, эту роль взяла на себя демократическая партия, которая с периода ’’нового курса” Ф. Рузвельта стала ассоци­ироваться с либерализмом и социальным реформизмом. Основопола­гающее значение для всех вариантов реформизма имело завоевавшее в тот период широкую популярность и большое влияние кейнсиан­ство, построенное на постулате о необходимости дополнения основ­ных доктрин классического либерализма - индивидуализма, свобод­ной конкуренции, свободного рынка и т. д. - системой государствен­ного регулирования в важнейших сферах жизни общества. На этой основе в конце 40-х - 50-е гг. сформировалось своеобразное либе­рально-консервативное согласие (консенсус) между умеренным кры­лом консервативного лагеря и различными реформистскими силами, в том числе либералами. При общности базовых принципов нацио­нальные разновидности консенсуса обладали каждая своей специ­фикой. Если в США имел место либерально-консервативный консен­сус, то в большинстве стран Западной Европы речь шла о согласии между социал-демократами, либералами и консерваторами.

Разумеется, это обстоятельство не могло не отразиться на ста­тусе либерализма и либеральных партий, которые в сложившейся в тот период ситуации оказались между социал-демократическим и консервативным лагерями, выдвигавшими более четко очерченные по сравнению с либералами альтернативные политические курсы.

В 70- 80-е гг. в этом плане, как уже отмечалось, произошли сущест­венные изменения.


Пред. статья След. статья