ГлавнаяКниги о политологииПолитическая наука - Гаджиев К. СПарадигма капитализма и ее важнейшие разновидности

Мы РЕКОМЕНДУЕМ!

Парадигма капитализма и ее важнейшие разновидности


Каждая общественно-историческая эпоха вырабатывает собствен­ную, характерную только ей парадигму. Здесь как нельзя лучше под­ходит постулат О. Шпенглера, который гласит: нет вечных истин. Каждая философия есть выражение своего и только своего времени, и нет двух эпох, которые имели бы одинаковые философские устрем­ления, если только мы говорим о настоящей философии, а не о ка­ких-нибудь академических общих местах. Различие не в том, вечно или нет данное явление, а в том, жизненное ли это учение на некото­рое время или мертворожденное. Суть в том, какой человек нашел в них свой образ. При этом следует отметить, что смена парадигм слу­чается редко, при крайней необходимости, при действительно круп­ных передвижках в общественно-историческом бытии, истощении господствующих принципов и идеалов. При этом необходимо делать различие между сменой всей системы миропонимания при переходе от одной эпохи к другой, например от рабовладельческой к фе­одальной или от феодальной к капиталистической, и сменой пара­дигм в рамках одной и той же эпохи.

Великая трансформация, приведшая к формированию капитали­стической системы и ее приходу на смену феодализму, естественно, имела своим следствием возникновение и утверждение новой си­стемы миропонимания или той, которая перевернула все представ­ления о человеке, обществе, государстве, об их сущности и взаимо­отношениях. Эта система первоначально получила импульс и форми­ровалась на территории бывшей Западной Римской империи с охва­том англосаксонского мира на Североамериканском континенте. Ее основу составили западное христианство, ренессанская и реформационная культурная традиция, Просвещение и связанные с ним со­циально-философские и общественно-политические учения. Эта си­стема в процессе своего формирования вобрала в себя самые разно­родные и зачастую, казалось бы, несовместимые друг с другом эле­менты: переработанные в свете научных достижений конца средне­вековья и Нового времени идеи античного и средневекового рес­публиканизма, естественного права, рационализма, laissez faire, прин­ципы рыночных отношений и т. д., и т. п.

Весь комплекс принципов, установок, ценностей и ориентаций, в более или менее законченном виде оформившихся в конце XVIII - первые десятилетия XIX в. и составивших основу миропонимания капиталистической общественно-политической системы, в своей эво­люции прошел ряд этапов, соответствующих основным этапам раз­вития самой капиталистической системы на протяжении XIX-XX вв. Важнейшие параметры каждого из трех, на мой взгляд, основных этапов развития капитализма на Западе или, если взять более широ­ко, всего западного общества в целом воплощались и легитимизи­ровались особыми, характерными для каждого из этих этапов об­щественно-политическими парадигмами, которые за неимением под­ходящих названий я называю ’’либеральной”, ’’социал-демократи­ческой” и ’’неоконсервативной”. Условность этих названий станет очевидна из последующего изложения. Здесь отметим лишь, что либеральная парадигма соответствовала периоду свободнопредприни­мательского капитализма, социал-демократическая - периоду, ко­торый у нас именуется государственно-монополистическим, а нео­консервативная - знаменует собой вступление капитализма в ка­чественно новую фазу своего развития, начавшуюся с середины 70-х гг.

Стержень либеральной парадигмы составляет идея прирожден­ных, неотчуждаемых прав каждого человека на жизнь, свободу и частную собственность. Неразрывная взаимосвязь этой триады выра­жается в убеждении, что частная собственность – основе индивиду­альной свободы, которая, в свою очередь, рассматривается в качест­ве необходимого условия самореализации отдельного индивида, вы­полнения главного предназначения его жизни. Отсюда атомистическая трактовка общества, понимаемого как совокупность равноцен­ных и равновеликих друг перед другом личностей. На этой основе с самого начала в либеральной парадигме проводилось разграниче­ние между гражданским обществом и государством, были сформули­рованы понятия гражданского общества и, соответственно, гражда­нина.

Важным составным элементом либеральной парадигмы стала идея плюрализма, признающая господство во всех сферах обществен­ной жизни принципа многообразия: в социальной сфере - различных классов, слоев, заинтересованных групп и т. д.; культурной - разно­образия этнических, региональных или иных культур, культурных типов и течений, средств массовой информации, отделения церкви от государства, различных конфессий, церковных деноминаций, вероисповеданий и т. д.; политической - политических сил, партий, организаций, группировок, клубов и т. д.

