ГлавнаяКниги о политологииПолитическая наука - Гаджиев К. СФормирование и институционализация политической науки

Формирование и институционализация политической науки

Процесс формирования и выделения политологии из общей си­стемы социальных и гуманитарных наук занял несколько десяти­летий, которые приходятся на конец XIX - начало XX в.

В Германии о начале собственно политической науки можно го­ворить лишь с возникновением в первой половине XIX в. правовой школы, поставившей своей целью изучение государства в различных его аспектах и проявлениях. Разумеется, основы этой школы были заложены работами Канта и Гегеля, особенно ’’Философией права” последнего. Немаловажную роль здесь сыграли известные немецкие правоведы и государствоведы. Главная особенность этой школы состояла в том, что она сводила политическое к идее государства, интерпретируемого как комплекс формальных конституционных норм. Политическая наука, таким образом, превращалась в науку догматическую, лишенную возможности изучения социальной природы государства и власти.

Формирование политической науки во Франции, как считает П. Фавр, заняло примерно полвека между двумя символическими датами: 1871 г., когда Э. Бутли основал ’’Свободную школу полити­ческих наук”, и 1913 г., когда была опубликована книга А. Зигфрида ’’Политическая карта Западной Франции при Третьей республике”. Между этими датами и после было опубликовано множество работ, составивших основы французской политической науки. Это прежде всего ’’История политической науки в ее связи с моралью” П. Жане (1851 г.), ’’Принципы политической науки” Э. де Парье (1870 г.), ’’Эле­менты политической науки” Э. Шеврьера (1871 г.), ’’Философия поли­тической науки” Э. Акола (1877 г.). За ними последовали ставшие классическими труды А. Эрсана, А. Мишле: "Идея государства” (1896 г.), ’’Политическая доктрина демократии” (1901 г.) и др.

Политическая наука Великобритании как самостоятельное науч­ное направление определилась в конце XIX в. с момента основания Лондонской школы экономики и политических наук при Лондон­ском университете. До второй мировой войны сначала в этой школе, а затем в Оксфордском, Кембриджском, Манчестерском, Ливерпуль­ском и др. университетах велись изучение и преподавание дисцип­лины о политических явлениях. При этом главное внимание профессора-политологи уделяли проблемам государственного управле­ния, политическим институтам, конституционному и администра­тивному праву Англии, политической философии и теории, между­народным отношениям и колониальной администрации. В тот период тон в политологических исследованиях задавали Э. Баркер, Д. Коул, Г. Ласки, Ч. Мэннинг, У. Робсон, Г. Файнер и др.

Несколько десятилетий длился процесс формирования политиче­ской науки в США. Основателем систематического исследования по­литики в Америке считается Ф. Либер. В 1857 г. он был назначен про­фессором истории и политической экономии в Колумбийском кол­ледже и начал читать лекции по политической философии, в кото­рых центральными были вопросы теорий государства и политиче­ской этики. Сменивший Либера Дж. Берджес основал в том же Колум­бийском колледже (позже переименованном в Колумбийский уни­верситет) в 1880 г. школу политической науки. Была введена систе­ма подготовки научных кадров с подготовкой и защитой диссерта­ций, а в 1886 г. школа начала издавать журнал ’’Политикл сайенс куортерли”. Примеру Колумбии последовали университет Джонса Гопкинса и др. ведущие учебные заведения США. Немаловажную роль в становлении американской политической науки сыграла книга одного из ее основателей Д. Берджеса ’’Политическая наука и сравнительное конституционное право” (1890 г.). В 1903 г. была созда­на Американская ассоциация политических наук, положившая нача­ло множеству подобных ассоциаций и в США, и в других странах. В том же году начал издаваться журнал ’’Анналы американской акаде­мии политических и социальных наук”, с 1906 г. - ’’Обозрение амери­канской политической науки”, а с 1939 г. - ’’Журнал политических исследований”, которые и в наши дни продолжают играть немаловаж­ную роль в разработке ключевых проблем политической науки.

Легитимизация социологии и политологии в России шла с некото­рым запозданием по сравнению с западноевропейскими странами. Отмена крепостного права, реформы в различных сферах обществен­ной жизни, в частности судебная реформа, земская реформа, рефор­ма армии и другие преобразования, которые должны были в конеч­ном счете привести к утверждению начал гражданского общества и правового государства, в огромной степени стимулировали интерес русских обществоведов к проблемам права, конституционализма, истории государственного строительства и т. д. В середине XIX в. К. Д. Кавелин написал работу ’’Записка об освобождении крестьян в России”, а Б. Н. Чичерин статью ”0 крепостном состоянии”, в кото­рых обосновывался тезис о пагубности крепостничества для фор­мирования основ гражданского общества и правового государства в России.

