ГлавнаяКниги о политологииПолитическая наука - Гаджиев К. СОпыт типологизации политических систем

Мы РЕКОМЕНДУЕМ!

Опыт типологизации политических систем

Политическая система характеризуется интегрированностью, что, в свою очередь, предполагает вертикальную и горизонтальную согла­сованность ее структурных элементов. Ее жизнеспособность опреде­ляется тем, насколько в ней преобладают согласие и сотрудничество между отдельными элементами. Политическая система самодоста­точна в том смысле, что в силу своей внутренней организации и ре­сурсов, а также ее доступа к необходимым ресурсам в окружающей среде она обладает способностью функционировать автономно, реа­лизуя свои ценности, нормы и коллективные цели, приспосабливаясь к условиям среды. Политическая система, равно как и любая другая система, открыта влиянию окружающей среды, с которой она вовле­чена в процессы взаимообмена и из которой получает важнейшие сти­мулы для своей деятельности. Открытость уже сама по себе предпо­лагает, что политическая система является частью или подсистемой другой, более всеохватывающей системы, а именно человеческого социума в целом. Среду политической системы, в свою очередь, мож­но условно разделить на ближнюю и дальнюю. Ближняя среда - это собственно подсистема политического.

Разумеется, политическая система располагает определенной со­вокупностью правил игры, реализуемых в процессе взаимодействия и функционирования ее институтов. Но эти правила и отношения фор­мируются и действуют в более широком контексте подсистемы поли­тического. То же самое можно сказать о политическом поведении, политической культуре, политической этике и других составных эле­ментах и атрибутах подсистемы политического. Что касается дальней среды, то это - общество, взятое в целом, влияние на политическую систему которого осуществляется во многом опосредованно, опять же в общем контексте подсистемы политического. При этом важно учесть, что политическая система, при всей подверженности влиянию среды, обладает значительной долей самостоятельности и, в свою оче­редь, способна оказывать на среду значительное влияние.

Деятельность и функционирование политической системы, как уже отмечалось, предполагают определенные правила игры. Разли­чаются правила, призванные регулировать пути, способы и методы, с помощью которых члены общества могут воздействовать на поли­тическую власть, и правила, определяющие способы реализации по­литической власти. Первые охватывают отношения подчинения и участия, а вторые - управления и регулирования. Поэтому естест­венно, что важная структурно-функциональная составляющая мира политического - это политические отношения.

Каковы же субъекты политических отношений? К. Маркс считал субъектами политики и политических отношений классы, А. Парето и Г. Моска - элиты, А. Бентли, Д. Трумен и др. - заинтересованные группы. Однако очевидно, что политические отношения могут реа­лизовываться как между различными политическими институтами, так и социально-политическими силами. Иначе говоря, и те и другие могут выступать в качестве субъектов политических отношений. Б. И. Коваль и И. В. Ильин выделяют следующие группы субъектов по­литики: во-первых, субъекты социального уровня - класс, этнос, масса, группа, отдельный индивид, электорат в целом, мафия, воен­но-промышленный комплекс; во-вторых, институциональные субъ­екты - государство, партия, профсоюз, парламент, президент, уни­верситет; и в-третьих, функциональные субъекты - армия, церковь, оппозиция, лобби, средства массовой информации и т. д.

С рассматриваемой точки зрения одним из основных для всех теорий политического является поставленный некогда Платоном вопрос: ’’Кто должен господствовать?”, или другими словами: ’’Чья воля может и должна доминировать в обществе?”. На этот вопрос существует множество разных ответов: воля всевышнего, воля исто­рии, воля государства, воля народа, воля большинства, воля класса, партии, вождя и т. д. Вопрос может быть поставлен и несколько ина­че: Кому следует править? Почему? Как? В чьих интересах?., и т. д. В зависимости от ответов на эти и подобные им вопросы формули­руются и конструируются основополагающие параметры политичес­кой системы. Поэтому естественно, что классификация, или типо - логизация, политических систем составляет одну из важнейших за­дач политологии. В данном контексте значительный интерес пред­ставляют, естественно, существующие типологизации, ИСТОКИ КОТО­РЫХ можно обнаружить еще в античной общественно-политической мысли.

Еще Платон разделил древнегреческие города-государства на следующие типы: 1) монархия - правление одного хорошего челове­ка и ее искаженная форма - тирания; 2) аристократия - правление нескольких хороших людей и ее искаженная форма - олигархия; 3) демократия - правление многих или всего народа. Показательно, что Платон не приводит искаженную форму демократии, считая, что сама демократия - наихудшая форма правления.

