Современные модели демократии


Как отмечалось выше, в настоящее время в мире сосуществуют различные практические модели демократии, что отражает разнообразие в теоретических интерпретациях этого феномена (Иноземцев 2006; Мельвиль 2002: 211—234).

Так, классический либерализм видит в демократии не столько политический порядок, предполагающий активное участие граждан в политической жизни, сколько механизм, защищающий индивида от произвола властей и покушений со стороны сограждан. В частности, Джон Локк (1632—1704) и Шарль Луи Монтескьё (1689—1775) в своих сочинениях говорили о необходимости конституционных ограничений власти, которые должны находить свое выражение в разделении полномочий и автономном характере законодательной, исполнительной и судебной власти. [См. статью Либерализм.]

Фактически, на идее ограничения власти государства через систему формальных и неформальных правил базируется и концепция охранительной демократии, над разработкой которой работали утилитаристы Иеремия Бентам (1748—1832) и Джеймс Милль (1773—1836). Сторонники указанной модели полагали, что демократия не может быть прямой, иначе она вырождается в «тиранию большинства», но должна реализовываться через представительные учреждения. Сходные идеи развивали и теоретики представительной демократии. Так, упоминавшийся выше Мэдисон, один из отцов-основателей конституционного порядка США, полагал, что чистая демократия есть правление толпы, которая слишком необразованна для того, чтобы защитить себя от демагогов и популистов. Согласно концепции представительной демократии, центральное место в политическом процессе принадлежит парламенту как основанию любой политической власти и высшему выражению всеобщего избирательного права.

Знаменитый французский философ Жан-Жак Руссо (1712—1778) разрабатывал концепцию развивающей демократии, в рамках которой целью демократического устройства оказывалась не защита чьих-либо индивидуальных интересов, но саморазвитие свободной личности; иными словами, в его интерпретации демократия выступала средством, обеспечивающим расширение индивидуальной свободы. В то же время, полагал Руссо, свобода каждого естественным образом выражается в подчинении общей воле, которая и есть истинная воля гражданина. Склоняясь перед коллективом, личность по-прежнему остается свободной и, более того, обретает мак - 25 симальное соответствие своей подлинной природе. В свою

очередь, для английского философа и экономиста Джона Стюарта Милля (1806—1873), пересматривавшего наследие Руссо в либеральном духе, развивающая основа демократии выражалась в ее образовательной ипостаси, поскольку через участие в политической жизни граждане начинают, как он полагал, лучше понимать суть политических процессов и тем самым достигают более высокого уровня саморазвития.

В отличие от либеральных концепций, марксистская теория считала представительную форму демократии одним из инструментов классового господства буржуазии. Марксисты понимали под демократией не политическую, но социальную категорию, которая означает общественное равенство на основе коллективного владения собственностью. По мнению Карла Маркса (1818—1883), подлинная демократия — это общество без государства, построенное в результате революционного ниспровержения капитализма. Идеи Маркса развивал Владимир Ленин (1870—1924), который писал об «урезанной», «убогой», «фальшивой» демократии для богатых в буржуазном обществе и, соответственно, о «подлинной» демократии для народа, которую может обеспечить только диктатура пролетариата. [См. статьи Революция и Социализм.]

После Второй мировой войны политологи, пытающиеся разобраться в причинах краха либерального политического порядка в 1930-е годы, фактически восстановили классический идеал демократии. Итогом этой интеллектуальной работы стала концепция партиципаторной демократии, которая предполагает не только активное участие граждан в политическом процессе, но и распространение принципа участия на негосударственные общественные институты — прежде всего, на трудовые коллективы. Согласно этой модели, политическая вовлеченность граждан сама по себе защищает общество от принудительных решений, не отвечающих его интересам, а также способствует самосовершенствованию личности. Основными механизмами партиципаторной демократии являются референдум, инициатива и отзыв.

Если партиципаторную демократию можно назвать «демократией для всех», то элитарная демократия представляет собой «демократию для избранных», поскольку с точки зрения ее сторонников основополагающим принципом упорядо - 26 ченности социума является его деление на элиту (правящее меньшинство) и массу (неправящее большинство). Один из родоначальников данной концепции, политический мыслитель и экономист Йозеф Шумпетер (1883—1965), считал, что в демократическом обществе все принципиальные решения должны приниматься лишь опытной и профессиональной элитой — при ограниченном контроле со стороны большинства, то есть всех остальных граждан. В рамках такой модели выборы выступают лишь средством повышения ответственности элиты, а сама демократия оказывается не более чем институциональным устройством для принятия политических решений.

Согласно наиболее распространенной сегодня теории плюралистической демократии, основное ее предназначение — защита прав и интересов различных меньшинств: политических партий, общественных организаций, социальных групп. При этом ни одна из подобных структур не может доминировать (Лейпхарт 1997). Основными характеристиками демократии данного типа являются конкуренция между партиями в ходе выборов и наличие у всех заинтересованных групп возможности свободно отстаивать собственные взгляды. Такая диспозиция гарантирует надежную связь между управляющими и управляемыми. Сторонники рассматриваемой концепции полагают, что «группы интересов» представляют настроения граждан гораздо эффективнее, нежели они сами. Подобная постановка вопроса, естественно, вызывает критику самой концепции из-за «недостаточной репрезентативности» фиксируемых в обществе позиций и интересов, пассивной роли гражданина в политической деятельности и опасности вырождения демократического процесса в серию сделок между наиболее мощными лоббистскими группировками.

В настоящее время теоретическое представление о демократии становится более емким: она воспринимается не только как определенный институциональный базис, но и как система мировоззренческих подходов к взаимоотношениям между людьми. Наиболее последовательно разграничение между идеалами демократии и присущим ей институциональным дизайном проводит Роберт Даль. Для обозначения институционального дизайна демократии он предложил понятие полиархии (Даль 2003), которое подчеркивает приоритет политического плюрализма и способность демократических институтов обеспечить согласование интересов индивидов и групп без утраты их автономии. По мнению Даля, критерии демократического процесса включают, по крайней мере, пять пунктов (Даль 2000: 41-42):

• эффективное участие граждан («прежде чем политика ассоциации будет принята ее членами, все они должны иметь равные и действенные возможности для изложения своих взглядов на существо этой политики другим членам ассоциации»);

• равное голосование (всем членам ассоциации «должны быть предоставлены равные и реальные возможности для голосования»);

• понимание, основанное на информированности («каждый член ассоциации должен получить равные и реальные возможности для ознакомления с политическими альтернативами и их вероятными последствиями»);

• контроль повестки дня («члены ассоциации должны иметь эксклюзивные возможности для принятия решения относительно того, какие вопросы и в каком порядке подлежат обсуждению»);

• участие совершеннолетних («все резиденты, достигшие совершеннолетия, должны в полной мере обладать гражданскими правами, предусмотренными первыми четырьмя критериями»).

Неотъемлемым принципом полиархии выступает представительный характер власти, который реализуется через выборность. Очевидно, что выборы могут проводиться не только в демократиях, однако лишь демократические выборы отличаются необратимостью результатов, а также повторяемостью. Полиархия означает, что выборы имеют всеобщий, свободный, равный и конкурентный характер. Главное в современном понимании демократии состоит в том, что она создает определенные условия для реализации поставленных ею гуманистических целей, однако не гарантирует предсказуемости результатов: демократия есть определенность процедур при неопределенности результатов (Пшеворский 1999). Таким образом, в этой системе нет - и не может быть - внутренних механизмов, которые полностью исключили бы приход к власти авторитарных и тоталитарных группировок.


Пред. статья След. статья