ГлавнаяКниги о политологииПолитическая наука - Гаджиев К. СФакторы и условия формирования и институционализации политических партий

Факторы и условия формирования и институционализации политических партий

Одним из первых предложил определение политической партии известный английский политический деятель и философ XVIII в.

Э. Берк. ’’Партия, - писал он, - представляет собой организацию лю­дей, объединенных с целью продвижения совместными усилиями национального интереса, руководствуясь некоторым специфическим принципом, относительно которого все они пришли к согласию”. Современное понимание партий с соответствующими типологичес­кими признаками начало формироваться в XIX - начале XX в. Ин­терес представляет позиция немецкого исследователя В. Хасбаха, который рассматривал партию как ’’союз людей с одинаковыми поли­тическими взглядами и целями, стремящихся к завоеванию полити­ческой власти с целью использования ее для реализации собственных интересов”. Наиболее интересное определение дал М. Вебер, который считал партии ’’общественными организациями, опирающимися на добровольный прием членов, ставящих себе целью завоевание власти для своего руководства и обеспечение активным членам соответст­вующих условий (духовных и материальных) для получения опреде­ленных материальных выгод или личных привилегий либо того и другого одновременно”.

Очевидно, что партия рассматривается как группа людей, объеди­нившихся для участия в политической жизни и преследующих цель завоевания политической власти. Необходимо учесть, что партии не всегда играли ту роль, которую они играют в настоящее время в по­литической системе индустриально развитых стран. Симптоматично то, что основатели США, где партии в современном смысле наряду с партиями Великобритании возникли впервые, считали партии в лучшем случае необходимым злом, рассматривая их как источник конфликтов, раздоров и смуты. Но тем не менее партии стали важ­ным элементом политической системы сначала стран Запада, а затем и всех других стран, которые пошли по пути капиталистического раз­вития.

Как показывает исторический опыт, разнообразие интересов, ориентаций, установок, ценностей, являющееся основополагающей характеристикой любого сложного и жизнеспособного общества, неизбежно обусловливает разное понимание роли государства, взаимоотношений государства и отдельного индивида и, соответст­венно, разные социально-философские и идейно-политические установки. Люди с одинаковыми интересами и воззрениями в конеч­ном итоге объединяются между собой для достижения общих целей совокупными силами. Причем признание законности существования соперничающих между собой интересов и фракций неизбежно приво­дило к признанию законности политических инструментов, призван­ных представлять эти интересы и фракции в государственно-поли­тической системе, системе власти. Такими инструментами в конеч­ном счете и оказались партии, формировавшиеся путем приведения к общему знаменателю разнородных интересов и позиций основных социально-политических сил формировавшегося буржуазного обще­ства.

Партии и партийные системы прошли длительный путь формиро­вания и эволюции. Они являются продуктом социально-экономичес­кого и общественно-исторического развития каждой конкретной страны. Серьезный отпечаток на их характер накладывают особен­ности социокультурного развития, исторические традиции, демогра­фические и этнокультурные процессы, особенности религии и т. д. Говорить о партийной системе и партиях в той или иной стране - значит определить место и роль партий в общественно-политической системе, их функции, социальный состав и электорат, их организаци­онную структуру и т. д.

Особенно интенсивно процесс формирования политических пар­тий, начавшийся в XVIII в. в Великобритании и США, протекал, охва­тив и другие страны Европейского континента, во второй половине XIX - первые десятилетия XX в. Ныне само функционирование этой системы невозможно представить без соперничающих между собой партий и партийных группировок. Основные партии этих стран в их взаимодействии, взаимоотношении, взаимных конфликтах и взаим­ной ротации у власти рассматриваются как единая партийная систе­ма, во многом определяющая жизнеспособность и функционирование всей политической системы в целом.

