Мы РЕКОМЕНДУЕМ!

Конституционные основания демократии


Для развития демократической теории имеют значение формиро­вание и утверждение идеи о необходимости ограничений полити­ческой власти, чтобы правительство реализовало свои основные функции обеспечения общего блага, не выходя за рамки закона. Пер­воначально эти ограничения носили чисто личностный и духовный характер. Правитель считался наместником бога и не имел права делать то, что противоречило бы воле всевышнего. Этот внутренний запрет составлял могущественный стимул до тех пор, пока правители добровольно принимали моральные императивы тради­ций, обычного права, веры, учения церкви и т. д.

Однако постепенно очевидной стала необходимость более или менее четко очерченных внешних ограничений. Средневековая идея договора между народом и правителем действовала довольно эффек­тивно. В случае нарушения этого договора правитель теорети­чески переставал быть королем и превращался в тирана, и тем са­мым народ оказывался вправе не подчиняться его власти. Некоторые политические мыслители (например, Исидор Севильский) считали, что власть правителя должна быть ограничена собственными закона­ми. Принцип римского права в тот период интерпретировался как право, в соответствии с которым народ утверждает своего правителя и устанавливает четко очерченные рамки, в которых правитель впра­ве действовать. В нем можно обнаружить зародыш идеи конститу­ционного правления, впоследствии ставшей одной из несущих кон­струкций демократической теории. Принцип конституционного прав­ления, который прошел сложный и длительный путь формирования и эволюции, стал в некотором роде материальным воплощением идеи ограничения правительства в рамках народного согласия. Но что же такое конституционное правление и конституция?

Говоря о ’’конституции государства”, Аристотель имел в виду его сущностное содержание, или структуру. В аналогичном духе говори­лось о ’’конституции человека”. В таком широком смысле любое государство имеет свою конституцию. У древних греков конституция означала форму правления, следовательно, считалось, что все шесть форм правления, которые выделял Аристотель, имели конститу­ции. Причем конституция, по представлениям античных мыслителей, включала не только абстрактный • остов системы правления, но и некий этос, скрепляющий этот остов, наделяющий его живой плотью.

Говоря о конституции, речь может идти не обязательно о кон­кретном писаном документе. Например, считается, что, хотя история Великобритании насчитывает много веков, она не имеет писаной конституции. Следует отметить, что идея неписаной конституции имела - особенно в прошлом - своих сторонников. Ее наиболее, последовательно отстаивали представители консервативной тради­ции. Так, против идеи писаной конституции Ж. де Местр, в частности, выдвигал следующие возражения. Во-первых, фундаментальные принципы политических конституций существуют до всякого писа­ного закона; во-вторых, конституционный закон есть и должен быть развитием или санкционированием существующего вечно неписаного права; в-третьих, сущностно конституционный, истинно фундамен­тальный закон никогда не подлежит и не может подлежать писанию, не подвергнув при этом опасности само существование государства; в-четвертых, слабость и неустойчивость конституции прямо пропор­циональны количеству зафиксированных в ней в письменной форме статей.

История все же отдала предпочтение иному пониманию консти­туции и конституционализма. Здесь уместно отметить и следующий момент. Великая хартия вольностей, принятая еще в 1215 г. и входя­щая в число действующих конституционных актов Великобритании, является писаным документом. Такие парламентские акты, как за­коны о реформе 1832, 1867 и 1884 гг., которые расширили право голо­са граждан Великобритании, представляют собой писаные статуты и равнозначны по своей значимости конституционным положениям.

Конституция, независимо от формы, включает принципы органи­зации, правила, нормы, регулирующие деятельность государст­ва. В узком смысле, когда говорят, например, о конституционном режиме, то имеют в виду, что этот режим или правительство подле­жат определенным ограничениям и действуют в соответствии с установленными правилами и нормами, а не произвольно, по своему усмотрению. Под конституционализмом понимается также комплекс теорий или идей, характеризующих и обосновывающих конститу­ционные принципы.