Такой подход предполагает для всех составляющих данный со­циум индивидов и группировок равные возможности самореализа­ции и равные права в достижении своих целей и интересов. Отсюда - принцип laissez faire, laissez passer, свободного рынка и свободной кон­куренции в социальной и экономической сферах. В политической сфе­ре этот принцип выражается в равенстве всех перед законом, инстру­ментом реализации которого выступает правовое государство.

Социал-демократическая парадигма. Здесь сохраняются все эле­менты либеральной парадигмы с соответствующей модификацией. Прежде всего идея негативной свободы дополняется идеей позитив­ной свободы, а классический индивидуализм - новым индивидуа­лизмом. Для корректировки негативных аспектов и нежелательных последствий свободного рынка и свободной конкуренции разрабо­тана и во все более растущих масштабах используется система государственного регулирования экономики.

Политические права дополняются социальными правами, преду­сматривающими предоставление всем членам общества принятого в данном обществе минимума материальных благ. Вводится прин­цип социальной ответственности как частных корпораций, так и го­сударства. Социальные программы становятся неотъемлемой частью правового государства. Более того, правовое государство приобре­тает форму государства благосостояния. На этой основе происходит расширение функций государства, во многом дополняющих, а в ря­де случаев и заменяющих функции гражданского общества. Сближе­ние прерогатив и функций сфер гражданского общества и государст­ва нашло свое наиболее далеко идущее выражение в расширении масштабов деятельности неокорпоративизма. Произошла дальней­шая демократизация либерально-демократических институтов, охва­тив все основные категории граждан. В послевоенные десятилетия в ведущих капиталистических странах они приобрели подлинно все­общий характер. Одновременно имело место беспрецедентное рас­ширение масштабов и прерогатив бюрократических и неокорпоративистских институтов, что, в свою очередь, привело к увеличению полномочий исполнительной власти за счет законодательной, суже­нию сферы деятельности выборных органов и должностных лиц в пользу назначаемых. Во многих аспектах государство приобрело им­перские атрибуты, которые в конечном итоге привели к его пере­грузке.

Неоконсервативная парадигма интегрирует в себя важнейшие ценности, институты и постулаты либерально-демократической и со­циал-демократической парадигм с соответствующей их модификаци­ей. Центральное значение в этой парадигме приобретают установки и ориентации на индивидуализацию в экономической, социальной и политической сферах, ударение переносится на приватизацию и част­ную жизнь, с количественных на качественные параметры, на смену уровню жизни приходит качество жизни, материальным ценностям - гак называемые постматериальные ценности. Лозунгом дня стано­вится ’’меньше - это лучше”. Провозглашается своего рода ’’психо­логическая революция”, призванная выдвинуть в центр внимания человека, заменить характерный для предшествующей эпохи ”машиноцентризм” ’’человекоцентризмом”. Защита прав человека приобре­тает статус одной из основополагающих проблем государственной и международной политики.

Появляется тенденция к постепенному сокращению роли государ­ства в экономике, увеличению децентрализации и роли частной ини­циативы, возрождению значения промежуточных институтов. А в социальной сфере наблюдается тенденция к замене или дополнению государства благосостояния обществом благосостояния, при котором все возрастающую роль в реализации социальных программ отводят частным, общественным институтам, организациям, группам.

Одновременно происходит дальнейшая демократизация либераль­ной демократии. Масштабное введение в повседневную жизнь ин­формационной и телекоммуникационной технологии привело к уси­лению позиций плебисцитарной и партисипаторной форм демократии, утверждению так называемой ’’теледемократии” и ’’электронной де­мократии”. Важным компонентом этой парадигмы является призна­ние факта формирования подлинно всемирной цивилизации и уста­новки на наполнение демократии общечеловеческим содержанием.