В Великобритании начало межпартийной борьбы в современных ее формах восходит к периоду так называемой Славной революции 1688 г. В центре этой борьбы стоял вопрос о расширении прерогатив пар­ламента за счет сокращения прерогатив королевской власти. Посте­пенно противоборствующие политические силы оформились в более или менее спаянные партийные группировки, получившие название вигов и тори (а в XX в. — либералов и консерваторов). Симптоматич­но, что, давая оценку этой тенденции, известный английский полити­ческий деятель и мыслитель XVIII в. Э. Берк один из своих памфле­тов 1769 г. начал так: ’’Партийное разделение, независимо от того, действуют ли партии в целом в интересах добра или зла, - вещь неот­делимая от свободной системы правления”.

Для возникновения партий необходим институт политического представительства, в котором в органическом синтезе переплелись две важнейшие идеи представительной демократии: с одной стороны, идея, согласно которой ни один человек не вправе править другим человеком без согласия последнего, и с другой - мысль о том, что, поскольку каждый индивид не в состоянии непосредственно участ­вовать в управлении государством, интересы различных категорий населения могут быть представлены в системе власти особыми упол­номоченными, которым делегированы соответствующие прерогати­вы и права. В каждой стране данный принцип формировался и ут­верждался по-разному. Идея представительства как гарантии личной свободы настойчиво выдвигалась идеологами английской революции середины XVII в. Ее разрабатывали и отстаивали выдающиеся мыс­лители, философы, политические философы ХУН-Х1Х вв., такие как Дж. Локк, Ш.-Л. Монтескье, И. Кант, А. де Токвиль, Дж. С. Милль и др. Она нашла свое политическое выражение в идее прирожденных и неотчуждаемых прав человека, включенных в Декларацию незави­симости США, Декларацию прав человека и гражданина и другие основополагающие документы политической истории современного мира.

Принципы представительности и выборности представителей раз­личных социальных групп в законодательные или иные органы влас­ти, по самой логике вещей, поставили вопрос об инструментах и средствах политической реализации этих принципов. В качестве таких инструментов постепенно во всех ныне индустриально разви­тых странах возникли и утвердились политические партии. Важно учесть формирование не только идеи партии как инструмента реали­зации политического процесса, но и идеи партии как законной оп­позиции.

Другими словами, признание законности разнообразных интере­сов в обществе обусловило признание законности политических ин­струментов в лице партий, призванных представлять эти интересы в системе власти. В сущности, важным фактором, способствовавшим возникновению партий, были организационные потребности функ­ционирования больших политических систем, формирования опре­деленных государственно-политических структур, призванных как-то отразить разнообразие интересов. Обращает на себя внимание тот факт, что прослеживается тесная взаимосвязь между возникнове­нием политических партий и формированием буржуазной теории политического представительства. Просветительская идея равенства всех людей по своей природе предполагала, что ни один человек не вправе править другим человеком без согласия последнего. Посколь­ку каждый индивид не в состоянии непосредственно участвовать в управлении государством, то республиканская форма правления предполагала принцип представительства различных социальных слоев в системе власти. О том, насколько большое значение в тот период придавалось принципу представительства, свидетельствует, например, тот факт, что Дж. Мэдисон отождествлял республиканизм с представительством. По его мысли, избранные представители смо­гут лучше защищать и отстаивать права и свободы народа, чем сам народ.

С самого начала развернулись поиски оптимальных путей и меха­низмов реализации представительства. Как считал Монтескье, люди, как правило, знают интересы и проблемы своего населенного пункта, города, региона лучше, чем интересы и проблемы других регионов страны. Поэтому представителей во властные органы целесообразнее избирать не от всей страны в целом, а от отдельных городов или мест­ностей, организованных в избирательные округа. В Англии утверди­лась так называемая теория ’’фактического представительства”, суть которой состояла в том, что члены парламента представляют не просто отдельные слои и группы населения, а всю совокупность нации в целом. Поэтому не имеет значения, как, из числа кого и где они избираются. Причем для вигов, которые сформулировали эту теорию, было характерно убеждение в том, что члены парламента, будучи избраны, не должны зависеть от своих избирателей. Обосно­вывая такой тезис, Э. Берк в своей известной речи перед избирателя­ми в Бристоле в 1774 г. настаивал на том, что парламент должен быть не неким ’’конгрессом послов от различных и враждебных интере­сов”, а форумом представителей всего английского народа, руковод­ствующихся стремлением реализовать ’’общее благо”.