С самого начала конституция была призвана поставить закон вы­ше личности короля. Именно в силу того, что суверен во всех странах ставился выше закона, стала неизбежной революция, призванная подчинить его закону и создать законодательные собрания, в той или иной форме и степени представляющие волю народа, и контролиро­вать его. Отсюда появление в ходе французской революции 1789 г. и особенно революции 1848 г. писаных конституций на Европейском континенте.

Различаются конституции монархические и демократические. Сущность монархической конституции состоит в стремлении примирить две конфликтующие цели. Это, с одной стороны, сохранение традиционных свобод и прав, завоеванных в период средних веков в борьбе между церковью и государством, городом и правителем, дворянством и королевской властью. С другой стороны, легитимизация сильного и эффективного главы государства, способного защищать интересы всех подданных государства, реализовать общее благо в условиях правления закона.

В наши дни в важнейших своих аспектах конституции большин­ства монархических режимов Запада совпадают с конституциями президентских и парламентских республик. Поэтому далее излагают­ся основные принципы демократического конституционализма. Глав­ная идея конституции - это разделение и ограничение власти для оп­тимального обеспечения свободы. Заслугу отцов-основателей амери­канской конституции лорд Дж. Эктон видел в том, что им удалось ре­шить проблему, которая веками волновала многих политических фи­лософов и мыслителей. Суть этой проблемы состояла в следующем: как наделить государство достаточными властными полномочиями, чтобы оно было способно обеспечить общественный порядок и эф­фективность правления, и в то же время ограничить эти полномочия, с тем чтобы исключить незаконное ущемление гражданских свобод.

Конституция определяет горизонтальное и вертикальное распре­деление прерогатив между различными ветвями власти, фиксируя то, какие органы или ветви власти осуществляют, соответственно, за­конодательные, исполнительные и судебные функции, как они фор­мируются, как взаимодействуют друг с другом, какими правилами, нормами и процедурами в своих действиях руководствуются. Тем самым конституция четко очерчивает рамки и формы коллективной политической борьбы, смены правительства, взаимодействия прави­тельства и оппозиции; принятия политических решений и т. д. Вопрос о конституционализме соприкасается со сферой демократии и демо­кратических институтов. И это естественно, поскольку в наши дни конституционное правительство - это по своей сути демократиче­ское правительство.

Почти все писаные конституции содержат декларацию об основ­ных органах и ветвях власти, о их взаимосвязи, о том, как они сдер­живают и ограничивают друг друга. В случае, когда та или иная страна не имеет писаной конституции, важнейшие институты правле­ния устанавливаются историческими традициями. Знаменитое вы­ражение Наполеона о том, что конституция должна быть ’’краткой и туманной”, отражает реальность эпохи, в которой конституции являются сводами правил с широкими потенциальными возможно­стями для злоупотреблений. В современных условиях жизнеспособ­ность конституции измеряется пределами, в которых она обеспечи­вает эффективное функционирование таких фундаментальных институтов власти, как суды, законодательные собрания, исполни­тельные органы, политические партии и т. д.

Как считал М. Дюверже, ’’конституции похожи немного на прави­ла игры, в которой положение фигур зависит от способностей игро­ков, состава команд, их стратегического выбора, случайностей игры. Любая конституция рисует не одну, а множество схем правления, построения которых зависят от расстановки сил в данный момент. Различные политические режимы могут, таким образом, функциони­ровать в одних и тех же юридических рамках”.