Продолжая традицию Платона, Аристотель выделил два основных критерия для различения государств или ’’конституций”: ’’Природа цели, ради которой государство существует” и ’’Различные формы власти, которой люди и их ассоциации подчиняются”. В соответствии с первым критерием Аристотель проводил различие между система­ми, в которых правители управляют ”в общих интересах”, то есть для достижения ’’хорошей жизни” не просто лично для себя, а для всех членов системы, и системами, в которых правители преследуют скорее собственный корыстный интерес, нежели ’’общий интерес”. В соответствии же со вторым критерием системы характеризовались на основании относительного количества граждан, наделенных пра­вом править. Соответственно были выделены формы правления одного, немногих и многих. На этом основании Аристотель предло­жил знаменитую шестичленную классификацию форм правления:

Число властвующих

Властвующие правители

в интересах всех

в своих интересах

один

монархия

тирания

немногие

аристократия

олигархия

многие

"политика”

демократия

Интерес представляет классификация систем правления, кото­рая была предложена М. Вебером. Вебер, в частности, полагал, что руководители политических систем могут претендовать на легитим­ность своего правления, а члены системы могут принять их претен­зии на следующих трех основаниях. Во-первых, традиция. Здесь ле­гитимность основывается на утвердившемся убеждении в святости традиций и необходимости подчинения правителям, осуществляю­щим власть согласно традициям. Вебер рассматривал это как самый универсальный и самый примитивный вариант власти. Однако и со­временные системы в значительной мере черпают свою легитимность из своих традиций. Так, многие аспекты политической системы Вели­кобритании, например монархия, принимаются ее гражданами в си­лу их традиционности. Во-вторых, исключительные личные качества правителей, например героизм, принципиальность, смелость, реши­тельность и т. д., объединяемые понятием ’’харизмы”. В-третьих, легализм. Здесь власть базируется на правовых основах конститу­ционные правила, законы и власть официальных лиц принимаются в силу того, что они правомочны; то, что делается на законных осно­ваниях, рассматривается как легитимное. Отсюда: традиционная власть, ’’харизматическая” власть и правовая власть.

Существует целый ряд других типологизаций. Они в целом раз­вивают и конкретизируют только что приведенные и в то же время повторяют, дополняют и перекрывают друг друга. Назову некоторые из них. Американский политолог Г. Алмонд, например, выделил англо-американскую, континентальноевропейскую, тоталитарную и доиндустриальную системы. Дж. Коулмен писал о конкурентной, полуконкурентной и авторитарной системах, а Д. Эптер - о дикта­торской, олигархической, косвенно-представительной и прямой представительной системах. Интерес представляет классификация С. Н. Айзенштадта, включающая примитивные (или первобытные) си­стемы, патримониальные империи, кочевые или завоевательные им­перии, города-государства, феодальные системы, централизованные бюрократические империи и современные системы, которые, в свою очередь, подразделяются на демократические, автократические, то­талитарные.

Затрагивая эту ключевую для нашей дисциплины проблему, счи­таю целесообразным предложить собственную типологизацию, по­строенную с учетом тех концепций, которые сформулированы в по­литической науке Запада, и особенностей и потребностей формирова­ния политической науки России. В наши дни в большинстве случаев используется однолинейная методология типологизации: либо по вертикали - разграничение и сравнение ’’низших” и ’’высших” форм правления (рабовладельческие - феодальные - капиталистические; патриархальные - традиционалистские - рационалистические), либо по горизонтали (коллективистские - индивидуалистические; дикта­торские - либеральные; тоталитарные - демократические и т. д.). Поэтому вне поля зрения исследователей оставалась проблема соот­ношения разных уровней типологизации, например соотношение демократии - унитаризма; тоталитаризма - федерализма; демокра­тии - федерализма и т. д.

Предлагаемая здесь типологизация строится, основываясь на си­стемообразующих характеристиках - демократии, абсолютизме, дик­татуре и т. д., соотношении различных ветвей и институтов власти - монархии, президентской республики, парламентской республики и т. д., формах государственного территориально-административного устройства (унитарное государство, федерация и конфедерация).

В первом случае речь идет о типах политической системы, во вто­ром - о типах политических режимов, а в третьем - о формах госу­дарственно-административного устройства. Контуры политической системы в самой общей форме мною уже очерчены. Сущностные ха­рактеристики конкретных блоков и типов политических систем бу­дут даны в главах о демократии, правовом государстве и тоталита­ризме. В двух следующих параграфах внимание будет сконцентриро­вано на втором и третьем аспектах типологизации.


Пред. статья След. статья

Самое Интересное!