Против теории ’’фактического представительства” политические деятели Америки выдвинули концепцию географического предста­вительства, в соответствии с которой члены законодательного соб­рания избирались бы в качестве представителей определенных терри­торий и групп населения, а не представителей всего населения госу­дарства. Касаясь, например, палаты представителей, Дж. Мэдисон придавал особое значение тому, чтобы избранные представители ’’непосредственно зависели от народа”. Причем он считал, что глав­ная функция этих представителей должна состоять в обеспечении секционных интересов. Так, он был убежден, что конфликты различ­ных интересов в обществе неизбежны и ведут к возникновению фракционных споров по социально-политическим проблемам. По его мнению, избранные представители будут действовать как делегаты особых интересов тех, кто их избрал.

Исходя из этой концепции, ученые искали разрешение пробле­мы представительства разнородных конфликтующих групп и проти­водействия установлению господства той или иной социальной груп­пы или фракции в обществе на путях пространственного расширения границ республики. "Чем меньше общество, - писал Дж. Мэдисон, - тем меньше возможностей для появления четко очерченных партий и интересов и тем чаще большинство окажется в одной и той же партии. При расширении территории и увеличении населения увеличивается количество партий, отражающих разнообразие общественных инте­ресов”.

В качестве механизма сбалансирования интересов различных фракций или группировок и предотвращения господства какой-либо одной фракции ученые сформулировали принцип разделения влас­тей и систему "сдержек и противовесов”. Однако сам принцип вы­борности на основе довольно широкого для того времени права го­лоса двух наиболее важных из трех ветвей государственной влас­ти - законодательной и исполнительной - предполагал возможность выбора между альтернативными политическими курсами и лидера­ми, призванными представлять избирателей, выступающих в поддер­жку той или иной альтернативы. Именно здесь партии и партийная конкуренция стали играть ключевую роль. Постепенно получила признание мысль о том, что в политической борьбе партия приобре­тает дополнительную силу, вступая в дискуссию с оппонентами другой партии, и что партия много теряет при слабой оппозиции.

Понятие "политическая партия” возникло в XIX в. вместе с формированием представительных институтов и распространением избирательного права. Под ним имелась в виду организация, пресле­дующая цель завоевания постов в государственных органах в кон­курентной борьбе за голоса избирателей. В последующем оно расши­рилось категорией ’’политическая организация”. К политическим ор­ганизациям относились те, которые не были вовлечены в конкурент­ную избирательную борьбу, мелкие партии, которые не обладали реальными возможностями добиваться властных должностей и апел­ляции к электорату, революционные организации, стремящиеся к ликвидации самого принципа избирательности, а также правящие группы в тоталитарных государствах. Хотя в XIX в. дискуссии о пра­вомерности, значении и функциях партий не прекращались, к концу столетия они стали важнейшими составляющими современных поли­тических систем. К примеру, если в 1861 г. в Великобритании в пар­ламентских выборах партии вообще не участвовали, то в 1951 г. в высшие властные структуры не был избран ни один не зависимый от партии претендент.