Не составит особого труда доказать, что размежевание основных социальных и политических сил по идейно-политическому, идеоло­гическому признаку и, соответственно, с точки зрения политичес­кой стратегии на каждом из этапов при всех необходимых оговорках шло в основном в рамках этих парадигм. Так, анализ перипетий эво­люции основных течений общественно-политической мысли со всей очевидностью показывает, что, например, консервативные течения, которые первоначально решительно отвергали те или иные новые ценности и принципы, выдвигавшиеся другими течениями, напри­мер либерализмом и марксизмом, в конечном счете заканчивали их частичным или полным признанием и интегрированием в свои кон­струкции. Наиболее дальновидные представители консервативного лагеря нередко шли на далеко идущие уступки в сфере политики, сохраняя приверженность отдельным основополагающим принци­пам консерватизма в других сферах. Истинный консерватизм, при­званный защищать статус-кво, обосновывать необходимость его со­хранения, должен учесть существующие в мире реальности и приспо­сабливаться к ним. Поскольку же мир динамичен и подвержен по­стоянным изменениям, консерватизм не может отвергать все без исключения изменения. Показательно, что начиная со второй поло­вины XIX в., особенно в XX в. (в ряде случаев после второй мировой войны), приспосабливаясь к социально-экономическим и обществен­но-политическим изменениям, консерваторы приняли многие важ­нейшие идеи и принципы, которые ими раньше отвергались, такие, например, как свободнорыночные отношения, конституционализм, система представительства и выборности органов власти, парламен­таризм, политический и идеологический плюрализм и т. д. При всей своей приверженности религиозной вере после второй мировой вой­ны большинство консерваторов приняли рационализм и технокра­тизм.

Такое же положение вещей наблюдается и в отношении социал-демократии, которая прошла длительный путь трансформации от ревизии отдельных основополагающих постулатов марксизма до полного отказа от него. Если марксисты ленинского толка выдви­гали свои концепции социализма как сознательную антитезу либе­рализму, то Э. Бернштейн и его сторонники, выделяя в либерализме различные уровни, рассматривали свои программы как своеобраз­ный синтез с либерализмом. Как утверждал Бернштейн, социализм есть ’’организаторский либерализм”, если подразумевать под либе­рализмом не узкое партийно-политическое учение, а всемирно-историческое освободительное движение, общеприемлемые, распростра­няющиеся на всех требования и соответствующие им институты ко­торого сохраняют свою силу и при социализме. В конце XIX - начале XX в. немецкая социал-демократия стала строить свою политику не на идеях непримиримой классовой борьбы и уничтожения сущест­вующей государственно-политической системы, а на признании пра­вового государства как реальной почвы для постепенного врастания в социалистическое государство. Эволюция в этом направлении завершилась полным отказом в Годесбергской программе СДПГ от марксизма и, соответственно, от теории классов и классовой борьбы.

Аналогичную эволюцию претерпели и остальные национальные отряды социал-демократии Запада. Поэтому было бы явным преуве­личением, явной передержкой фактов утверждение о том, что суще­ствующая ныне на Западе общественно-политическая система явля­ется результатом победы идеалов и установок какого-либо одного идейно-политического течения, реализации одной альтернативы, от­теснившей или победившей все остальные альтернативы. Я исхожу из того основополагающего постулата, что в ней зримо или незримо, в большей или меньшей мере, в тех или иных комбинациях и сочета­ниях присутствуют элементы всех важнейших альтернатив: либера­лизма, консерватизма, марксизма и его детищ в лице социал-демо­кратии и марксизма-ленинизма. Например, в формулирование и ре­ализацию концепции государства благосостояния, без которого не­возможно представить себе современную западную общественно-по­литическую систему, свой вклад внесли как либералы, гак и кон­серваторы и особенно социал-демократы. Несомненно и то, что в число основателей государства благосостояния входят столпы кон­серватизма, такие как О. Бисмарк, Б. Дизраэли и др. Известно и то, что Р. Дарендорф не без оснований называл двадцатый век "социал-демократическим веком”, имея в виду реализацию в государстве благосостояния важнейших постулатов, сформулированных запад­ноевропейской социал-демократией.

Прослеживается своеобразная закономерность убывающей ради­кальности идейно-политических течений и отдельных составляющих их идей и установок. На первом, своего рода романтическом, или "ге­роическом”, этапе они выдвигаются на общественно-политическую авансцену чуть ли не агрессивно, с вызывом, формулируя свои пози­ции и установки выпукло, жестко, упрощенно. Так было и с класси­ческим либерализмом, и с марксизмом, и с неоконсерватизмом. Каждое из них закладывало основу новой парадигмы, но в возведении той или иной конструкции и ее завершении участвовали все основ­ные, а порой и маргинальные течения. В этом процессе первоначаль­ные идеи и установки, жестко и упрощенно сформулированные пред­ставителями течения-зачинателя, во взаимодействии и конфликтах с компонентами других (и старых, и возникающих новых) течений существенно модифицировались, приспосабливаясь к последним и заимствуя у них те или иные элементы, в наибольшей мере отвечав­шие сложившимся реальностям. В свою очередь, эти последние заим­ствуют у первого наиболее жизнеспособные элементы, приспосаб­ливая их для выражения своих интересов, тем самым модифицируя и обогащая свой идейный арсенал.


Пред. статья След. статья

Самое Интересное!