Но при этом несомненно то, что любая конституция, заслуживаю­щая это название, включает в себя следующие основополагающие положения: правление закона, конституционные права, реализация которых обеспечивается механизмом разделения властей, сдержек и противовесов. Конституция должна четко очертить формы и рамки политической борьбы. Демократическая конституция выполняет три функции: выражение согласия народа, в силу которого устанавливается само государство; фиксация определенной формы правления; предоставление и одновременно ограничение властных полномочий правительства. Например, английская конституция (большей частью неписаная) представляет собой по сути общую сумму властных полномочий, которыми, как считает палата общин, в качестве пред­ставителя народа, в рамках доктрины о полновластии парламента, она владеет. Эта ’’сумма” меняется в зависимости от конкретного периода. Конституция же федеральной республики (например, США) включает определенный перечень властных прерогатив, от кото­рых составляющие республику штаты отказались и передали центральному правительству. Штаты также приняли собственные конституции, в соответствии с которыми они пользуются суверените­том и всей полнотой власти во всех вопросах, кроме тех, решение которых они делегировали центральному правительству. Унитарные государства имеют конституции, представляющие собой не просто перечень властных полномочий, но также свобод и общих политиче­ских принципов, и оставляющие широкое поле маневра законода­тельной и исполнительной ветвям власти.

Ограничения составляют краеугольный камень конституционализ­ма, и поэтому та или иная система ограничений занимает центральное место в любой конституции. Устанавливая рамки правления, любая конституция в определенной степени выступает в качестве ограничи­теля власти. Утверждение тех или иных специфических путей и средств реализации правительственных действий уже самим своим фактом запрещает другие пути и средства. Но конституции, как правило, идут дальше и ограничивают власть, устанавливая пределы прерогатив правительства и фиксированных процедур, по которым оно действует. Управляемым предоставляются гарантии против произвола управляющих, люди должны подчиняться только законам.

Основополагающее значение для теории демократии имели фор­мирование и утверждение современной идеи народного представи­тельства, в соответствии с которой представительные органы власти избираются не пожизненно, а на определенный, строго фиксирован­ный конституцией срок. Периодическая подотчетность выборного представителя перед избирателями стала сущностным элементом де­мократической теории. И это естественно, поскольку если демократия действительно означает самоуправление народа, то недостаточ­но, чтобы на государственные посты должностные лица избирались народом всеобщим голосованием. Они еще должны периодиче­ски отчитываться перед народом за свои действия. Сущность принци­па представительства состоит в том, что в политической сфере изби­ратели определяют цель, а избранный ими представитель - наиболее, на его взгляд, подходящие средства ее достижения. В современных условиях в рационально организованной системе власти самоуправленческие начала могут играть подчиненную роль по отношению к формам представительной демократии, основанным на принципах де­легирования власти. Здесь немаловажное значение имеет осознание того факта, что идея права и идея народовластия выросли из разных источников.

Так, идея права, как отмечал В. М. Межуев, ’’продиктована не стремлением народных масс к власти, а стремлением отдельной лич­ности к относительной (прежде всего экономической) свободе от власти, причем от любой - личной, абсолютной, абсолютистской и да­же, может быть, демократической (народной)”. Сочетать эти два стремления, примирить между собой идеи народовластия и личной свободы можно только лишь с помощью представительной демокра­тии, при которой народ способен осуществлять свою власть через свободно избранных им самим представителей, действующих в рам­ках строго фиксированных законов и правовых норм.

Демократия, писал Дж. Сартори, - это политическая система, при которой народ в достаточной степени способен сменять руководите­лей, но недостаточно способен управлять самим собой. Отсюда сле­дует, что единственный для суверенного народа способ сохранить ту степень власти, в которой он нуждается и которую сам может осу­ществлять, заключается в том, чтобы не давать своим правителям неограниченную власть. Это значит, что демократический характер режима может сохраниться, если принцип ’’вся власть народу” посте­пенно изменится так, чтобы превратиться в лозунг ’’вся власть ни­кому”. Демократия может быть жизнеспособна лишь в том случае, ес­ли строго следовать принципу контроля над властью. Если же строго придерживаться лозунга ’’вся власть народу”, то, по мнению Дж. Сар - тори, это рано или поздно закончится подрывом конституционных гарантий и механизма представительного правления. Власть должна быть ограничена принципом ’’контроль над властью”. Поэтому ради сохранения демократии необходимо заменить клич ’’всю полноту власти - нам!” принципом ’’никто не должен обладать всей полнотой власти!”. В политике, как и в рыночной экономике, недопустима монополия в какой бы то ни было форме.


Пред. статья След. статья

Самое Интересное!