Есть определенная хронологическая последовательность в воз­никновении партий в зависимости от идейной ориентации. Либера­лизм и либеральные партии возникли в борьбе против феодальных режимов. В Европе в середине XIX в. либералы первыми создали свои организации с собственной идеологией и фракциями в парла­менте. Первыми такими организациями стали Прогрессивная партия в Германии, Бельгийская либеральная партия и др. По их примеру подобные организации создали и консерваторы, например ’’Клуб консерваторов” в Англии. И те и другие довольно долго считали себя не партиями, а объединениями единомышленников. Дальнейшее расширение избирательного права подтолкнуло их организационно укрепить свои партии. Французская революция, которая стала пере­ломным этапом в переходе от феодализма к капитализму, дала силь­нейший толчок образованию на Европейском континенте разнород­ных консервативных группировок, именовавших себя ’’аристокра­тами”, ’’роялистами”, ’’придворными партиями”, а во второй полови­не XIX - начале XX в. сформировались и консервативные партии. Они, по сути дела, возникли в качестве реакции и противовеса либе­ральным партиям. Рабочие партии возникли в борьбе с капиталисти­ческой системой, аграрные партии - как реакция против индустри­ального развития, христианские партии - в борьбе против секулярных, антиклерикальных движений, коммунистические - против со­циал-демократии, а фашистские - против демократии во всех ее фор­мах и т. д.

Следует различать партии, возникшие в качестве парламентских партий в рамках самого парламента, и внепарламентские партии. Первые возникли сравнительно рано и рассматривались как часть конституционного механизма. Затем формировавшиеся в обществе группы стали принимать эти партии как выразителей своих интере­сов. Сами партии, в свою очередь, предпринимали усилия по привле­чению в свои ряды членов, а также по организации поддержки среди этих групп. Такой именно путь проделала, например, консервативная партия Великобритании, которая сформировалась в структурах пар­ламента. Наоборот, лейбористская партия Великобритании первона­чально сложилась как внепарламентская организация в недрах английского рабочего движения и лишь позже стала парламентской партией. В континентальноевропейских странах, где традиция кон­ституционной оппозиции привилась сравнительно позднее, большинст­во партий возникли вне парламента - первоначально из разного рода клубов, студенческих организаций, профсоюзов, крестьянских кооперативов и т. д.

Некоторыми специфическими особенностями отличался процесс формирования политических партий в России. Здесь в первую оче­редь следует назвать сохранение большого веса и влияния сословно­феодальных институтов, господство самодержавия, запоздалое раз­витие капитализма, отставание процессов становления гражданского общества и институтов парламентаризма и правового государства и многое другое. В конце XIX - начале XX в. современники отмечали ’’неутвержденность общественного состава”, имея в виду недифференцированность и неопределенность интересов различных групп на­селения. Не случайно В. О. Ключевский как-то заявил, что не сочувст­вует ’’партийно-политическому делению общества при организации народного представительства”. Такой подход во многом объяснялся неразвитостью инфраструктуры гражданского общества, что дейст­вительно могло способствовать искажению реального представитель­ства общественных интересов партиями в политической сфере.

Но тем не менее в конце XIX - начале XX в. партии стали фак­тором политической жизни России - особенно сильнейший толчок к их формированию и консолидации дала буржуазная революция 1905 г. Либеральные организации и партии формировались на осно­ве сил, группировавшихся вокруг Вольного экономического общест­ва, Юридического общества при Московском университете, Союза взаимопомощи русских писателей, комитетов грамотности в Москве, земских организаций и т. д. К концу 1905 г. оформились ’’Союз 17 ок­тября” (октябристы), конституционно-демократическая партия (ка­деты), Партия мирного обновления, Торгово-промышленная партия, Партия правового порядка и т. д. Сразу после манифеста 17 октября 1905 г. оппозиционные организации и партии заняли заметное место на политической арене, что, в частности, проявилось в их активнос­ти на первых свободных выборах в Первую Государственную думу. Показательно, что в 1906 г. П. А. Столыпин предложил лидерам каде­тов и октябристов войти в правительство, на что последние ответи­ли отказом.

В тот же период на авансцену вышла и та политическая партия, которая, совершив в 1917 г. государственный переворот и разогнав в начале 1918 г. Учредительное собрание, стала могилыцицей всех ос­тальных партий и организаций, самого нарождавшегося парламента­ризма и демократических институтов. Речь, разумеется, идет о Рос­сийской социал-демократической рабочей партии.


Пред. статья След. статья