В конце XIX - начале XX в. были заложены основы русского кон­ституционализма. В данном контексте большое значение имело воз­рождение интереса к теории естественного права, которая исполь­зовалась для обоснования правового государства. В трактовке есте­ственного права выделились два направления: старое, метафизиче­ское, представленное Б. Н. Чичериным, К. Д. Кавелиным, А. Д. Градов - ским и др.; новое, социологическое, представленное С. А. Муромцевым, В. И. Сергеевичем, М. М. Ковалевским и др.

Сторонники социологического направления видели недостаток старого подхода в том, что его приверженцы, концентрируя внима­ние на субъективных факторах, исходили из постулата об абсолют­ности, вечности и неизменности права. Отвергая такой подход, Н. М. Коркунов, например, обосновывал тезис об относительности права как ’’особой группы явлений общественности”, изменяющей­ся в ходе исторического развития.

Немаловажная заслуга в разработке этих проблем принадлежит Б. Н. Чичерину, который написал несколько фундаментальных работ, в том числе пятитомную ’’Историю политических учений” (1877 г.), ’’Очерки философии права” (1901 г.), ”0 народном представитель­стве” и др. Дальнейшую разработку эта проблематика получила в работах И. В. Михайловского, Л. И. Петражицкого и др. Глава москов­ской школы философии права П. И. Новгородцев принял активное участие в основании конституционно-демократической партии. Его учениками и последователями были И. А. Ильин, Б. П. Вышеславцев,

H. H. Алексеев и др., внесшие существенный вклад в разработку важ­нейших проблем политической науки. Ряд идей Новгородцева пло­дотворно развивались С. Л. Франком, С. И. Гессеном и др. В области философии права значительный вклад внесли Е. Н. Трубецкой,

H. A. Бердяев, B. C. Соловьев и др. Не случайно B. C. Соловьева П. И. Новгородцев называл ’’блестящим и выдающимся представителем философии права” и причислял его к ’’наиболее видным защитникам правовой идеи среди философов истекшего века”. Нельзя не отме­тить также тот неоценимый вклад, который внесли в разработку проблем политической философии, обоснование принципов консти­туционализма и сравнительно-исторический анализ представитель­ных учреждений и форм демократии М. М. Ковалевский и др.

Эти и множество других фактов дают достаточные основания для вывода о том, что развитие политической мысли в России шло в том же направлении, что и на Западе. Но, в отличие от западных стран, в России процесс формирования и институционализации самой поли­тической науки в результате целой череды кровавых катаклизмов, захлестнувших страну, и установления тоталитаризма оказался на­сильственно прерванным.

В мою задачу не входит подробное изложение всех аспектов, свя­занных с процессами формирования и эволюции политической на­уки. Попытаюсь очертить общие контуры данной проблемы. Послед­ние десятилетия XIX - начала XX в. стали тем периодом, когда окон­чательно определилось вычленение сферы политического как само­стоятельной подсистемы человеческого социума. Именно к этому пе­риоду относятся окончательное формирование и утверждение в большинстве промышленно развитых стран важнейших государст­венных и политических институтов, которые в совокупности соста­вили современную государственно-политическую систему.

Речь идет прежде всего о четком разделении властей, утвержде­нии парламента, исполнительной и судебной ветвей как самостоя­тельных институтов власти, партиях и партийных системах, изби­рательной системе, государственной службе и т. д. Не случайно к тому же периоду относится рождение наряду с начавшими форми­роваться раньше социологией, экономической наукой, научной исто­рией разного рода научных ассоциаций (экономических, социоло­гических, исторических и т. д.). Вплоть до первых десятилетий XX в. политология воспринималась как ’’новая наука”, и продолжались споры и дискуссии относительно ее права на существование. Разу­меется, эти споры и дискуссии в каждой стране носили на себе печать национально-культурных и идейно-политических традиций.

Само понятие ’’политическая наука” имело довольно широкое и неопределенное значение. Оно охватывало политическую филосо­фию, право, политическую историю, исследование государственно­правовых и политических институтов и даже политэкономию. Мож­но сказать, что в тот период между самоутверждавшимися научны­ми дисциплинами развертывалось нечто вроде конкуренции на пред­мет распределения мест в статусной иерархии. В июне 1903 г. во фран­цузском философском обществе известный психолог Г. Тард сделал доклад, посвященный проблеме классификации наук О. Конта и

А.-А. Курно. По словам Тарда, Конт выделил пять фундаментальных наук в такой последовательности: математика, физика-химия, астро­номия, биология, социология. Курно предложил свой перечень: математика, физические науки, биологические науки, науки о духе и политические науки. У одного, как видно, систему замыкала со­циология, а у другого - политические науки. От того, какая из этих систем одержит победу, зависело, какая из двух наук - социология или политология - займет место в иерархии фундаментальных наук наряду с естественными науками, а какая - место отдельной дис­циплины в рамках другой. Г. Тард считал, что победила классифи­кация О. Конта.

В тот период государственные и политические институты изуча­лись главным образом философами и социологами, такими как

О. Конт, Г. Спенсер, Л. Уорд и др. Так, уже во второй половине XIX в. Г. Спенсер разработал свою социологию политических институтов. В данной связи можно согласиться с С. М. Липсетом, который считал, что крупнейшие социологи конца XIX в. в большинстве своем были одновременно политическими социологами или же ’’социологичес­ки мыслящими политологами”. Такие социологи конца XIX – начала ХХ в., как М. Вебер, Э. Дюркгейм, В. Парето и др., были одновремен­но и политическими философами. Сама политология, равно как и социология, рассматривалась как дочерняя дисциплина более клас­сических наук - философии, юриспруденции, политэкономии.

Но все же по мере дальнейшего формирования и утверждения ми­ра политического в современном понимании этого слова с его важ­нейшими институтами - политическими партиями, парламентариз­мом, разделением властей, избирательной системой и т. д. - полити­ческая наука все отчетливее отпочковывалась от социологии, по­литэкономии, истории, юриспруденции и т. д. В этом контексте не­маловажное значение имела разработка признанными обществове­дами конца XIX - начала XX в. основополагающих политологических концепций и теорий, политики и мира политического. Здесь прежде всего следует назвать М. Вебера, который рассматривал политиче­ские явления как особые реальности, имеющие собственную логику развития и, соответственно, собственную историю. Он, в частности, полагал, что политика обусловлена не только разделением труда или производственными отношениями, но и в равной степени влия­нием административных структур. Большое значение имели сфор­мулированные Вебером концепции бюрократии и плебисцитарно - вождистской демократии.

Вслед за К. Марксом и М. Вебером целая плеяда таких ученых, как В. Вильсон, Дж. Брайс, В. Парето, Р. Михельс, Г. Моска и др., выдвинула собственные теории политического развития. Так, Па­рето, Моска и Михельс пришли к выводу, что любая система полити­ческого правления, независимо от ее формально-юридического или идеологического характера, является, по существу, олигархической или элитической. Здесь особо следует отметить теорию элит, сформулированную Г. Моской в работах ’’Теория правления и парламент­ское правление” (1884 г.) и ’’Основы политической науки” (т. 1, 1896 г., и т. 2, 1923 г.). Последователями этой теории были В. Парето, а также Р. Михельс, которые разработали теории циркуляции элит и ’’железного закона” олигархии, согласно которым политические реальности во всех политических системах определяются соперни­чеством, конкуренцией и, соответственно, сменой у власти различ­ных группировок элит. Исходя из такой постановки вопроса, все они считали основной задачей политической науки изучение элит, особенностей их функционирования и закономерностей их периоди­ческой смены у власти.

В этот же период были заложены основы современной политиче­ской социологии. Здесь прежде всего следует назвать опять же поли­тологические работы М. Вебера, книгу Р. Михельса ’’Социология по­литических партий” и др. В 1898 г. русский ученый М. Я. Острогор­ский опубликовал фундаментальный двухтомный труд (на фран­цузском языке) ’’Демократия и политические партии”. Лишь в кон­це 20-х гг. нашего века она была издана на русском языке. Пока­зательно, что, хотя в нашей стране книга Острогорского и не получи­ла соответствующую ее значимости популярность, на Западе ее автор, наряду с такими признанными учеными того времени, как М. Вебер, Р. Михельс и др., считался одним из основателей полити­ческой социологии.

Большой вклад в развитие политической социологии внес амери­канский политический ученый А. Бентли, в начале нынешнего сто­летия опубликовавший ряд работ, в которых разрабатывалась тео­рия групп. А. Бентли рассматривал группу как фундаментальную, единицу (или ’’частицу”) политики, действующую под институци­ональным контролем административных учреждений, судов, зако­нодательных органов и политических партий. Во многом теория групп являлась реакцией против правового формализма, поскольку утверждалось, что групповое взаимодействие конституирует реаль­ность политической жизни, действующей за юридически правовой ширмой общества и государства. Придавая этому основополагаю­щее значение, Бентли и его последователи оценивали группу как важнейший предмет исследования политической науки.

В дальнейшем на основе разработок Бентли сформулированы кон­цепции заинтересованных групп, которые наряду с партиями заняли важное место в политологических исследованиях. Начало первой волны их изучения пришлось на 20-е гг. в трудах П. Одегарда и Э. Херрига, за которыми последовали работы Ф. Поллака, Э. Шатшнайдера, Э. Лейзерсона и др. Но теоретической и аналитической зрелости ис­следование этой проблемы достигло после второй мировой войны.

Существенный вклад в разработку теории демократии и консти­туционной формы правления, представительства, избирательных и партийных систем и т. д. был внесен М. Я. Острогорским, Дж. Брайсом, В. Вильсоном и др.


Пред. статья След. статья